Будет конкуренция — будет доходность

Доходность пенсионных инвестиций зависит от конкурентного управления. Чтобы сохранить конкуренцию, действующим фондам следует дать возможность остаться на рынке в качестве управляющих активами, оставив лицензию на брокерскую деятельность и управление активами, считает заместитель председателя правления НПФ «Отан» Мирлан Ташметов

Мирлан Ташметов
Мирлан Ташметов

— Мирлан, как сильно конкуренция между НПФ и объем их средств влияют на биржевой рынок?

— То, что НПФ — двигатель фондового рынка, видно на примере народного IPO. 22 млрд тенге привлекли от инвесторов — физических лиц и 5,5 млрд тенге — от пенсионных фондов. При этом фонды получили достаточно небольшой объем акций КазТрансОйл. Им, конечно же, хотелось больше, так как фондам важнее дивидендная политика, чем прирост стоимости — ведь НПФ долгосрочные инвесторы и рассчитывают на постоянные и фиксированные ежегодные выплаты. Дивидендная политика КТО — достаточно прозрачная и понятная: 40% прибыли распределяется на дивиденды. Мы готовы ждать фундаментальный прирост стоимости, но он будет года через 2–3 минимум, только тогда мы заработаем.

Те фонды, которые не получили акции КТО в нужном им объеме, начали покупать их на вторичном рынке — спровоцировав рост котировок. Надо понимать, что инвесторы «физики» — в большей степени спекулянты, они посидели в бумагах пару месяцев, получили прирост стоимости и вышли из бумаг. Возможно, что часть новых акционеров даже взяла кредиты под IPO, которые надо возвращать с процентами.

24 января Национальный банк приостановил операции НПФ с корпоративными бумагами на вторичном рынке, что привело к падению цен акций ряда компаний, в том числе КТО, акции которого опустились ниже психологического уровня в 800 тенге (цена подписки составила 725 тенге, на вторичке торги открылись с 800 тенге, закрылись 819 тенге. — ЭК). Все потому, что не было спроса и поддержки со стороны массы денег НПФ, а новых покупателей акций КТО сейчас нет: страховые компании неактивны на фондовом рынке, иностранцы еще не пришли за «народными» акциями. Розничные инвесторы испугались, что цена упадет до уровня размещения. В итоге, чтобы избежать массового сброса акций физическими лицами, Национальный банк 25 января снял свое ограничение (на 1 февраля бумаги торгуются по цене 812 тенге).

Примечательно и то, что никаких сделок с ГЦБ и корпоративными облигациями 24 января не было. Объемы биржевых операций сразу упали. Этот пример четко показал важность НПФ для фондового рынка.

— Что будет с вторичным рынком после создания единого пенсионного фонда?

— Сейчас на рынке порядка тридцати институциональных игроков, из которых десяток НПФ делают 80% оборота биржевого рынка. Банки, несмотря на интерес к корпоративным бумагам, могли покупать лишь госбумаги. 90% операций с корпоративными бумагами осуществляется на пенсионные деньги. С появлением единого пенсионного фонда вторичный рынок сразу станет неликвиден и постепенно затухнет из-за отсутствия игроков.

Раньше НПФ торговали между собой. Аналитики разных фондов имели разные инвестиционные идеи, и фонды принимали разные инвестиционные решения: одни покупали, другие продавали, третьи держали финансовые инструменты. Таким образом, образовывался вторичный рынок. С единым фондом появится единое аналитическое подразделение, принимающее единственное решение — что-то продать, что-то купить. Других крупных игроков и решений на рынке не будет. И когда инвестор уровня единого пенсионного фонда выйдет на рынок — контрагента ему не найдется. Если, допустим, фонд захочет купить облигации банка на миллиард тенге, никто ему такой объем не продаст — придется покупать мелкими объемами и цена в этом случае будет выше. Также «припадет» в оборотах первичный рынок по корпоративным бумагам.

— Как не допустить торможения вторичного рынка корпоративных бумаг?

— Чтобы этого не произошло, нужно действующим фондам дать возможность остаться на рынке в качестве управляющих активами. Пусть, например, каждый управляющий возьмет в управление столько денег, сколько активов собрал в бытность пенсионным фондом. Пусть единый фонд подпишет с ним договор доверительного управления как с управляющей компанией и оговорит, что через определенный период времени фонд проверит качество инвестиционного управления.

По итогам работы управляющего фонд будет принимать решения — с кем расторгнуть договор, если он не справился, а другому, наоборот, передаст больше активов — он хорошо работал. Третьему управляющему даст шанс исправиться, сократив активы.

Контроля за управляющим станет больше. Если раньше за НПФ надзирал регулятор, теперь к нему добавится сам фонд, например, через назначение своего специалиста в инвестиционный комитет управляющего. Он будет видеть, как принимаются решения, и блокировать их, если посчитает их невыгодными для фонда.

Немаловажно и то, что часть персонала бывших НПФ, порядка 10–15%, сохранит работу. Это штучные работники, с опытом работы, прекрасно понимающие специфику местного финансового рынка. Если мы не оставляем надежды развивать у себя фондовый рынок, не стоит разбрасываться готовыми кадрами. Важно сохранить интеллектуальный потенциал.

— Каким образом фонд сможет определять, какой управляющий качественно работает, а какой нет?

— Фонд может установить некий бенчмарк. Если управляющий его достигает — значит, он работает качественно, и ему платят комиссию за услуги, если нет — свои деньги он не получает.

В качестве бенчмарка может выступать ставка по госбумагам или инфляция, хотя ее сложнее прогнозировать и еще сложнее перебить отсутствие хороших ликвидных бумаг. Или же бенчмарком может стать MSCI — индекс развивающихся рынков, или же конкретная процентная ставка годовых: делаете доходность выше ставки, получаете процент от прибыли. Управляющие будут работать как классические хедж-фонды.

К тому же фонд может контролировать ставку доходности и параметры инвестирования, забив их в инвестиционную декларацию управляющих. Например, разрешить 70% активов размещать на внутреннем рынке, 30% — на внешнем.

— Зачем нужны разные декларации?

— Для диверсификации рынка, чтобы управляющие не перебивали друг друга. Хотя, конечно, можно давать и одинаковые декларации. Вариантов на самом деле множество. Главное — создать конкуренцию. Чтобы на рынке по-прежнему остался с десяток игроков, со своими аналитическими подразделениями и с разными инвестиционными решениями.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом