Чьи в Казахстане розы?

Основной цветок на казахстанском рынке – голландская роза. Помимо цветов из собственно Нидерландов, в качестве голландской реализуют продукцию африканских и азиатских цветоводов, в том числе казахстанских

Чьи в Казахстане розы?

Ее любили, ей поклонялись, ее воспевали. О ней складывали легенды. А еще – продавали с большой выгодой для себя. Она – роза. Самый любимый цветок казахстанцев. По оценкам экспертов, именно на «розовые» продажи приходится 70% казахстанского цветочного рынка. «Казахстанцы предпочитают такие розы, у которых метровый стебель и бутон с кулак», – говорит Наталья Потапова, директор садового центра Nikole. И добавляет, что пока казахстанские покупатели ориентированы на импортные цветы: «Местных производителей не так много, и работают они с переменным успехом».

Африканские голландцы

Подсчитать точное количество цветов, которое продается за праздники в Алматы, невозможно. То же самое касается и годовых продаж. Рынок весь в «серых тонах». О точных объемах импорта фирмы-оптовики предпочитают не говорить. Оценки объемов казахстанского цветочного рынка могут отличаться в разы – от 20–30 млн до 100 млн долларов. При этом, по свидетельству Инны Васильевой, генерального директора розничной сети «Бонар Сервис» (бренд Henry Bonnar), «90% нашей продукции – это импорт. Кения, Израиль, Колумбия, Голландия, Эквадор, Китай, и только 10% приходится на местный рынок».

Чаще всего в цветочных магазинах и павильонах покупателям предлагают голландские розы. Но настоящих «голландок» в Казахстане практически нет – утверждают в одной компании, специализирующейся на продаже роз. «Вот в одном из наших магазинов есть голландские розы, так они и стоят 2 000 тенге за штуку, а все розы с крупным бутоном, что на базаре выдают за голландские, – это цветы из Южной Африки, Китая и Кении». Широко представлены на рынке и розы из Узбекистана. «Целыми автобусами оттуда везут, там газ на наши деньги – почти даром, поэтому и цветы дешевле», – переживает Амангельды Ержанов, заместитель директора «Меркур Дом». «Китайские и узбекские розы выращены в других условиях, нежели наш цветок или голландский, – говорит Мират Садыков, главный агроном «Кунарлы», и тут же добавляет: – Но неспециалист никогда их не отличит. И узбекскую, и китайскую, и казахстанскую розу простому обывателю могут продать под видом голландской. Да так и происходит».

Рынок весь в «серых тонах». О точных объемах импорта фирмы-оптовики предпочитают не говорить. Оценки объемов  казахстанского цветочного рынка могут отличаться в разы – от 20–30 млн до 100 млн долларов

Технологию изготовления поддельной голландской розы г-н Ержанов описывает так: «Знаете, как поступают некоторые наши оптовики? Они берут цветы, ставят в воду – и в прохладный темный подвал. Бутон впитывает воду, тянется, а через 3 дня эти розы достают из темного подвала и продают как голландские. По соответствующей цене». Поэтому на цветочном рынке казахстанский покупатель получит ту розу, какую спросит. Хочет голландскую – будет голландская. Хочет алматинскую – будет алматинская. Причем зачастую это будут цветы из одной и той же партии. С каждым годом все больше шансов на то, что эта партия будет поставлена местным производителем.

Наши – свежее!

«Наши розы свежее голландских!» – под таким девизом недавно вышло на рынок частное хозяйство, расположенное под Алматы. Голландские «от винтика до шпунтика», как говорят в компании, теплицы были сданы три месяца назад. «В начале декабря 2007 года в Алматинской области холдинг из нескольких наших компаний завершил строительство нового ультрасовременного тепличного комплекса по производству роз», – оповещают они клиентов на своем сайте. Комплекс занимает 2 га, к следующему году будут построены теплицы еще на одном гектаре – пожалуй, это все, что пока готовы сообщить владельцы нового тепличного комплекса. На вопросы об инвестициях, производительности и рентабельности ответ один – пока это конфиденциальная информация. Предлагают просто прийти в магазин компании и убедиться: розы – голландские. Разве что выросли в Алматы и стоят значительно дешевле.

Немного раньше – в середине 2007 года – на цветочном рынке Казахстана появились розы, выращенные под Степногорском в ТОО «Кунарлы» (в переводе с казахского – «оазис»), в первой очереди тепличного комплекса общей площадью 3,2 га. Строили комплекс голландцы, и саженцы роз были завезены из Голландии. В этом году «Кунарлы» начинает строить вторую очередь тепличного комплекса, еще 3 га, и снова под розы. Инвестиции в проект составляют порядка 10 млн долларов. Строительство новых теплиц «под ключ» обходится в 1,5–2 млн долларов за га.

[inc pk='1938' service='media']

Пока объем производства тепличного комплекса «Кунарлы» Мират Садыков называет небольшим – ежедневно здесь срезают 4–5 тыс. роз. Запланированная производственная мощность комплекса – 6 млн роз в год. «Хотим выйти на нее в самое ближайшее время. Это реально. Проблема была в том, что когда выбирали сорта, трудно было угадать сразу, какой сорт идет, какой нет. Сейчас у нас есть план пересадки – заменяем неходовые сорта роз на популярные. Чтобы был тот цвет, тот запах и тот оттенок, который востребован на рынке», – объясняет г-н Садыков. Самый востребованный цвет – красный. Розы из Степногорска отправляются в Астану, Караганду, Темиртау, Атырау и даже Алматы. «Даже если везти наши розы в Алматы, они все равно будут свежее, чем из Голландии. Сами знаете, розы в Голландию на аукцион везут из Южной Америки и Африки, там переупаковывают – и в Казахстан», – говорит главный агроном. О финансовых показателях в «Кунарлы» пока не говорят. По первоначальным планам теплицы под цветы должны были окупиться за 3–3,5 года. Сейчас в тепличном хозяйстве эти планы считают излишне оптимистичными. А тот прогноз, который раньше называли пессимистичным, считается неплохим результатом. Коррективы в планы по окупаемости внесли очень большие затраты на электро- и теплоэнергию.

«Кунарлы» входит в тот же холдинг «Транко», что и ТОО «Бонар Сервис» (о выходе на рынок этих компаний – статья «Цветочный бизнес обретает лицо», «Эксперт Казахстан» № 22 (78) от 12 июня 2006 г.). При этом розы местного производства «Бонар Сервис» закупает и у «своих» – то есть в «Кунарлы», и у «чужих» – в алматинских тепличных хозяйствах. Помимо новых игроков розы под Алматы выращивают несколько хозяйств. По оценкам специалистов «Кунарлы», закрытые площади, на которых сейчас выращиваются розы, в Казахстане занимают в целом около 10 га (сразу оговоримся, что речь идет о крупных тепличных хозяйствах с более-менее современными теплицами, мелкие пластиковые теплицы частников – не в счет).

Один из крупных производителей – ТОО «Меркур Дом». Под царицу цветов здесь отведено 2 га теплиц. «Рассаду получаем корнями, закупаем в Израиле, Франции, Голландии. Каждые 5 лет розы меняем», – рассказывает Амангельды Ержанов. Ежедневный срез – от 2,5 до 4 тыс. штук. В праздники эта цифра увеличивается вдвое. Себестоимость метровой розы в хозяйстве – 70–75 тг. Оптовикам ее отдают за 180 тг. (в прошлом году эти цифры были, соответственно, 60–70 и 120–150 тг.). Местные розы дорожают, как и все в республике. «Тарифы на электроэнергию выросли на 30%, и стоимость цветов увеличилась. Только в январе за отопление теплиц у нас счет – 16 млн тенге, затраты на электроэнергию съедают 40% дохода», – объясняет г-н Ержанов. И добавляет, что этот бизнес невысокорентабельный, приезжали люди, посмотрели, поспрашивали что сколько стоит – и уехали. Решили с этим делом не связываться.

Пока не конкурент

«Наш астанинский филиал уже закупается в “Кунарлы”, какую-то долю мы у них выбирать можем», – так оценивает перспективы сотрудничества со степногорским тепличным хозяйством г-жа Потапова, впрочем, и от импортного среза в Nikole отказываться не собираются. Как и остальные игроки. На вопрос, когда выращенная в Казахстане роза сумеет составить конкуренцию импортной, большинство цветочных продавцов – как оптовиков, так и представителей розничной торговли – отвечали уклончиво: «Когда-нибудь, наверное, составит».

Инна Васильева считает: чтобы казахстанская роза пользовалась популярностью, нужно изменить вкус потребителя. «В Европе никто не покупает розу 80–100 см, такие цветы выращивают только для СНГ. А за рубежом большим спросом пользуется короткий цветок. В Москве уже сейчас много короткого цветка. Мы тоже пытаемся привлечь внимание клиентов к короткому цветку».

[inc pk='1939' service='media']

Производителям цветов в Казахстане, чтобы достойно конкурировать, не хватает масштаба, теплиц на десятках, а то и сотнях гектаров, считает Наталья Потапова. «Пока получается, что наши производители не успевают за объемом нашего рынка, но если сделать производство роз действительно в промышленных масштабах, то рынок республики не сможет их поглотить. Поэтому легче привезти – пока, по крайней мере».

Доминирование импорта на местном рынке обусловлено прежде всего ценовыми факторами. Себестоимость розы, выращенной в Африке и Южной Америке, значительно ниже себестоимости розы казахстанской. «У нас минус 35 и неблагоприятный климат, у них – солнце и оптимальные температуры. И Кения, и Колумбия, и Эквадор стараются снизить затраты, используя новые технологии, к ним приезжают учить голландцы. Очень трудно будет конкурировать, если, например, в Казахстан наладят прямые поставки из Кении», – делится своими сомнениями Мират Садыков. И добавляет, что «у нас, конечно, тоже можно работать, но пока мы наберемся опыта – пройдет немало времени».

При этом все игроки рынка сходятся в одном – цветочный рынок растет и будет расти.

А покупатель станет цивилизованнее. В «Бонар Сервисе» отмечают: перемены есть, их можно заметить даже за тот год с небольшим, что компания проработала на казахстанском рынке: клиенты стали чаще пользоваться услугой доставки, вырос спрос и на услуги оформления. «Сейчас даже свадьбы со средним бюджетом стараются украсить цветами, хотя бы праздничный стол. А еще мы начали оформлять живыми цветами машины, это не было настолько распространено», – объясняет г-жа Васильева. Правда, если клиенты выбирают доставку букета в другом городе и этот букет требует серьезной работы флориста, в компании предлагают: «Давайте не будем рисковать, давайте все-таки возьмем просто розу».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики