Как швед под Тянь-Шанем

Репутация TeliaSonera на родине оказалась подмоченной из-за взяток представителям власти в республиках Центральной Азии

Как швед под Тянь-Шанем

19 сентября 2012 года на шведском общественном телевидении состоялась премьера информационно-аналитической программы из серии «Миссия: Расследовать» (Uppdrag granskning — Mission: Investigate). Фильм подготовлен журналистами Свеном Бергманом (Sven Bergman), Иоахимом Дифвермарком (Joachim Dyfvermark) и Фредриком Лорином (Fredrik Laurin), он посвящен работе шведской телекоммуникационной компании TeliaSonera в Узбекистане.

После многочисленных репортажей шведского телевидения о сомнительных сделках шведско-финского сотового концерна TeliaSonera в Узбекистане, в которых может быть замешана старшая дочь президента этого государства Гульнара Каримова, в СМИ появились сообщения о том, что представители TeliaSonera заплатили 200 млн долларов людям экс-премьера Казахстана Карима Масимова.

Вялотекущая история с коррупционными схемами в последние недели заиграла новыми красками, и специалисты уже не исключают, что, к примеру, та же Каримова может быть объявлена в международный розыск, а TeliaSonera понесет колоссальные убытки за свои непрозрачные методы работы в Узбекистане и Казахстане.

Папина дочка

Евразийская зона TeliaSonera состоит из трех групп: группы подконтрольных компаний, российского «МегаФона» и турецкого Turkcell. На евразийском рынке TeliaSonera владеет контрольными пакетами акций ведущих операторов мобильной связи в Казахстане (Kcell) , Азербайджане (Azercell), Молдове (Moldcell), Грузии (Geocell), Таджикистане (Tcell) и в Узбекистане (Ucell).

В Узбекистане практически в собственности компании находится местный сотовый оператор Ucell, 94% которого принадлежит дочке TeliaSonera — Coscom. Ucell, после устранения с рынка «МТС-Узбекистан» вышел на первое место в республике, занимая на нем 74%. Казахстанский оператор Kcell, занимающий половину отечественного рынка, также является дочкой TeliaSonera. Шведская компания недавно консолидировала 100% акций Ксеll, выкупив 49% у «Казахтелекома».

Летом этого года в европейских СМИ один за другим стали всплывать факты о незаконной покупке лицензии компанией TeliaSonera в Узбекистане. По данным шведских журналистов, через подставную компанию Takilant LTD, зарегистрированную на Гибралтаре, европейская сотовая компания купила лицензию на работу в центральноазиатском государстве, обойдя таким образом легальную процедуру оформления сделки, избегнув оплаты налогов и заплатив деньги людям Гульнары Каримовой.

Сделку курировала некая Гаяне Авакян, прозванная в СМИ правой рукой старшей дочери лидера Узбекистана. Скандал с Каримовой, который тянется больше полугода, разгорается с новой силой: так, 16 января было вынесено специальное постановление шведского суда, предусматривающее выдачу международного ордера на арест приближенных к госпоже Каримовой лиц, а в случае доказательства ее прямого участия в сделке эта норма может коснуться и самой дочери президента. Также решением суда будут заморожены активы зарегистрированной на Гибралтаре компании Takilant Ltd. Заметим, что прокуратура Швеции подозревает двух менеджеров компании TeliaSonera и трех граждан Узбекистана в отмывании денег, связанных со сделкой между TeliaSonera и гибралтарской компанией Takilant.

В самом Узбекистане началась процедура банкротства другого сотового оператора — «МТС-Узбекистан», активы которого были национализированы местным правительством, а сама компания изгнана из страны. Некоторые наблюдатели усмотрели прямую взаимосвязь между коррупционными скандалами с TeliaSonera и событиями вокруг российского оператора, предположив, что компромат на дочь президента шведским журналистам был предоставлен высокопоставленными лицами из России, а значит, сомнений в подлинности информации практически нет, отмечают эксперты. «Если это дело будет расследовано справедливо и будет установлено прямое участие Гульнары Каримовой в незаконных сделках, ей может грозить реальное тюремное заключение», — отмечает узбекский диссидент, политолог Ташпулат Юлдашев.

Согласно депешам, обнародованным сайтом Wikileaks, это не первая история сомнительного характера, где фигурирует старшая дочь узбекского президента. Бывший посол США в Узбекистане Джон Пурнелл сообщал в одной из своих каблограмм, посланных в Вашингтон, что Гульнара Каримова имеет тесные связи с мафиозными кланами — в частности, с криминальным авторитетом Салимом Абдувалиевым, который вместе с ней получает многомиллионные взятки от бизнесменов и представителей криминалитета за устройство на престижные государственные посты. В той же каблограмме Пурнелл окрестил Гульнару «самым ненавидимым человеком в стране».

С премьерского плеча

Однако этим не совсем прозрачная деятельность TeliaSonera в Центральной Азии не ограничивается. В начале января стало известно, что компания за 205 млн долларов приобрела телекоммуникационные активы у двух казахстанских бизнесменов — Айгуль Нуриевой и Раушан Сагдиевой. По сообщениям западных журналистов, которые ни подтвердить, ни опровергнуть «Эксперт Казахстан» не берется, эти женщины непосредственно связаны с экс-премьером Казахстана Каримом Масимовым. По крайней мере, именно такую информацию разместили ряд западных изданий, а также информационное агентство CNEWS. Г-жа Нуриева также является местным партнером Tele2, который, к слову, является одним из конкурентов TeliaSonera на казахстанском рынке.

Шведско-финская компания осуществила в начале года в Казахстане две сделки по приобретению телекоммуникационных операторов: WiMAX-активов холдинга Alem Communications и 20% акций магистрального оператора «Казтранском». Первая сделка оценивается в 170 млн долларов, вторая — в 35 млн.

О личности двух женщин, участвовавших с казахстанской стороны в бизнес-процессе, известно не много. О Раушан Сагдиевой, продавшей свою долю через компанию «Алатау», известно, к примеру, следующее: она — дочь бывшего спикера Верховного Совета Казахской ССР Мактая Сагдиева. Сейчас работает в качестве заместителя гендиректора компании «Меркурий» (занимается недропользованием и освоением полезных ископаемых; принадлежит компания Тимуру Кулибаеву). Айгуль Нуриева — дочь ректора Алматинской академии экономики и статистики Марата Нуриева. Она возглавляет инвестиционные компании Bodam и Alnair Capital Holdings, которые владеют миноритарными долями в Казкоммерцбанке и «Казахтелекоме».

Нуриева через компанию Bodam владеет также 49% акций в третьем по величине сотовом операторе Казахстана — «Мобайл Телеком Сервис».

Известно, что и г-жа Сагдиева, и г-жа Нуриева раньше работали в Народном банке Казахстана, как раз в то самое время, когда им руководил Карим Масимов.

Юридически сделка была оформлена следующим образом. TeliaSonera приобрела компанию «Казнет Медиа», которая, в свою очередь, выкупила у Alem Communications фирмы «Аксоран» и «Инстафон», владеющие частотами для WiMAX. У Alem Communications остается также второй по величине оператор кабельного телевидения в Казахстане Digital TV. Вместе с тем аналитики напоминают, что у экс-премьера Карима Масимова есть и другие активы в телекоммуникационной отрасли. Так, по некоторым оценкам, подконтрольные ему структуры владеют 49% акций третьего по величине сотового оператора республики «Мобайл Телеком Сервис». Контрольным акционером оператора является шведская Tele2, которая, как мы упоминали ранее, является конкурентом TeliaSonera. Отметим, что формально никакой коррупционной составляющей в сделке выявлено не было, настораживает лишь то, что она проводилась через людей, прямо или косвенно связанных с Каримом Масимовым, а в конечном счете и с Тимуром Кулибаевым.

Когда принципы отступают

По словам старшего аналитика Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Адиля Каукенова, коррупционные скандалы с участием крупных западных компаний периодически возникают во многих странах и даже в государствах «золотого миллиарда».

«Другое дело — что там, в развитых странах, заводятся уголовные дела на всех, кто замешан, невзирая на статус подозреваемого, а в государствах, пораженных системной коррупцией, — на того, кого “нужно”. Поэтому считать, что западные компании не знают и не умеют пользоваться коррупционными схемами, мягко говоря, наивно. Взятка — это далеко не самое ужасное: некоторые ТНК обвиняются в жестокой эксплуатации детского труда и загрязнении экологии, которое наносит ущерб экосистеме всего мира», — говорит г-н Каукенов.

Он отмечает, что в Центральной Азии мировые акулы бизнеса не находят для себя чего-то нового. Тотальная коррупция характерна для многих развивающихся стран в Азии, Африке и Латинской Америке. И везде эти европейские концерны успешно работают. Поэтому считать, что казахстанская или узбекистанская модель настолько уникальны, что «совратили» на путь порока представителей «безгрешных» бизнес-гигантов, довольно смешно.

«Нужно отдавать себе отчет, что любые компании будут использовать все лазейки для достижения максимальной выгоды. Мировому бренду обуви нужно снизить издержки? Он переносит производство в нищую страну и использует детский труд за копейки. Не стоит надеяться, что «добрый дядя» из-за рубежа будет кристально честен и высокоморален в ущерб своим интересам», — говорит Каукенов.

Узбекская правозащитница, руководитель организации «Клуб пламенных сердец» Мутабар Таджибаева, напоминает, что если бы TeliaSonera изучала ситуацию в Узбекистане до покупки лицензии у сомнительной гибралтарской компании, то могла бы узнать много важного. Например, что в то время режим Ислама Каримова находился под санкциями Европейского союза за массовый расстрел демонстрации в Андижане 13 мая 2005 года. «Из-за прослушивания телефонов в стране разрастается страх, и этому способствуют такие компании, как TeliaSonera», — сказала г-жа Таджибаева.

Моральный кодекс строителей капитализма

Кандидат политических наук, руководитель проекта blogbasta.kz Адиль Нурмаков считает, что западные компании прибегают к коррупционным моделям по простой причине: бизнес всегда ищет, где и как ему удобнее получить доступ к ресурсам и сделать это с наименьшими издержками. По этой части бизнес в диктатурах и в демократиях не различается. Именно поэтому время от времени мы видим, как компания Intel ведет дела с полевыми командирами стран Африки, или мировые гиганты фэшн-индустрии используют рабский труд в Юго-Восточной Азии.

«Другой вопрос, что в диктатурах все эти случаи остаются безнаказанными, потому что крупный бизнес там, как правило, тесно связан с властями. В демократических странах эти случаи чаще всего становятся предметом судебных разбирательств, а также общественных кампаний — как, например, недавно созданный консорциум западных текстильных компаний, отказавшихся от узбекского хлопка в знак протеста против использования детского труда. Все больше компаний на Западе выносят честность ведения бизнеса в списки своих главных корпоративных принципов; один из самых ярких примеров — компания Ikea и история ее взаимоотношений с властями Подмосковья», — говорит г-н Нурмаков.

Иными словами, разговоры об идеализации Европы и вообще связи с какими-либо гуманистическими идеалами применительно к обсуждению практик крупного капитала, бессмысленны. Проблема в том, что доступ к рынкам авторитарных стран контролируется политическими элитами и обычно прямо обусловлен многими вещами. Помимо геополитических соображений и возможностей внешнеполитического торга, нередко сюда включаются обязательства финансирования околоправительственных и околосемейных фондов, а зачастую все даже более прямолинейно: катера, снегоходы, наличные, говорит эксперт.

«Для меня более интересен другой вопрос: почему граждане наших стран, узнавая о таких схемах, скорее склонны разочаровываться в Европе, чем ставить вопрос о профпригодности своих руководителей», — недоумевает г-н Нурмаков.

На момент сдачи номера информационное агентство «Фергана» сообщило о том, что генеральный директор международной телекоммуникационной компании TeliaSonera Ларс Нюберг заявил о своей отставке в связи с расследованием коррупционных скандалов в Узбекистане. В своем комментарии об отставке, который цитирует ТАСС-Телеком, Ларс Нюберг сожалеет о том, что TeliaSonera не собрала более достоверной информации о своих партнерах в Узбекистане. «Хотя сделка и была юридически правильной, мы не должны были приступать к ней, не получив достаточно сведений о партнере. Я сожалею об этом», — отмечает Нюберг.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?