18 брюмера газовых поставщиков

Принципы торговли газом в СНГ в ближайшем будущем радикально изменятся. С 2009 года цена экспортируемого среднеазиатского газа вырастет до европейского уровня. При этом «Газпром» потеряет часть прибыли, но сохранит стратегическое партнерство с поставщиками из Средней Азии

18 брюмера газовых поставщиков

Bыполнение требований среднеазиатских экспортеров природного газа платить им за него по европейским ценам было лишь вопросом времени. Теперь это время пришло. Сенсацией стало недавнее согласие «Газпрома» с решением национальных газовых компаний Казахстана, Туркмении и Узбекистана «исходя из интересов национальных экономик» перейти со следующего года на продажу природного газа по европейским ценам. Идти навстречу поставщикам газа российскую монополию заставили перспективы потери ресурсной базы, поскольку потенциальных покупателей среднеазиатского газа более чем достаточно, при этом и Европа, и Китай готовы платить гораздо больше, чем сейчас платит Россия (см. график 1).

Следует отметить, что «Газпром», согласившись с условиями поставщиков, значительно сократит свою прибыль от поставок, но сможет, подписав долгосрочные контракты, окончательно похоронить поддерживаемый странами Запада Транскаспийский проект (Nabucco) и серьезно усилить свои позиции в Центральной Азии: газовые поставщики региона потеряют стимул для поиска альтернативных вариантов экспорта.

Однако специалисты полагают, что «Газпром» вряд ли сразу пойдет на столь значительные уступки. Конкретные цифры пока не называются, но в российских СМИ полагают, что закупочная цена на газ для «Газпрома» с 2009 года за одну тысячу кубометров может удвоиться и достигнуть 300–350 долларов. Многое будет зависеть от принципиальных договоренностей сторон по ключевым вопросам (как считать европейскую цену, поднимать ли ставку транзита).

По словам вице-президента «КазМунайГаза» (КМГ) Данияра Берлибаева, новые закупочные цены будут обсуждаться в рамках подготовки межправительственных соглашений по расширению системы трубопроводов «Средняя Азия – Центр». При этом глава «КазМунайГаза» Узакбай Карабалин не исключает, что увеличение стоимости транспортируемого «Газпромом» по территории Казахстана центральноазиатского газа приведет к увеличению тарифа на транспортировку.

Президент КМГ, напомнив, что Казахстаном уже введена формула расчета стоимости на карачаганакский газ, которая зависит от мировой цены, также заявил: «На сегодняшний день карачаганакский газ на границе Казахстана продается по 180 долларов за кубометр, а далее мы будем ставить цену уже европейскую». Вполне возможно, что формула отпускной цены на газ на границе каждой из трех среднеазиатских стран будет определяться как разница между cреднеевропейской ценой на газ и стоимостью транзита от границы до страны-потребителя.

Что могут короли?

По имеющимся казахстанским прогнозам, к 2015 году страна намерена выйти на уровень добычи газа в объеме 90 млрд кубометров, из которых 15–16 млрд пойдет на внутреннее потребление, а 39 млрд будет закачиваться обратно в пласты. В Казахстане основные объемы добываемого газа приходятся на попутный газ, который для инвесторов является побочным промыслом, не приносящим по объективным причинам (значительные затраты на переработку, отсутствие собственного выхода на внешние газовые рынки из-за монополии «Газпрома» и т.д.) таких дивидендов, как разработка жидких углеводородов.

Однако иностранные компании будут вынуждены реализовывать газовые проекты – на этом настаивает казахстанское правительство. В противном случае инвесторам, как показывает практика, грозят серьезные неприятности. Тем более что остается актуальным вопрос строительства газопровода в Китай, и руководство «КазМунайГаза» обещает приложить все усилия, чтобы завершить его строительство к 2009 году. Глава КМГ не считает вопрос самостоятельного выхода на европейский рынок приоритетным: «Нам важно не потренироваться там ходить по рынку, а получить нормальную цену на наш газ… а “Газпром”» является покупателем с громадными ресурсами, надежным плательщиком».

Туркменистан в скором времени может выйти на советский уровень добычи в 90 млрд кубометров. По утверждению местных специалистов, пока активно разрабатывается только треть углеводородных месторождений, расположенных на территории республики. Ситуация с запасами природного газа в Туркмении и, соответственно, с ростом объемов его экспорта, возможно, прояснится после проведения нового международного аудита газовых месторождений страны британской компанией Gaffney, Cline and Associates Inc.

На сегодняшний день (после отказа Ирана приобретать у Ашхабада топливо по высоким ценам) единственным покупателем туркменского газа является «Газпром». Тем не менее президент Гурбангулы Бердымухамедов после переговоров с российским концерном на совещании с руководителями нефтегазового комплекса страны заявил о «приверженности Туркменистана многовариантному подходу, имеющему сугубо прагматический характер». «Уже предпринимаются конкретные шаги по прокладке газопроводов в Китай, вдоль Каспийского побережья, через Афганистан и Пакистан в Индию. Не снят с повестки дня Транскаспийский маршрут», – отметил глава Туркменистана, подчеркнув при этом «важность соблюдения партнерских обязательств».

Как ему это удастся – совершенно непонятно. Учитывая европейские цены, которые согласился платить «Газпром», Туркменистан неизбежно станет добиваться пересмотра закупочных цен и для Китая. Кроме того, ряд экспертов обращает внимание на то, что существующие объемы газодобычи не позволят Ашхабаду одновременно выполнять контракты даже на поставку газа, заключенные с Москвой и Пекином.

Основной объем добываемого в Узбекистане газа идет на внутреннее потребление, и с целью перепродажи «Газпром» закупает лишь около 10 млрд кубометров газа. Таким образом, если сегодня вся газодобыча в среднеазиатском регионе составляет около 165 млрд кубометров (см. график 2), то объемы потенциальных экспортных поставок среднеазиатского газа весьма внушительны – более 130 млрд.

Стратегический выигрыш «Газпрома»

Сегодня «Газпром» закупает около 58 млрд кубометров среднеазиатского газа в год, из которых львиная доля – 42 млрд – приходится на дешевый туркменский. Российская монополия, согласившись с резким повышением цен на казахстанский и особенно туркменский газ (несмотря на имеющиеся договоренности о неизменности согласованных цен на ближайшие два года), принесет в жертву текущие сверхприбыли ради сохранения стабильности в контроле над экспортом газа из бывшего СССР в Европу. Вопреки декларациям среднеазиатских правительств о том, что они не отказываются от прокладки магистралей в обход России, переход на европейские цены в российском импорте среднеазиатского газа лишает его поставщиков интереса к таким проектам. У клиентов «Газпрома» исчезают основания для упреков в адрес монополии в спекуляции углеводородами. Вместе с тем с учетом новых договоренностей «Газпром» не будет делиться прибылью с посредником на границе с Украиной, что позволит снизить грядущие потери.

Россия избавляется и от обвинений в «экономическом империализме» и политическом давлении: теперь давить будет не Россия, а ценовая конъюнктура. Кроме того, «Газпром» обретает весомый аргумент в ходе переговоров о цене поставок российского газа в Китай, который отказывается платить за него по принципу равнодоходности с европейским направлением.

Поднятие цен до уровня европейских снимает для «Газпрома» и возможные в будущем проблемы с закупками туркменского газа. Напомним, подписанное Ашхабадом и Москвой в апреле 2003 года долгосрочное (до 31 декабря 2028 года) соглашение предполагает начиная с 2007 года закупку «Газпромом» по 60–70 млрд кубометров газа в год. Одновременно с выстраиванием отношений с наиболее богатым углеводородами Туркменистаном «Газпром» расширяет свое присутствие и в остальных странах региона.

Выгоды от укрепления позиций «Газпрома» в среднеазиатских государствах вполне очевидны. Во-первых, газовые поставки оттуда позволяют компенсировать снижающуюся добычу на российских месторождениях, а также отсрочить начало освоения заполярных, восточносибирских и других труднодоступных запасов. Во-вторых, потребители среднеазиатского газа будут вынуждены искать соглашения с Москвой, поскольку других газопроводов, по которым можно обеспечить подачу им «голубого топлива», кроме российских, просто нет. И все это помимо чисто политических преимуществ.

Однако есть для российской газовой монополии и своя ложка дегтя в виде не менее очевидных проблем, которые возникнут при реализации ее среднеазиатской стратегии. В частности, рост поставок азиатского газа приведет к резкому увеличению нагрузки на транспортную инфраструктуру. Альтернативных российским магистралям маршрутов транспортировки среднеазиатского газа еще нет, и для того чтобы предотвратить их появление, «Газпрому» необходимо расширить мощность имеющейся у него газотранспортной системы. По данным руководства «Газпрома», на модернизацию трубопроводной системы «Средняя Азия – Центр» потребуется не менее 2 млрд долларов. И поиск средств на капитальные вложения уже стал едва ли не главной головной болью руководства российской монополии.

Леди Скарлетт независимой Украины

Соглашение стран-поставщиков сделает Украину абсолютно европейской страной... по цене на газ, она же оказывается и проигравшей стороной. Для Украины, ежегодно потребляющей более 50 млрд кубометров центральноазиатского газа, вопросы текущего газоснабжения просто поблекнут по сравнению с предстоящими проблемами, когда страна столкнется с почти двукратным удорожанием импортного газа без каких-либо возможностей договориться с его поставщиками в обход «Газпрома».

Немалая заслуга в этом принадлежит премьер-министру Украины Юлии Тимошенко, интриги и неуступчивость которой в газовом вопросе поспособствовали переходу центральноазиатских поставщиков от разрозненных шагов в стремлении повысить цены на газ к их консолидированной позиции. Однако похоже, что нынешнее совместное заявление компаний-поставщиков украинский премьер всерьез не восприняла. «Россия должна придерживаться договоренностей о поэтапном росте цен, несмотря на сделку «Газпрома» со странами Средней Азии о продаже газа с 2009 года по более высоким, европейским ценам», – заявила она, вероятно, запамятовав пословицу «Обещать – не значит жениться». Юлия Тимошенко полагает, что «пока говорить о резком увеличении цены с 2009 года рано до завершения переговоров». Такая позиция очень напоминает жизненный принцип героини романа «Унесенные ветром» Скарлетт О’Хара: «А об этом я подумаю завтра». Но Скарлетт была домохозяйкой, а не главой кабинета министров.

В отличие от Юлии Тимошенко глава «Газпрома» Алексей Миллер на встрече с президентом России Владимиром Путиным, отвечая на вопрос о возможных последствиях предстоящего подорожания среднеазиатского газа для его потребителей в странах СНГ, заявил: «Переход на рыночные принципы ценообразования потребует достаточно серьезного диалога, поэтому мы незамедлительно планируем начать переговоры».

По мнению директора украинского Института глобальных стратегий Вадима Карасева, премьер Юлия Тимошенко пытается получить контроль над газовым рынком Украины, но «вместо схем мы будем работать на пирамиде: контроль за газопотоками через “Нафтогаз Украины”, далее выход на областной уровень». Карасев считает, что теперь распределением газа на коммунальные, промышленные и другие нужды в Украине будут заниматься «близкие к премьеру» компании. Так, если в прежней схеме поставок «УкрГазЭнерго» весь объем импорта закупала у RosUkrEnergo, то в новой – до 90% внутриукраинского газового рынка займет «Нафтогаз». При этом, по словам экс-премьер-министра Украины Витольда Фокина, «в системе “Нафтогаза” предполагается создать структурные подразделения, которые будут выполнять, по сути, те же посреднические функции, что и “УкрГазЭнерго”, но теперь уже бакшиш будут делить фигуранты из другой команды». Однако у Виктора Ющенко есть возможность перехватить контроль над финансовыми потоками, поставив во главе «Нафтогаза» своих людей.

Все газовые потоки из Центральной Азии оказались замкнутыми на России, получившей возможность сформировать евразийскую газовую ОПЕК

Плавного перехода к рыночным ценам на газ для украинской экономики, на что ранее соглашалась Россия, теперь уже не получится: «Газпром» брать убытки на себя не будет. Украину ждет жесткий шок, вина за который ляжет в первую очередь на нынешнего главу украинского кабинета министров. Политические амбиции премьера дорого обойдутся конечным потребителям, которым (по российским данным) придется заплатить дополнительно 3,3–6,6 млрд долларов при сохранении объема импорта на уровне 55 млрд кубометров.

В окружении Юлии Тимошенко постоянно заявляют, что в ответ на рост стоимости газа Украина отреагирует либо повышением ставки за транзит газа в Европу, либо поднятием размера оплаты за хранение топлива в подземных украинских газохранилищах. В январе новый руководитель «Нафтогаза» Олег Дубина уже предлагал «Газпрому» пересмотреть ставку транзита на российский газ по территории Украины во втором полугодии, увеличив ее с 1,7 до 9,32 доллара за тысячу кубометров. Депутат Владимир Полохало из Блока Юлии Тимошенко уверен: «Транзит и хранение – это два фактора, при помощи которых Украина может вести переговоры». При этом «забывают» о том, что и Россия может принять зеркальные меры, к примеру также подняв ставку транзита.

Газовая петля для Украины

Стратегические интересы страны принесены в жертву политическим амбициям и бизнес-интересам Юлии Тимошенко и ее окружения. «В следующем году Украина может столкнуться с резким скачком цены на газ, с которым не справится промышленность страны», – заявил депутат Верховной Рады, экс-министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко, выступая перед журналистами в Москве. Существует опасность того, что отдельные предприятия и даже отдельные подотрасли вынуждены будут закрыться. Более того, многие эксперты полагают, что повышение цены на газ, крайне негативно отразившись на таких энергоемких отраслях, как химия, металлургия, и прочих базовых отраслях, обеспечивающих около 60% ВВП и достаточно высокие показатели поступлений в бюджет, может пустить под откос всю национальную экономику.

С этим согласны и в Минтопэнерго Украины, где считают, что цена выше 180 долларов станет катастрофой для химической и металлургической промышленности страны: там очень мало возможностей для уменьшения себестоимости продукции. А это означает спад экономического роста, социальные неплатежи, а следовательно, и политическую нестабильность.

Однако ряд украинских экспертов излучает оптимизм и выражает надежду, что до европейского уровня цена на среднеазиатский газ вырасти не может, поскольку европейский рынок слишком далек от Средней Азии, и создание конкурентной основы для поднятия цен потребует диверсификации маршрутов поставок газа из этих стран. Так, по мнению эксперта по энергетическим вопросам Александра Нарбута, «уровень цен будет в районе 200 долларов за тысячу кубометров газа, что для Украины может составить от 205 долларов, если учитывать реальную стоимость операции обмена среднеазиатского газа на российский, который будет поставляться в Украину, до 250 долларов, если будет создано очередное предприятие-посредник».

Безусловно, при согласовании формулы газа на 2009 год украинская сторона попытается жестко отстаивать свои интересы, но тем не менее ей придется смириться с тем, что дешевого газа больше не будет. Аналитик Дмитрий Лютягин из ИК «Велес Капитал» полагает, что «даже если украинцы договорятся со среднеазиатскими государствами напрямую, то добиться от них снижения цены у них не получится. Туркмения, Казахстан и Узбекистан скорее бы пошли на снижение цены для «Газпрома», поскольку у «Газпрома» с этими странами хорошие деловые отношения, но точно не для Украины».

Что касается европейцев, то неоднократные обращения руководства Украины за помощью и поддержкой в Брюссель (даже встречи Ющенко с директором ЦРУ) не дали желаемого результата. Запад занял нейтралитет: «Решайте газовый конфликт между собой». Этой же позиции придерживается он и сейчас, тем более что рост цен на газ для Украины напрямую его интересы не затрагивает. И это понятно: среднеазиатский газ по евроцене – это лишь отказ субсидировать Украину. В свете принятого решения «Газпром» для Украины станет скорее не поставщиком, а транзитером газа (если будет просто брать плату за транзит, а не устанавливать к цене закупаемого газа свои дополнительные наценки).

Что дальше

Новые ценовые соглашения не будут иметь прямого влияния на бизнес российского газового концерна, но возможен новый виток газового конфликта с Украиной. Так, Владимир Веденеев, аналитик Банка Москвы, считает, что «значительный рост стоимости среднеазиатского газа в 2009 году в первую очередь отразится на цене импорта для Украины, в связи с чем мы не исключаем возникновения новых конфликтных ситуаций и перебоев с поставками газа на экспорт в дальнее зарубежье». Это, несомненно, так. Тем более в своем комментарии относительно зафиксированного в договоренностях между НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Газпром» права последнего продать в Украине не менее 7,5 млрд кубометров газа Юлия Тимошенко подчеркнула, что это касается только 2008 года: «Здесь очевидный факт: соглашение заключено на один год – и все обязательства, после того как год окончится, по нему закончатся».

Безусловно, сценарий развития событий спрогнозировать сложно. Однако очевидно, что вместо одной России потребителям газа придется иметь дело фактически с картелем: все газовые потоки из Центральной Азии оказались замкнутыми на России, получившей возможность приступить к формированию регионального рынка и образовать свою евразийскую газовую ОПЕК.

В подготовке материалов принимала участие Ольга Флинк

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики