Источник силы

В главном нефтедобывающем регионе планеты началось строительство города, который будет существовать исключительно за счет экологически безопасных источников электроэнергии. Вероятно, главными его обитателями будут люди, сделавшие себе состояние на нефти

Источник силы

По дерзости замысла и потенциальному влиянию на развитие технологий и человечества в целом эта инициатива стоит в одном ряду с полетом на Луну», – утверждают сторонники этого проекта. «Пиар-акция, проводящаяся за счет рабского труда мигрантов в интересах кучки купающейся в роскоши национальной элиты» – таково категоричное утверждение его противников.

Масдар-сити – так называется первый в мире город, который не будет выбрасывать в атмосферу углекислый газ, не будет поставлять вовне какие-либо отходы и будет полностью обеспечен «зеленой» энергией. В конце минувшего января модель города была представлена на всемирном саммите будущего энергетики в эмирате Абу-Даби (входит в Объединенные Арабские Эмираты). Сам проект экогорода является одним из элементов принятой руководством эмирата программы «Масдарская инициатива». «Масдар» в переводе с арабского означает «источник», и, как утверждают власти эмирата, «масдарская инициатива станет источником глобальной кооперации в разработке и внедрении альтернативных источников энергии».

Помимо строительства экогорода эмират создал специализированную государственную энергокомпанию Abu Dhabi Future Energy, занимающуюся альтернативной энергетикой. Общий объем инвестиций в проекты в рамках инициативы оценивается более чем в 20 млрд долларов. 250 млн уже внесены в инвестиционный фонд Masdar Clean Tech Fund. Он создает портфолио из компаний, специализирующихся на «зеленых» технологиях. Краеугольным камнем всей программы стало создание Масдарского научно-технологического института. Новый вуз намерен стать мировым лидером в области природосберегающих и ресурсосберегающих инновационных технологий. Как ожидается, своих студентов институт Масдар начнет принимать уже летом будущего года. А его кампус будет одним из первых сооружений, возведенным на 6 квадратных километрах пустыни, выделенной под строительство Масдар-сити.

Справедливый город-сад

С просьбой разработать проект будущего экополиса компания Abu Dhabi Future Energy обратилась к лорду Норману Фостеру, возглавляющему компанию Foster and Partners. Отметим, что по проектам этого архитектора в Астане в 2006 году был построен Дворец мира и согласия, а в 2007-м – торгово-развлекательный центр «Хан Шатыры».

По словам Нормана Фостера, основным источником его вдохновения в работе над проектом Масдара послужили традиционные ближневосточные города, спрятанные от песчаных бурь за высокими стенами, с их узкими улочками «доавтомобильной эры», где все необходимое для повседневной жизни было в пределах недолгой пешеходной прогулки. Это города, наполненные магией частных домов с собственными садиками на заднем дворе. Масдар, считает Фостер, должен стать местом, где каждый его обитатель будет ощущать себя как частью своей семьи, так и частью всего города.

Улицы в городе будут не шире 3 метров, а по длине – не более 100. По замыслу проектировщиков, основные передвижения в черте города будут осуществляться пешком либо с использованием системы скоростного персонального перемещения Personal Rapid Transit – монорельсовых такси на 4 пассажиров. Масдар станет первым местом на планете, где этот вид транспорта, столь любимый фантастами в описании городов будущего, найдет свое реальное воплощение. А вот за пределы сити его обитатели смогут попасть по монорельсовой железной дороге, которая свяжет Масдар со столицей эмирата, Абу-Даби. Как предполагается, к моменту полного завершения строительства (это произойдет между 2015 и 2018 годом) в городе будет проживать около 50 тыс. жителей и еще 60 тыс. будут приезжать туда на работу. Помимо университета и жилых кварталов, в Масдаре разместят свои штаб-квартиры 1,5 тыс. компаний, работающих в сфере «зеленых» технологий и природоохранных исследований.

Основой энергообеспечения города стала альтернативная электроэнергетика. Солнечные батареи будут покрывать стены города, крыши домов, служить в качестве канотье, затеняющих улицы. Кроме этого, электроэнергию будут поставлять и ветряные станции, расположенные за пределами стен. Ожидается, что потребление электроэнергии будет снижено на 75% по сравнению с обычным городом сходных размеров.

Пресная вода для коммунальных нужд и полива (как внутригородских насаждений, так и полей зеленого пояса, состоящего из садов, полей и огородов, располагающегося за стенами) будет поставляться заводом по дистилляции морской воды. При этом ее потребление будет на 50% меньше, чем предусмотрено существующими нормами. Предусмотрена полная утилизация производимых городом отходов: Масдару, уверены разработчики, не понадобится ни одной мусорной свалки.

Принята во внимание и социальная экология – труд строителей, возводящих город, будет оплачиваться честно и в соответствии с международными стандартами. Для мониторинга за соблюдением при строительстве и эксплуатации города международных природоохранных и трудовых стандартов власти Абу-Даби пригласили авторитетные международные организации во главе с World Wildlife Fund (Всемирным фондом защиты диких животных).

Помимо финансирования, предоставляемого правительством эмирата, Масдар-сити будет зарабатывать деньги на собственное развитие через торговлю эмиссионными квотами, полагающимися ОАЭ в рамках Киотского протокола, а также на коммерциализации разработок своих научно-исследовательских подразделений и компаний. Так, уже запланировано строительство завода по производству солнечных батарей. По оценкам экспертов, через комплексное использование инновационных энергетических технологий и прогрессивный городской дизайн в течение следующей четверти века Масдар-сити сэкономит нефти на 2 млрд долларов в нынешних ценах. За этот же промежуток времени город создаст свыше 70 тыс. рабочих мест и будет производить около 2% ежегодного ВВП эмирата.

Караван идет?

Несмотря на то что арабская инициатива по созданию альтернативного городского будущего была в целом благосклонно принята политиками и экспертами, ряд вопросов к создателям Масдар-сити пока остается без ответа. Сильнее всего страсти накаляются, когда речь заходит о социально-этических аспектах проекта. Эксперты замечают, что строительство первого в мире настоящего экополиса ведется страной с одними из самых худших в мире природоохранными и ресурсосберегающими показателями. По данным World Wildlife Fund, потребление энергоресурсов на долю населения в ОАЭ выше, чем в США. Возникает резонный вопрос – не является ли вся затея с городом будущего просто пиар-акцией, направленной на придание эмиратам «зеленого» имиджа в глазах мирового сообщества?

Критики указывают и на то, что в ОАЭ почти полностью отсутствует природоохранное законодательство и развитые демократические институты. Собственно, это и делает возможным реализацию столь масштабных проектов в рекордно короткие сроки: в любой развитой стране только на согласование на различных уровнях ушли бы годы. Не говоря уже о том, что сама стоимость проекта была бы намного выше: дешевая рабсила в виде трудовых мигрантов является одним из китов строительного бума в странах Персидского залива. Некоторые эксперты прямо называют этот труд фактически рабским и ставят под вопрос этичность его использования при строительстве города будущего.

Не исключают аналитики и того, что экополис просто станет еще одним закрытым заповедником для богатых. Халед Авад, директор отдела недвижимости Abu Dhabi Future Energy, говорит: «Масдар – это город, который не наносит нашей планете никакого вреда, и в то же время способен предоставить своим обитателям самое высокое качество жизни, возможное в нашей стране». Кто будут эти обитатели – вопрос, пока остающийся без ответа. Не послужит ли Масдар прототипом другого будущего – когда богатые будут жить в анклавах с контролируемым качеством природной среды, а на долю их менее успешных сограждан останутся обычные города с нерешенными экологическими, социальными и инфраструктурными проблемами?

Альтернативное будущее

Масдар – один из последних в ряду проектов экологически рационального города. Одним из первых был Аркосанти – городок на 5000 обитателей, с 1970 года строящийся в аризонской пустыне недалеко от Феникса. Несмотря на более чем 30 лет целенаправленного развития, Аркосанти так и не удалось достигнуть полного уровня самодостаточности. Среди недавних инициатив – экологические города в Китае, например Донгтан в устье реки Янцзы. Хотя сначала наблюдались энтузиазм и поддержка со стороны официального Пекина, по мере реализации проект наталкивается на возрастающее сопротивление как местных властей, так и местных жителей.

Возможно, Ближневосточный регион окажется более толерантен к прогрессивным идеям: вслед за Абу-Даби о своем намерении построить экологически чистый город объявил другой эмират – Рас-эль-Хайма. Цель строительства та же – создать предпосылки для прорыва в области альтернативных технологий по производству энергии. Сообщения о строительстве городов будущего на Ближнем Востоке приходят на фоне усиления активности арабских инвесторов на рынке «зеленых технологий». Как отмечают эксперты, этот тренд стал очевиден с конца 2006 года и за прошедшее время только усилился. По словам Гази Бенотмана, эксперта калифорнийского венчурного фонда Minah Ventures, занимающегося инвестициями в стартапы, «большинство инвесторов надеются привлечь в свои страны чистые технологии. Энергетика – это индустрия, которую на Ближнем Востоке понимают лучше всего». Поэтому даже если экогорода не станут прообразом поселений будущего, они помогут отработать применение природосберегающих технологий и дадут странам Персидского залива, экономика которых основана на добыче «черного золота», шанс на благополучную жизнь после нефти.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?