Материализация призрака

Редакционная статья

Материализация призрака

Pеволюция в экспортных ценах на среднеазиатский газ, о необходимости которой так долго говорили власти стран-поставщиков, свершилась. На встрече глав ОАО «Газпром», НК «КазМунайГаз», НХК «Узбекнефтегаз» и ГК «Туркменгаз» было достигнуто соглашение о том, что с 2009 года экспортная цена «голубого топлива», добываемого в Средней Азии, поднимется до европейского уровня. Таким образом, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан по достоинству оценили свои экспортные ресурсы в свете благоприятной мировой конъюнктуры рынка энергоносителей и буквально накануне вылета представителей Украины – главного потребителя поставляемого ими газа – в Москву объявили о том, что эпоха низких цен закончилась. Если раньше «Газпром» покупал туркменский газ по 100 долларов за 1 тыс. куб. м, то в текущем полугодии россияне платят по 130 долларов, а с июля цена поднимется до 150 долларов.

Отношения России с национальными газодобывающими компаниями региона, как правило, складываются на самом высоком уровне и регулируются межправительственными соглашениями. Поэтому достаточно уверенно можно утверждать, что без предварительной договоренности на высшем уровне не обошлось и в этот раз. Вместе с тем трудно переоценить и вклад в это решение западных игроков. На такой шаг страны-поставщики, несомненно, подтолкнула активная деятельность американской и европейской дипломатии в регионе, лоббировавшей альтернативный российскому транскаспийский маршрут экспорта среднеазиатского газа в Европу, известный как проект Nabucco.

Евросоюз и США, призывая «включиться в коммерческую конкуренцию на европейском энергетическом рынке», все последние годы в голубых и розовых красках расписывали перед лидерами центральноазиатских стран восхитительные картины того, как они заживут после строительства обходящих Россию газопроводов и продажи газа по мировым ценам. Чтобы оценить всю прелесть этих картин, достаточно вспомнить дворницкую из «Двенадцати стульев», в которой вспыхивал и дрожал изумрудный свет: «Бриллиантовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу. Драгоценный мираж потрясал комнату».

Жемчужно-бриллиантовые перспективы понравились, цены решено было повысить, но труб по новым маршрутам не прокладывать: достаточно расширить и модернизировать существующие. Так, после реконструкции магистрали Средняя Азия – Центр (САЦ) «Газпром» намерен довести импорт среднеазиатского газа в РФ, в том числе с целью поставок на западные рынки, с 45 млрд до 100 млрд кубометров в год.

Соглашение о ценах означает начало нового этапа в построении отношений России и стран СНГ в газовой сфере. И хотя пока речь не идет о создании газового картеля (альянса), единодушная позиция Туркменистана, Узбекистана и Казахстана в переходе на рыночные цены дает возможность России объединить под своим крылом бывшие советские республики, производящие и экспортирующие газ, и становится первым реальным шагом на пути к формированию картеля. Призрак «газовой ОПЕК», уже несколько лет бродящий по просторам стран – экспортеров газа, начинает обретать материальные черты.

Газ из дезинтегрирующего фактора становится фактором интегрирующим. Сама логика экономического развития толкает страны к сотрудничеству – реализация идеи газового альянса позволит осуществлять эффективный контроль над объемами и направлениями экспортных поставок всех стран-участниц, обеспечив формирование единого баланса производства и потребления природного газа, и усилит позиции России и ее партнеров в газовом диалоге с внешними потребителями, к примеру Евросоюзом и Китаем. Различие в «газовых возможностях» участников этого альянса компенсируется тесными географическими, экономическими, инфраструктурными связями. Это позволит им, дополнив друг друга, стать регулятором по крайней мере евразийского газового рынка.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики