Идеальные меры трудноосуществимы

По мнению министра сельского хозяйства Ахметжана Есимова, объем импорта более 20% угрожает продовольственной безопасности страны

Идеальные меры трудноосуществимы

Лет пять назад власти РК рассматривали вопрос о продовольственной безопасности с точки зрения элементарного насыщения внутреннего рынка основными продуктами питания отечественного производства. Официальная статистика говорит о том, что в последние годы эта проблема решена полностью. Но скачок цен на мировых рынках заставил вернуться к проблеме обеспечения продовольственной безопасности с позиции доступности основных продуктов по ценовым характеристикам. Насколько остро стоит проблема обеспечения продовольственной безопасности в Казахстане и какие меры принимает правительство по стимулированию товаропроизводителей, рассказывает министр сельского хозяйства РК Ахметжан Есимов.

Чужой сахар не сладок

– Ахметжан Смагулович, насколько для Казахстана актуален вопрос обеспечения продовольственной безопасности?

– Он актуален, как и для всех остальных стран мира. Сегодня по нормативам потребления за счет собственного производства мы закрываем потребность по основной группе продуктов питания, за исключением масличных, сахарной свеклы, плодов и фруктов. Надеюсь, благодаря дополнительным средствам, выделенным правительством, мы сможем реализовать свои планы по увеличению производства и этих культур. В частности, будет субсидировано до 30% затрат на гектар выращивание сахарной свеклы (50 тысяч тенге на гектар) и овоще-бахчевых культур (до 12000 тенге/га), при этом с текущего года впервые будут субсидироваться собственно бахчевые культуры. По масличным размер субсидий составит 4800 тенге/га, плодово-ягодным – 4650 тенге/га, винограду – 5580 тенге/га. Подав сигнал рынку, мы тут же получили отклик. Уже в текущем году, по данным акиматов областей, планируется увеличение посевных площадей, в частности, по масличным на 81,6 тысячи га, сахарной свекле – на 5,6 тысячи, овоще-бахчевым – на 4,5 тысячи га. Площадь плантаций плодовых культур в текущем году будет доведена до 33,4 тыс. га, площадь виноградников – до 10,2 тыс. га.

– В какой степени ситуация в Казахстане зависит от мирового рынка?

– Тенденции на мировых рынках так или иначе сказываются на нашем рынке. В прошлом году в Казахстане, как и во всем мире, выросли цены на хлеб, молоко, растительное масло. Однако благодаря мерам, принимаемым правительством, рост цен по некоторым продовольственным товарам на порядок ниже, чем в других странах. Кстати, по нашим прогнозам, в 2008 году продолжится мировой рост цен на растительное масло, поэтому до 1 октября продлен запрет на экспорт семян подсолнечника и ряда растительных масел. Или возьмем пример с сахаром. Россия ввела таможенные пошлины на ввоз сахара-сырца 220–260 долларов за тонну. И стоимость белого сахара подскочила до 720 долларов за тонну. Введенные таможенные пошлины позволяют России выравнять стоимость белого сахара, произведенного из ее собственной свеклы, с завезенным сахаром из тростника. Если бы не было пошлины, заводам было бы выгоднее закупать сырец.

Мы планируем в будущем присоединиться к инициированным Россией поправкам в торговые соглашения, ограничивающие ввоз сахара из сырца, вывезенного из третьей страны. А пока вводим собственные меры для защиты внутреннего рынка. Кстати, они очень мягкие. Сначала хотели ввести полный запрет импорта белого сахара, но потом решили остановиться на квотах, чтобы те, кто имеет контракты, не пострадали, а продолжали по ним работать. Собрали общий объем контрактов, получилось порядка 47 тысяч тонн с натяжкой, да и то потому, что у некоторых было стремление заработать. Если бы мы не приняли защитных мер, то дешевый сахар хлынул бы в Казахстан, и завтра мы бы потеряли производство и свеклы, и сахара. А это значит, при любом колебании на мировом рынке не имели бы никаких рычагов воздействия. У нас в стране и так сложилась неблагоприятная ситуация по итогам прошлого года, когда импорт составил 30% от потребления. При импорте более 20% возникает угроза продовольственной безопасности.

Защищать и стимулировать

– Почему мы боимся использовать такое средство защиты своего рынка, как пошлины на экспорт сельхозтоваров?

– К этому вопросу надо относиться осторожно. Если мы один раз введем экспортные пошлины, то потом очень сложно будет от них избавиться, когда надо будет продвигать наш экспорт. В европейских странах, на Американском континенте, наоборот, предоставляют субсидии на экспорт. Я работаю министром с перерывом на 2 года вице-премьерства 7 лет, поэтому хорошо знаю, как Казахстану всегда было тяжело налаживать экспорт. Сколько ездили, предлагали, уговаривали купить наше зерно, вплоть до осени прошлого года… Например, Египет, пока их руководство не ориентировало экономику на импорт казахстанского зерна – только после этого пошли продажи. А сейчас покупателей много, хотя и цены высокие.

– Зато высокие цены давят на внутренний рынок. Может, признать хлеб социальным продуктом, при этом отпустить цены, но платить дотации бедным? Заодно отказаться от стабилизационных фондов, формирование которых вызвало немало споров?

– Эти меры были бы идеальны, но их очень трудно осуществить. Пока, чтобы обеспечить продовольственную безопасность, доступность по стоимости хлеба для всех категорий населения, приходится регулировать цены. Хорошо, у нас есть государственные запасы, есть реализационные ресурсы с ценами ниже рыночных.

Создание стабфондов в регионах, где производится зерно, мы отдали на откуп акимам, сказали: сами договаривайтесь с товаропроизводителями. Кстати, часть акимов, поскольку у них не оказалось средств, закупали зерно в стабфонды на средства «Продкорпорации». Акимы договаривались с товаропроизводителями по цене, «Продкорпорация» закупала, потом по письму акима отпускала мукомолам этой же области.

– Эта схема обрастала массой всяких некрасивых фактов…

– Ну, сильно обросшего я не видел. К нам не поступало жалоб. Могу сказать без лести, что к крестьянам я отношусь с большим уважением. Они это знают, и если что-то случается, или напрямую обращаются, или опосредованно сигналы подают. Только по одной области немного перегнули. Это было.

Конечно, механизм создания стабфондов надо совершенствовать – это все же первый опыт такого рода. Причем, если помните, инициатива создания стабфондов принадлежала не нам – областям. Первыми их стали создавать Костанайская, Актюбинская области.

[inc pk='1924' service='media']

– Если можно признать этот опыт приемлемым, то, может, создавать и фуражные фонды?

– Когда идет закуп зерна в госресурсы, создаются небольшие семенной, фуражные фонды помимо продовольственного зерна.

– Но объемы незначительны, и эффекта нет.

– Не было потребности. Основные потребители фуражного зерна – птицеводы. Из них некоторые сами производят зерно, другие напрямую договариваются с производителями. Сейчас у нас запас есть, но цена не такая низкая, как в прошлые годы. Спрос на фуражное зерно во всем мире возрос. На все продукты. Наступает эра сельского хозяйства.

Произвести нелегко, продать трудно

– Какие меры системного характера предпринимаются правительством для повышения уровня самообеспечения такими социально значимыми продуктами, как молоко и молочные продукты, плодоовощная продукция, мясо?

– Много чего делается. В прошлые годы мы апробировали ряд мер, теперь продолжаем реализацию удачных программ. Это сохранение и развитие генофонда ценных растений и пород животных, птиц и рыб, программы по развитию семеноводства, племенного животноводства. Сюда же входят повышение продуктивности и качества животноводства, рост урожайности. Наряду с прошлыми программами лизинга сельхозтехники начинается реализация бюджетной программы по субсидированию ставки вознаграждения по лизингу оборудования. С 1 января 2007 года предприятиям восьми наиболее приоритетных отраслей переработки сельскохозяйственной продукции на 70% снижены ставки НДС. «Продкорпорация» начинает реализацию проекта по развитию плодовоовощного кластера в Южно-Казахстанской области на площади 500 га, а в перспективе площадь возделывания будет доведена до 10 тысяч га.

– В последнее время много говорилось о том, что большое количество посредников негативно влияет на рынок. Как навести порядок в сбыте сельхозпродукции?

– Это нелегко сделать – система посредников заняла свое место на рынке. Но мы пытаемся отладить систему управления производством и сбытом сельхозпродукции. «КазАгро» начинает проект по строительству современного оптового рынка в Астане с региональной сетью терминалов в Шымкенте, Усть-Каменогорске и Актау. Это будет огромный логистический центр, с современными складскими помещениями, аналогичный европейским, бэнч-марк по ценам для остальных рынков. Вся работа будет осуществляться в тесном контакте с сетью сервисно-заготовительных пунктов. Пока эта сеть лишь развивается, но финансирование Аграрной кредитной корпорации – хороший стимул. Также начинают активно сотрудничать СПК, в частности, под Астаной уже построено в рамках ГЧП современное овощехранилище. Выделены деньги на третью откормочную площадку в Акмолинской области. Так что создание продовольственного пояса вокруг Астаны идет полным ходом.

– Как пищевая безопасность коррелирует с продовольственной безопасностью? Качество молока, мяса часто оставляет желать лучшего. Основное производство этих продуктов сосредоточено в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), но крестьяне не торопятся укрупнять производство, значит, особых сдвигов в улучшении качества продукции не будет.

– Вы не совсем правы. Во-первых, молочные заводы строго проверяют качество закупаемого молока. Во-вторых, ведется работа по созданию крупнотоварных производств. Меры гос-поддержки направлены прежде всего на крупных и средних производителей. Государство субсидирует породный высокопроизводительный скот, производство мяса и молока на фермах, тем самым подталкивает крестьян к объединению. В прошлом году «КазАгро» прокредитовало строительство двух крупнотоварных молочных ферм. В этом году выделены деньги еще на пять-шесть, в данный момент работает комиссия по выбору претендентов. Если мы выполним намеченную программу по созданию ферм на 30 тысяч голов с надоями порядка 6 тысяч литров, то удовлетворим потребность страны в качественном молоке, особенно в продуктах переработки. Что касается поддержки откормочников, это надо для скорейшего создания хорошего генофонда, для повышения процента породного скота в общем поголовье.

Нас не задушат

– Какое влияние на отечественный агропром окажет вступление Казахстана в ВТО?

– Нам нужны выходы на мировой сельхозрынок. Общий товарооборот за прошлый год вдвое превысил прошлогодний и достиг почти двух миллардов долларов. При этом положительное сальдо составило 1,2 миллиарда. Конечно, это в основном благодаря ценам на зерно и хлопок. Сейчас мы экспортируем мясо, молоко, овощи лишь в небольших количествах, но есть огромный потенциал «халал индустрии», экологически чистой продукции. Однако здесь нашим отечественным товаропроизводителям нужно плотно поработать над внедрением международных стандартов, повышением качества производимой продукции. Еще раз провести глубокие маркетинговые исследования рынков стран ближнего и дальнего зарубежья и понять, какие ниши на данный момент мы можем завоевать. ЕС в этом году отменил ограничения по импорту зерновых, поскольку у них возникли проблемы по насыщению рынка. Когда Казахстан станет членом ВТО, для нас снимутся и остальные ограничения.

Сегодня по нормативам потребления за счет собственного производства мы закрываем потребность по основной группе продуктов питания

– Насколько реально добиться при вступлении в ВТО уступок, которые гарантируют безопасность нашего собственного производителя?

– Вступление в ВТО – это переговоры. По каждому виду продукции обсуждаем импортные пошлины. Если бы мы пошли практически без условий, как некоторые страны, то угроза отечественному агропрому возникла бы. Далее, когда мы вступим в эту организацию, сразу ситуация не изменится ни в ту, ни в другую сторону. По экспорту – да, будет больше возможностей, но многое будет зависеть от объемов произведенной продукции. А по импорту, если останутся таможенные пошлины, которые были до вступления, бояться нечего. Нас не задушат. Это одна сторона. Теперь другая часть проблемы. Что касается поддержки собственного производителя – это большой вопрос. По «зеленой корзине» (меры, направленные на безопасность животных, карантин растений, борьбу с особо опасными болезнями. – «ЭК») наше государство может тратить сколько хочет. По «желтой корзине» (прямые дотации сельхозпроизводителям. – «ЭК») – по тем мерам, которые прямо влияют на конкурентоспособность продукции, идут жесткие споры. Мы отстаиваем возможность после вступления в ВТО предоставлять аграриям господдержку в размере 10% от сельскохозяйственного ВВП. Нам пока дают 5%. Даже если и случится так, что нам придется согласиться на 5%, у нас остается возможность роста. В прошлом году в рамках «желтой корзины» у нас выделялся 21 миллиард тенге. После решения правительства о дополнительном выделении стало уже 40 миллиардов. Соответственно в процентах было чуть больше 2%, стало 3,6%. Это увеличение усиливает наши переговорные позиции. К тому же остается потенциал «зеленой корзины», а это совершенствование инфраструктуры, научные исследования, образование, информационно-консультационное обслуживание, ветеринарные и фитосанитарные мероприятия, распространение рыночной информации, содержание стратегических продовольственных запасов, программы регионального развития, страхование урожая, содействие структурной перестройке сельского хозяйства… В вопросах конкурентоспособности у наших товаропроизводителей, конечно, есть проблемы по уровню качества продукции, ее безопасности. Но в последний год переработчики резко активизировали свои действия. На продуктовом рынке конкуренция ужесточилась, и это вынуждаетподнимать качество товаров.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики