Когда пошаливает сердце

Банки долгое время поддерживали аффилированные с ними компании в финансовом секторе. Но в условиях кризиса ликвидности близкая связь с банком сулит игрокам дополнительные проблемы

Когда пошаливает сердце

Bо времена Великой депрессии в США американские власти наблюдали множественные банкротства банков, которые были вовлечены в инвестиционную деятельность.

В связи с этим в 1933 году был принят закон Гласса-Стигала. Он запретил банкам вести инвестиционную деятельность и покупать долю в компаниях, работающих на рынках страхования и ценных бумаг. Работа банков стала менее рискованной, устранялся конфликт интересов в тех случаях, когда банк являлся одновременно и кредитором и владельцем компании (такие ситуации давали мотивацию для финансовых махинаций). А инвесткомпании получили возможность развиваться в нормальных конкурентных условиях.

В 1999 году закон Гласса-Стигала был фактически отменен. Банки снова смогли создавать финансовые холдинги. Во многом именно этот факт определил масштаб ущерба, нанесенного банкам ипотечным кризисом 2007 года.

В Казахстане банки изначально были отстранены от работы в инвестиционной и страховой сфере, но никто не ограничивал их в области создания финансовых конгломератов. Небанковский финансовый сектор развивался за счет банковских ресурсов и попал в зависимость от них. Вследствие этого проблемы в банковском бизнесе могут угрожать всем остальным финансовым секторам и ставить под вопрос их дальнейшее существование. Это наглядно видно на примере истории Валют-Транзит банка. 1 марта 2007 года вступило в силу решение межрайонного экономического суда Караганды о принудительной ликвидации АО «Валют-Транзит банк».

Вместе с банком с рынка исчезли страховые компании «Валют-Транзит Life» и «Валют-Транзит Полис» (разместившие значительную часть активов в головном банке), а также компания «Валют-Транзит Ломбард». «Валют-Транзит Life» работала на рынке страхования жизни, когда там работало всего 5 организаций.

НП «Валют-Транзит Фонд» не мог быть ликвидирован, поскольку работал с пенсионными активами населения. Активы фонда были переданы НПФ им. Кунаева. Однако на несколько месяцев, которые «Валют-Транзит Фонд» провел в режиме консервации, вкладчики были лишены инвестиционного дохода.

«Возникновение нестабильности банковской системы чревато отрицательным влиянием на устойчивость других сегментов финансового рынка, подверженных кризису из-за того, что часть субъектов сектора являются дочерними организациями банков или входят в состав банковских конгломератов», – отметил председатель правления Национального банка республики Анвар Сайденов.

По линии банков

Страховые компании, аффилированные с банками, имеют в своем портфеле так называемые банковские продукты – это те договоры страхования, которые приходят в страховую компанию по линии банков. Страхуются квартиры, выдаваемые банками в кредит, сами заемщики страхуются от несчастных случаев и т.п. Высокая кредитная активность головного банка обеспечивает рост оборотов страховой компании. С возникновением кризиса ликвидности резко сократилось количество выдаваемых кредитов. Если в январе 2007 года банки выдали кредитов на сумму более 560 млрд тенге, то в январе 2008-го – 380 млрд.

«Компании, которые имели большую долю банковских продуктов в своем портфеле, больше ощутили влияние кризиса. Мы же в основном работали с малым и средним бизнесом, доля банковских продуктов в нашем портфеле была всего 15%, поэтому мы не так сильно пострадали», – рассказывает представитель крупной сраховой компании.

Но страховой рынок вряд ли заметно пострадает. По данным АФН, с начала года совокупные активы страховых организаций увеличились на 18,7%. Это позволит рынку в целом и отдельным компаниям остаться устойчивыми, если они вовремя подумают о диверсификации. Правда, по мнению участников рынка, при этом уменьшатся темпы роста по банковскому страхованию. Рост, вероятно, будет 15%, тех 35–40%, которые закладывались раньше, уже не будет. А вот рынок страхования сохранит свои темпы роста, достигавшие ранее 35% в год.

Не дороже денег

Сложнее дела обстоят у аффилированных с банками лизинговых компаний. Они практически полностью строят свою работу на финансовой базе головного банка, который берет плату за использование своих средств. Пока головной банк не испытывает серьезных проблем, он способен оказывать поддержку своим лизинговым компаниям во время падения спроса на их услуги. Так, по словам президента АО «БТА ORIX Лизинг» Кашифа Якуба, когда выплаты от клиентов стали поступать нерегулярно (из-за проблем с дебиторами), головной банк поддержал «БТА ORIX Лизинг».

Другие игроки не чувствуют такой поддержки. В «Альянс Лизинге» нам рассказали, что компания сейчас фактически не финансирует новые проекты, а занимается работой с проблемными заемщиками. Помимо того, что спрос на лизинг упал, клиентов отпугивают и повысившиеся ставки. Стоимость финансирования от головного банка для «Альянс Лизинга» выросла на 2%, соответственно выросли ставки для конечного потребителя.

«Сильнее пострадали те лизинговые компании, у которых головные банки испытывают серьезные трудности с ликвидностью. Без финансовой поддержки банка лизинговая компания выжить не сможет, – рассказывает старший юрист «Халык Лизинга» Дархан Файзулаев. – Сегодня банки поднимают ставки для лизинговых компаний, а те – для клиентов, в том числе по уже заключенным договорам. Это создает дополнительную угрозу дефолта заемщика. Подобная ситуация накладывает серьезные риски на лизинговую компанию». При этом он утверждает, что сам «Халык Лизинг» ставки по заключенным ранее договорам не пересматривал. Зато изменились стандарты работы с клиентом. «Сегодня мы стали более строго подходить к выбору клиентов, ужесточили свои требования. Мы осуществляем свою деятельность, используя финансовую базу банка. С началом кризиса банк увеличил стоимость предоставляемых нам средств в августе на 2%, и еще на 2% в последнее время», – говорит г-н Файзулаев. И добавляет, что пока рост ставок банков еще не сказался серьезно на деятельности компании, оттока клиентов также не наблюдается.

Использовать ресурсы

В пенсионных фондах принимаемые решения должны быть меньше всего связаны с головным банком, поскольку здесь компании работают со средствами населения, перечисляемыми в обязательном порядке в целях обеспечения старости граждан.

«Банк, являющийся нашим основным акционером, не определяет нашу инвестиционную деятельность и не вмешивается в наши бизнес-процессы. Все решения по инвестированию принимаются внутри компании, осуществляющей инвестиционное управление пенсионными активами нашего фонда», – говорит Наталья Брежнева, президент НПФ «Grantum». А Ибрай Иркегулов, заместитель председателя правления НПФ «Капитал», замечает: «Банк дает рекомендации по покупке или продаже ценных бумаг, обладая большими аналитическими ресурсами». По его словам, банк может установить более жесткие требования, даже по сравнению с требованиями АФН, к их портфелю в отношении инвестиционных рисков, что связано с общими рисками всей банковской группы. Но если банк начнет испытывать какие-либо трудности – это никак не коснется пенсионных активов. «Даже если фонд ликвидируется по каким-либо причинам – пенсионные активы не пострадают», – заверил эксперт.

Однако не везде дела обстоят должным образом. В одном из пенсионных фондов, аффилированном с крупным банком, нам на условиях анонимности рассказали о том, как головной банк заставляет фонд покупать определенные активы. Во-первых, фонд вынужден покупать акции своего банка, чтобы удерживать их от падения. Поскольку НПФ жестко ограничен в возможности покупать акции одного эмитента, головной банк заставляет его покупать акции другого банка, который тоже имеет в холдинге пенсионный фонд. Взамен банк-партнер принуждает свой фонд покупать активы банка, оказывавшего помощь. Так некоторые банки поддерживают акции друг друга от падения. А накопительные пенсионные фонды вследствие подобных маневров наращивают в своем портфеле количество рисковых и убыточных активов.

По мнению председателя правления АО «НПФ «Улар Умит» Гульнары Алимгазиевой: «Более подвержены риску  мелкие компании, которые не могут много зарабатывать в силу незначительности объемов своих собственных активов.  Компании, аффилированные с крупными банковскими структурами, скорее всего, переживут кризисные моменты легче. В конце концов,  банки понимают, что крупные пенсионные фонды – это уже не просто источник ликвидности,  они уже имеют стоимость как бизнес, а сокращать свой бизнес экономически абсурдно».

С определенными проблемами из-за аффилированности с банками столкнулись и управляющие компании. «Действительно, сегодняшнее взаимодействие аффилированных структур банковских холдингов вызывает много вопросов. Такая вертикальная структура способна нести в себе негативные эффекты, например использование средств фондов для поддержки головного банка. В этом смысле действительность расходится с теорией конфликта интересов, по которой управляющая компания при инвестиционном выборе должна руководствоваться только рыночными критериями, а не директивой сверху», – говорит финансовый аналитик АО «ИФД «RESMI» Азамат Ескожа. По его мнению, преимущество неаффилированной управляющей компании в том, что она не концентрируется на обслуживании интересов банковской группы, тем самым освобождается от этих издержек, которые в конечном итоге негативно сказываются на эффективности деятельности.

Степень влияния банковских проблем на аффилированные компании определяется глубиной интеграции бизнес-процессов

Степень влияния банковских проблем на аффилированные компании определяется глубиной интеграции бизнес-процессов. Не на всех компаниях пока проблемы головного банка сказались критично.

Однако в большинстве аффилированных компаний согласны с тем, что в случае серьезных трудностей в работе банков остальные члены конгломерата самостоятельно не выживут. Единственный выход – диверсификация портфелей продуктов и источников финансирования. «БTA ORIX Лизинг располагает собственными независимыми от БТА Банка источниками финансирования, что дает нам возможность продолжать финансировать, несмотря на кризис», – привел пример Кашиф Якуб.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности