Один фермер десяти председателей правления стоит

Опыт, полученный в финансовом секторе, был успешно реализован при создании крестьянского хозяйства

Прежде, чем начать что-то делать, надо съездить туда, где это уже есть, и посмотреть, как это сделано — принцип фермера
Прежде, чем начать что-то делать, надо съездить туда, где это уже есть, и посмотреть, как это сделано — принцип фермера

«А вы знаете, чем карбонат от окорока отличается? А знаете, как мы их готовим?» — интеллигентного вида продавец успевает и разговаривать, и обслуживать покупателей. За прилавком небольшого фермерского магазина — владелец «Усадьбы Акшийская» Евгений Еременко. Финансист-страховщик в недалеком прошлом, сейчас Еременко умеет и с инкубатором возиться, и свинарник спроектировать. А приобретенные им три года назад 30 гектаров земли становятся прибыльным крестьянским хозяйством.

От страхования к земле

Зам. председателя правления страховой компании «Династия» (сейчас «БТА Жизнь»), советник Ержана Татишева, председатель правления страховой компании «Халык Life» — деятельность Евгения Еременко почти два десятка лет была плотно связана со страхованием. Но в какой-то момент успешный топ-менеджер решил, что жизнь его идет по кругу и занимается он одним и тем же.

«Я понял, что буду всегда человеком проекта: пришел, сделал, ушел. В 30 и 40 лет это меня вполне устраивало. А когда стал приближаться к 50-ти, понял, что начинать сначала, когда уже все знаешь, — скучно и лень. Попробовал уйти в другой сегмент — общее страхование, но за годы работы у меня уже сложилось собственное мировоззрение, и, наверное, я не совсем готов подчиняться. Особенно в тех ситуациях, когда считаю, что мой руководитель поступает неверно, и я сделал бы совсем по-другому, — объясняет Еременко и добавляет: — Поэтому, когда из “Халыка” уходил, я купил себе 30 гектаров земли».

Поставлю дом, сделаю озера для рыбалки и буду вести «буржуйский» образ жизни — будущее поначалу виделось Еременко именно таким. В «Усадьбе Акшийская» (так страховщик назвал землю) были выкопаны пять озер, построены беседки, ферма, птичники, проведены свет и дорога. Деньги тратились, и из пассива было решено делать актив.

На чужом опыте

Прежде, чем начать что-то делать, надо съездить туда, где это уже есть, и посмотреть, как это сделано, — таким принципом руководствовался Евгений Еременко и при строительстве фермы, и при выборе скота и птицы. «Я зашел в Интернет и набрал - “самые крупные овцы в мире”. Оказалось, что такая порода выведена в Таджикистане. В 30 км от Душанбе на гиссарском племзаводе вырастили баранов весом до 193 кг. Правда, гиссаров привезти не вышло — оказалось, что действует запрет ветслужбы на ввоз скота из Таджикистана».

«Следующим я набираю “мраморное мясо” и нахожу его в Казахстане, Аулиекольский район, Кустанайская область, — продолжает Еременко, — еду туда, знакомлюсь с хорошими людьми. Пожалуйста, вот вам прекрасный скот. Выносливый, хорошо прибавляет». Индюки у Еременко из России, из Краснодарского края. Брал Евгений Иванович на заметку и организацию труда в посещаемых хозяйствах, другие на первый взгляд мелочи. «Я съездил, посмотрел, как в Талдыкоргане быков держат, и потом поставил у себя нефтяные трубы диаметром 76 мм на стойло. Мне местные говорили: “Куда такую трубу?”, а я просто видел быков, которые 43-ю арматуру ногой рвут только так». Удивили местных и пластиковые окна в ферме. В птичнике у Еременко не только пластиковые окна, но и второй этаж, где сделано хранилище для кукурузы и сена. Что местных жителей еще больше поразило: «Зачем оно надо, можно ведь и на улице хранить?» «Можно, но я не буду. Я кладу теперь все под крышу. 2000 тюков как раз хватает для этой фермы на зиму, ничего таскать не надо: просто залез, скинул, покормил и ушел. И тепло — утеплять не надо, потолок не надо делать», — объясняет Евгений Иванович. Это уже не чужой опыт — собственное ноу-хау. Сейчас в крестьянском хозяйстве «Усадьба Акшийская» 75 голов КРС, бараны, четыре сотни гусей, индюки, куры, свиньи. А в озерах — рыба.

Усадьба за миллион

«Я когда все это дело покупал, пришел в один из банков и говорю: “Дайте мне кредит по “Дорожной карте-2030” — там было 6%. Я купил хозяйство, отдал 240 тысяч долларов, я владелец, буду развивать». Они мне отвечают: «А мы не можем, потому что по условиям вы должны иметь опыт работы на земле не менее чем 10 месяцев», — рассказывает владелец «Усадьбы Акшийская». Так что со своим богатым, но далеким от крестьянства опытом кредит по «Дорожной карте» Еременко не получил. Взял обычный. Из более 210 млн тенге, вложенных в хозяйство, 60 млн банковских, остальное — личный капитал. «Вот миллион долларов нажил в своей жизни, он и ушел. Не скрою: и машину жены пришлось продать, и свою год назад. Три года были только инвестиции, инвестиции, инвестиции».

Прошлый год Еременко закончил с показателем «минус 13 тыс. долларов», это текущий операционный результат деятельности. Но в этом году уже рассчитывает получить от усадьбы от 100 до 200 тысяч долларов и за ближайшие три года окупить вложения.

«Меня выручает то, что кормовая база своя. Сейчас тюк корма стоит 1200 тенге, а у меня его себестоимость 58 тенге. Все, что было свободно от озер, я просто взял, вспахал и засеял люцерной. И она дает 80–100 тыс. долларов в год сама по себе», — делится опытом хозяин усадьбы. И добавляет: «Местные — у них земли валом. Но я вам скажу: чтобы ее поднять — нужны деньги. Может быть, люди не настолько ленивы, просто у них денег не хватает. А как только у них деньги появляются, они их не вкладывают в то, что даст им деньги, — они начинают долги раздавать».

Домашнее и свеженькое

Когда в «Усадьбе Акшийская» все стало подрастать — и скот, и птица, их стали забивать на продажу. Сначала оптовикам. А потом Еременко решил сделать свой фермерский магазин, тем более что была возможность воспользоваться одним из собственных помещений. «Этот магазин — как тест-драйв. Я никогда не занимался торговлей, поэтому первый месяц стоял за прилавком сам — с утра до вечера. Я четко понял разницу между складом, магазином и цехом разделки», — рассказывает Еременко.

Мясо, молочная продукция, рыба и полуфабрикаты — на каждое из четырех направлений приходится примерно четверть всех продаж в день, то есть все, что производится на «Усадьбе Акшийская», оказалось востребовано. «У вас точно все продукты домашние?» — наверное, самый частый вопрос покупателей. Ежедневно в магазине бывают 130–170 человек. При этом на грандиозную рекламу фермер тратиться не стал: небольшие рекламные буклеты разнесли по району мальчишки из соседнего дома. Побывали на открытии магазина представители одного из изданий-гидов по товарам и услугам. Заглядывают в магазин и те, кто просто увидел осетров и разделанное мясо через большую витрину. «Витрина — это было провидение. Я сначала хотел ее сделать, но потом не успевал и решил не ставить. А строители взяли и стали не в той стене дверь прорубать. Вечером пришел, смотрю — в этой стене дыра. Я говорю: “Что же вы сделали-то, вот же нарисована дверь-то, слева…” Но раз пробили — так тому и быть. Так и получилась витрина», — смеется Еременко.

Вопрос ценообразования финансист решил просто. Люди идут на базар, потому что там дешевле. Владелец «Усадьбы Акшийская» ставит цену на 5–10% ниже, чем на базаре. Правда, рентабельность при этом не должна быть меньше 20%. «Из 20% где-то около 5% уходит на административные расходы и зарплату, 3% — налоги. 10–12% при хорошем обороте вполне достаточно, — объясняет Евгений Иванович свои расчеты и, улыбаясь, добавляет: — Маленький магазин, который мы за месяц наладили (оборот около 10 млн тенге), вполне покрывает зарплату председателя правления среднего финансового института. То есть если я их сделаю двенадцать, то за месяц буду получать столько, сколько там получал за год».

Евгений Еременко уверен, что та линия бизнеса, которую он выбрал, будет пользоваться спросом всегда. В ближайших планах — запустить интернет-магазин, уже и доменное имя приобретено — svegenky.kz, и открыть к лету еще 3–4 реальных магазина. «Не то чтобы я хочу стать владельцем сети магазинов, но вполне возможно, что я для кого-то выстрою великолепный бизнес. Которым уже через три года станет «Усадьба Акшийская» — допустим, с оборотом полмиллиона долларов в год и сетью магазинов. Может быть, я вообще буду строить такие бизнесы, а потом продавать и строить их заново», — говорит Еременко. Впрочем, точно он еще не решил.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее