Новые потоки ликвидности

Новые потоки ликвидности

Европейский центробанк готов оказать помощь банковской системе в размере 150 млрд евро (253 млрд долларов). Дополнительные вливания ликвидности предусматривают первые за последние полгода операции рефинансирования. Во многом ЕЦБ предпринимает подобные действия для нормализации функционирования денежного рынка евро.

Вливания ликвидности будут проходить в четыре этапа. Два этапа – это две операции долгосрочного рефинансирования, которые дадут возможность банкам заимствовать примерно 50 млрд евро сроком на 6 месяцев. Еще два этапа предусматривают вливание 100 млрд евро. Первые вливания ЕЦБ начал 3 апреля 2008 года. Впервые в своей истории Европейский центробанк предоставит шестимесячные кредиты. Некоторые эксперты усматривают в этом признаки кризиса финансовой системы. Шестимесячные кредиты означают, что у европейских компаний серьезные проблемы с финансированием.

Последний раз ЕЦБ проводил вливания ликвидности в октябре прошлого года. Тогда он выделил в срочном порядке банкам еврозоны 94,8 млрд евро. Так банк намеревался предотвратить панику, появившуюся в финансовом секторе из-за обвала рынка недвижимости в США. До этого такие меры ЕЦБ применял только после терактов 11 сентября 2001 года.

11 марта 2008 года Федеральная резервная система США также объявила о новой программе кредитования банков. ФРС решила предоставлять первичным дилерам в кредит казначейские облигации сроком на 28 дней. Объем программы, разработанной ФРС США, составляет 200 млрд долларов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее