Очарованье кадровой кадрили

Последние перемещения в управленческой элите Казахстана свидетельствуют скорее о продолжающемся просеве кадров в рамках программы подготовки преемника, чем об изменении в раскладе сил на властном Олимпе

Очарованье кадровой кадрили

Ни один из государственных чиновников не занимает свой пост вечно. Ротация кадров затягивает в свой водоворот всех. И привлекает к себе повышенное внимание лишь потому, что высшая государственная власть у нас не меняется уже на протяжении почти двух десятков лет. Кроме того, кадровые перестановки в Казахстане часто рассматриваются в контексте некой кадрили или контрданса, то есть увязываются со сменой партнеров – по бизнесу, политике или гольфу. С другой стороны, не с профессионализмом же новых назначенцев их увязывать.

Обычно кадровые решения предполагают использование своего рода политического шейкера и перемещение управленцев между тремя центрами силы – администрацией, правительством и партией (см. «Встряхнуть, но не размешивать», «Эксперт Казахстан», № 5 от 4 февраля 2008 года).

Последние «рокировки» стали исключением из правил. Задержание сотрудниками финансовой полиции главы нацкомпании «Казахстан темир жолы» (КТЖ) Жаксыбека Кулекеева выглядело как не слишком частый (хотя и не экстраординарный) случай борьбы с коррупцией в верхних эшелонах управленческой элиты. Наибольший интерес в этой ситуации поначалу вызывало то, насколько случившееся – личная «заслуга» Кулекеева, а насколько – имманентно присущее нашей «железке» втягивание своих руководителей в коррупционные скандалы.

Напомним, что в 2002 году по обвинению в организации хищений государственного имущества был арестован 32-летний министр транспорта и коммуникаций Аблай Мырзахметов, до того несколько лет возглавлявший КТЖ. Суд приговорил его к пяти годам лишения свободы – впрочем, условно. Сменивший его на посту руководителя железных дорог Ерлан Атамкулов прежде возглавлял строительную компанию. Тем не менее он заявил, что намерен решительно взяться за наведение порядка, ужесточение требований к проведению тендеров и недопущение финансовых нарушений. В мае 2007 года он внезапно покинул свой пост. А через месяц Генеральная прокуратура сообщила, что в ходе проверки деятельности «Казахстан темир жолы» было выявлено множество нарушений закона о госзакупках.

Кто вывел Ерлана Атамкулова из-под удара, сказать трудно, а вот исправлять недостатки и нарушения на железной дороге с мая 2007 года стал Жаксыбек Кулекеев. Нынешний глава КТЖ Аскар Мамин пришел на «железку» из кресла столичного мэра, но уже работал министром транспорта и коммуникаций в 2005–2006 годах. Надо думать, что традиция работы над ошибками и устранения недостатков в КТЖ будет продолжена.

На освободившееся кресло в Астанинском акимате президент с одобрения местного маслихата посадил Имангали Тасмагамбетова. А кабинет последнего в алматинском офисе занял министр сельского хозяйства Ахметжан Есимов. Цепочку кадровых перестановок завершил Акылбек Куришбаев, возглавивший Минсельхоз, где он ранее работал вице-министром. «Новый министр сельского хозяйства – фигура довольно неожиданная, прежде он занимался вопросами сельскохозяйственной науки. Притом что у нас едва ли не любой областной аким – готовый кандидат на пост министра сельского хозяйства, а есть еще и «КазАгро», «Продкорпорация», депутаты из сельских регионов», – сказал нашему журналу Данияр Ашимбаев, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане».

Возможно, причину подобного выбора проясняют слова премьер-министра Карима Масимова, который, представляя нового министра сельского хозяйства, заявил: «Мы сейчас находимся в периоде, когда вопрос продовольственной безопасности является одним из самых главных, поэтому все задачи, поставленные президентом, правительством и мною, должны быть решены в кратчайшие сроки. Задача номер один – не допустить необоснованного повышения цен на продукты питания». Это означает, что повышение цен – и то, что происходит сейчас, и то, что ждет нас впереди – будет обоснованным. Вполне вероятно, что обоснованием повышения цен как раз и предстоит заняться новому министру.

Перемещенные лица

После того как за арестом Жаксыбека Кулекеева последовала цепь кадровых перемещений, всех стало интересовать, наблюдаем ли мы процесс реализации какого-то плана под условным названием «продвижение преемника» или «устранение конкурента». В то, что глава КТЖ просто пал под ударами борцов с коррупцией, большинство экспертов просто не верят. Данияр Ашимбаев считает, что «с конвертом денег можно поймать инспектора ЦОНа, начальника райотдела милиции… а когда люди будто бы за тендер приносят пакет с сотней тысяч долларов – это как-то неубедительно».

 В коридорах Ак орды и экспертных кругах появились разговоры о том, что Кулекеева принесли в жертву, расчищая пространство для других фигур. «Я хорошо знаю Жаксыбека Кулекеева. Он не входил ни в одну из групп влияния в нашей стране, никогда не был замешан в каких-то скандалах. Он фактически был исключением из правил в нашей управленческой элите», – считает Бахытжамал Бектурганова, председатель правления Ассоциации социологов и политологов (АСИП). – Вероятно, его просто-напросто подставили, его должность потребовалась для того, чтобы освободить место под серию перемещений заинтересованных лиц». В пользу такой версии отчасти говорит и то, что борцы с экономической преступностью сразу после ареста главы КТЖ поспешили закрепить успех, «слив» всю возможную информацию популярной газете «Время». Глава АСИП уверена, что нынешние кадровые назначения – своего рода разведка, пробные шары в преддверии досрочных выборов и смены правительства, которые должны последовать этой осенью, вслед за принятием новой редакции закона о выборах. Она считает, что все это – следствие того, что парламент у нас перестал выполнять представительские функции, взамен же обществу было предложено функциональное представительство.

Нурлан Еримбетов, политолог с солидным стажем работы в должности заместителя акима Кзылординской области, полагает, что никаких стратегических планов за этими перестановками не стояло. «Не думаю, что можно говорить о каких-то невидимых для нас тенденциях, о целенаправленной долгосрочной программе. Мы, обсуждая банальную кадровую ротацию внутри экспертного сообщества, придаем некую логичность, продуманность этим процессам, – сказал он в интервью нашему журналу. – Возможно, смещение руководителя КТЖ навело на мысль воспользоваться ситуацией, чтобы поменять столичного акима… Но я не верю в то, что арест Кулекеева и перевод в Астану Тасмагамбетова – это части некоего единого плана… Нет, у нас не принято так действовать. В нашей степной традиции “многоходовок” нет, у нас все просто, как у акына: что вижу, о том и пою… Днем подумал, вечером принял решение».

Имангали Тасмагамбетов привез с собой в северную столицу часть своей команды, которая заняла в Астане те же самые посты, которые занимала в алматинском акимате. Василий Крылов – заместитель акима, Жанболат Мурзалин – руководитель аппарата, Аида Балаева – директор департамента внутренней политики, Айгуль Аспандиярова – пресс-секретарь. Он произвел еще ряд кадровых перестановок, но уже силами и средствами работников астанинского акимата. Впрочем, многие полагают, что переезд «кадров Тасмагамбетова» в Астану продолжится.

«Куда бы Тасмагамбетов ни направлялся, на какую бы должность его ни назначили, он повсюду тащит за собой своих людей. И я уверена, что когда он утвердится в Астане, он приведет за собой новых и новых людей из своего круга», – говорит Бахытжамал Бектурганова. «Впрочем, все зависит от того, надолго ли он туда пришел», – уточняет она.

Нурлан Еримбетов за годы работы в областном акимате привык к тому, что глава администрации везет с собой на новое место близких людей, с которыми не надо строить отношения, договариваться о чем-то в условиях дефицита времени. При этом часто бывают договоренности между коллегами-акимами: уходящий просит временно не трогать какого-то из своих людей. «Это обычная практика, – говорит политолог. – И я думаю, акимы имеют на это право. Им нужны «рабочие лошадки», а их всегда не хватает. Другое дело, что в этом случае надо забыть про административную реформу. Президенту – в первую очередь, потому что все сразу начинают вспоминать его слова о том, что нельзя табором ездить, что надо поддерживать местные кадры… Давайте признаем, что мы – азиатская страна, у нас особый менталитет, и ни к чему нам стремиться к каким-то международным стандартам администрирования. Это, по крайней мере, будет честно и понятно людям».

«История Казахстана и наших соседей показывает нам, что очень часто люди, заняв пост, словно специально созданный для них, вскоре его покидают. А тот, кто выглядит временной и несамостоятельной фигурой, вдруг превращается, подобно Гурбангулы Бердымухамедову, в копию Туркменбаши, – говорит Данияр Ашимбаев. – Тасмагамбетов достойно продержался в Алматы, хорошо себя проявив. С другой стороны, его уход в Астану мне кажется своевременным. Стала набирать силу критическая волна, связанная с ипотечным кризисом, незаконными постройками, с дольщиками, со сносом домов. Теперь он стал не то чтобы недосягаем, а не столь удобен в качестве объекта критики – фактажа под руками нет, критики-то в основном в Алматы остались. В целом у Тасмагамбетова все складывается настолько хорошо, что оставалось только включить в сценарий проноса по городу олимпийского огня передачу факела от президента акиму города. Но это, пожалуй, был бы уже перебор с символикой… Тем не менее в Астане у него хороший стартовый капитал».

Ахметжану Есимову без кадровых перестановок тоже не обойтись. Придется, как минимум, искать замену тем людям, которых увез с собой в Астану Имангали Тасмагамбетов. Но в целом его управленческая стратегия будет, видимо, другой.

Новая жизнь на новом посту

Если назначение «продукта президента» в Астану рассматривается преимущественно с точки зрения его собственной карьеры, то перемещение в Алматы Ахметжана Есимова чаще оценивается под девизом «что же будет с городом и с нами». О новом акиме в Алматы известно немного (сравнительно с его предшественником), хотя он практически наш земляк (в отличие от того же предшественника).

57-летний Ахметжан Есимов окончил Казахский сельскохозяйственный институт, его трудовая биография начиналась в совхозе «Ленинский», в Каскелене. Но уже к тридцати годам он перешел на партийную работу, периодически меняя ее, как тогда было заведено, на управленческую, но никогда не уходя далеко от родной каскеленской земли.

К сорока годам в его карьере стали появляться признаки пробуксовки – перемещение в рамках партийных и советских структур не выходило за рамки Алматинской области, за исключением небольшого периода в должности первого зампреда республиканского Госагропрома. Провозглашение независимости застало его в должности председателя Алматинского облсовета.

В условиях суверенитета управленческие таланты Ахметжана Есимова смогли раскрыться надлежащим образом, а карьерный рост продолжился. Около трех лет он возглавлял администрацию Алматинской области, а начиная с конца 1994 года перемещался между правительством и администрацией президента, занимая различные посты, включая и самые высшие. В 1996 году занимал должность государственного секретаря с широким набором полномочий (координация деятельности Нацбанка, счетного комитета, Нацагентства по делам печати и массовой информации и силовых структур), а осенью 1997 года 18 дней исполнял обязанности премьер-министра. В первой половине 1998 года возглавлял администрацию президента, затем был послом в странах Бенилюкса, в НАТО и при Европейском союзе.

После этого пришла пора вернуться к истокам и возглавить сельское хозяйство. В 2002 году Ахметжан Есимов получает пост вице-премьера. В мае 2004 года он сохраняет за собой только должность заместителя премьер-министра, продолжая при этом курировать сельское хозяйство. В 2006 году возвращается на высший сельскохозяйственный пост, где и пребывает до 4 апреля 2008 года. Кроме имиджа отважного борца с саранчой есть у Ахметжана Есимова еще один – он считается представителем так называемой старой гвардии президента. Он ни на одном из своих прежних постов не блистал, это правда. Как, впрочем, правда и то, что практически все наши чиновники если и стяжали славу, то преимущественно скандального рода.

«По отзывам многих знающих его людей, Есимов не эпатажный. Он не будет стремиться проявить себя во что бы то ни стало, любым способом. А именно так ведет себя большинство вновь назначенных акимов. Они бросают все программы, которые были начаты их предшественниками, и выбивают бюджетные деньги только на те, которые связаны с их именем. А Есимову не надо доказывать президенту свою верность и преданность. Ему не надо демонстрировать свой уровень – президенту этот уровень хорошо известен. Поэтому Есимов будет работать спокойно, ориентируясь на хозяйственные проблемы города, а не на задачи, связанные с собственным позиционированием», – считает Нурлан Еримбетов.

Данияр Ашимбаев с этим прогнозом согласен, но лишь отчасти. Он уверен, что политические соображения будут играть далеко не последнюю роль в действиях нового акима Алматы: «Есимов давно рассматривался в качестве кандидата на пост акима Алматы, но не в качестве хозяйственника, а как политический тяжеловес. Последние семь лет он занимался сельским хозяйством, а то, что был и главой администрации, и вице-премьером, многие позабыли. В Алматы у него появится прекрасный шанс проявить себя именно в качестве политика. 2012 год приближается, и президент экспериментирует с соратниками, это очевидно. Ахметжану Есимову предстоит работа в условиях, от которых он успел отвыкнуть – более жесткий общественный контроль, повышенное внимание со стороны СМИ. Причем после чрезмерно деятельного Тасмагамбетова Алматы нуждается в спокойном, даже консервативном руководителе, который смог бы благополучно завершить программы, начатые его предшественником, но в то же время успокоить чрезмерно взбудораженное общественное мнение».

Кадровые перестановки в Казахстане часто рассматриваются в контексте некой кадрили или контрданса, то есть увязываются со сменой партнеров – по бизнесу, политике или гольфу

Но немало и таких, которые считают назначение бывшего директора совхоза на пост мэра крупнейшего города страны неудачным шагом. «Почему Есимова направляют в Алматы? От него веет какой-то провинциальностью. Он явно не тянет на управление таким городом, достаточно проблемным, я бы сказала. Тем не менее его сюда направляют. Значит, он здесь долго не задержится», – говорит Бахытжамал Бектурганова.

Пока что о последней серии кадровых перестановок можно определенно сказать лишь одно: все они, за исключением Минсельхоза, чисто горизонтальные. Никто, кроме бывшего главы КТЖ, не возвысился и не упал. Время социальных лифтов, когда менеджеры из ныне полузабытых компаний «Акцепт» или «Алтын алма» возносились на верхние этажи управленческой иерархии, прошло. Сегодня актуальны неспешные, но и не страшные движущиеся дорожки, переносящие умудренных опытом аппаратчиков, а также их свиту из одной столицы в другую.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом