От ужасного до смешного

От ужасного до смешного

Обличать пороки общества посредством смеха блестяще удавалось маэстро комедии Мольеру. До некоторых пор казалось, что Эмир Кустурица достойный продолжатель этого непростого трагикомического жанра. Но вышедший на экраны в прокат «Завет» заставил усомниться во вдохновенности и жизненности мастера. Такое ощущение, что режиссер механически продолжает эксплуатировать наработанные в предшествующих картинах образы, каноны и коды. Речь идет не об авторском почерке и стиле, который узнаваем, а о продукте, как будто скроенном по ремесленным лекалам. И дело даже не в поднадоевшем с «Черной кошки и белого кота» и «Жизни как чуда» цыганском разгуле, а во взявшейся откуда-то пропаганде в духе «мы идем к вам». Кустурица взвалил на себя миссию исследователя и презентанта народного менталитета, а также создателя национального продукта. Ранние фильмы отражали всю сложность политических и социальных взглядов автора, но потом словно включился невидимый моторчик, перпетуум мобиле – персонажи стали вращаться в пляске все быстрее, радоваться жизни все больше и стрелять все чаще, но только уже петардами и холостыми патронами. Трагикомедия превратилась в форменный фарс. А жизнь из чуда – в формулу успеха. Почему с Кустурицы мы спрашиваем по гамбургскому счету? Ведь «Завет» – это всего лишь комедия. Но все же мы продолжаем сомневаться: развлечь зрителя – не может быть главной задачей великого и ужасного, иначе не было бы талантливых и ярких работ, по которым мы узнали и полюбили этого режиссера.

Кутерьма от Кустурицы закручивается уже с самого начала, и не столько благодаря сюжету, сколько характерам и образам персонажей, каждый из которых один безумнее другого. Герои «Завета» (они же все население экологически чистой сербской деревеньки): 12-летний кровь с молоком отрок Цане, его дед, деревенский Леонардо да Винчи, изобретающий странные приспособления, и школьная учительница с замашками и пышными формами как у Софи Лорен. Апогея события достигают в городе, куда отправляется Цане, чтобы выполнить завет деда. Там зрителя ожидают еще более странные персонажи: держатель борделя и мафиози, строящий местные башни-близнецы, придурковатые братья с автоматами и в кожаных трусах и рано повзрослевшая школьная красавица и ее мама-стриптизерша. И, как всегда у Кустурицы, чистые и невинные дети влюбляются и борются за свое счастье, а им мешают злобные, погрязшие в грехах этого мира, но при этом смешные взрослые. И, как всегда, идея не нова – добро вновь побеждает зло. А по-другому и быть не может, ведь зло у Кустурицы не субстанционально, оно – всего лишь нехватка добра. Другое дело, что жизнь – не сказка, но, как говорят, смех ее продляет.

 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики