Враг хорошего

Концепция нового Налогового кодекса выдержана в рамках установок, данных президентом и премьер-министром. Однако вряд ли она поможет решить проблемы отечественной экономики

Данная концепция, разработанная группой правительственных чиновников и депутатов парламента под руководством вице-премьера Ербола Орынбаева, вызвала критику со стороны представителей бизнеса и экспертного сообщества.

По мнению Габита Лесбекова, начальника информационно-аналитического управления Фонда развития предпринимательства «ДАМУ», при подготовке кодекса следовало бы провести исследования, позволившие точно выяснить, каковы потери бюджета от льгот по тому или иному налогу, сможет ли их отмена компенсировать потери от снижения корпоративного подоходного налога и был ли положительный эффект от введения льгот, которые предполагается отменить.

На кулуарность разработки концепции указывает и член совета Форума предпринимателей Казахстана Евгений Бесонов. Даже союз «Атамекен», председатель которого был включен в состав рабочей группы, представил солидный список замечаний и неучтенных предложений.

Но сыграла свою роль и попытка придерживаться при подготовке концепции различных установок, которые вроде бы не противоречили друг другу, однако буквальное и одновременное следование которым оказалось нереальным. Часть установок была дана президентом в февральском послании и являлась своего рода техзаданием к поручению о разработке нового Налогового кодекса. Новый закон должен был сократить число льгот и преференций, способствовать модернизации и диверсификации экономики, а также выходу бизнеса из тени, снизить общую налоговую нагрузку для несырьевых секторов экономики, особенно для малого и среднего бизнеса (МСБ). При этом Налоговый кодекс должен стать законом прямого действия, огражденным от вольного толкования его норм налоговыми службами, сочетающим эффективное администрирование и интересы налогоплательщиков.

Вторая порция установок была дана премьер-министром – например, сделать кодекс таким, чтобы он способствовал переходу малого бизнеса в разряд среднего, а среднего – в разряд крупного. Единые налоги для малого, среднего и крупного бизнеса будут, видимо, стимулировать такой переход, но они противоречат установке президента на снижение налоговой нагрузки на МСБ. Новый Налоговый кодекс, придерживающийся этой концепции, будет, скорее всего, вместо снижения налоговой нагрузки для малого и среднего бизнеса увеличивать ее.

Кроме того, под лозунгом исключения льгот и преференций он еще более усилит неравенство между банковским сектором и его конкурентом – рынком ценных бумаг. Рынок лизингового финансирования, который является важным инструментом для модернизации экономики, ставится в неравное положение с потенциально конкурентным ему банковским кредитованием. А вопросы выхода бизнеса из тени в рамках, заданных концепцией, не решаются.

Перераспределение нагрузки

Авторы концепции считают, что специальный налоговый режим (СНР) на основе упрощенной декларации имеет излишне широкую сферу применения. Для ее сужения они предлагают снизить численность персонала с 25 до 7 человек, а максимальный доход  – с 40 млн до 12 млн тенге в год для индивидуальных предпринимателей; для юридических лиц численность персонала снижается с 50 до 25 человек, а максимальный годовой доход – со 100 млн до 24 млн тенге. Ставка для юридических лиц будет повышена до 5%, а для индивидуальных предпринимателей останется прежней (3%). При этом даже не упоминается о расширении сферы применения данного режима для всех субъектов малого бизнеса (по действующему Налоговому кодексу этот СНР используется только весьма узкой категорией субъектов малого бизнеса). Таким образом, предполагается, что большинство субъектов, на сегодняшний день относящихся к малому бизнесу, по новому Налоговому кодексу перестанут быть таковыми и потеряют право использовать этот СНР, то есть будут платить те же налоги и по тем же ставкам, что и все субъекты бизнеса. А коэффициент налоговой нагрузки (КНН) субъектов малого бизнеса по расчетам будет превышать 20%, так же как и КНН схожего по параметрам с малым бизнесом адвокатов и нотариусов, имеющих на сегодня КНН более 10% (что больше, чем текущий КНН банковского сектора и гигантов зерновой индустрии).

По всей видимости, все указанные нововведения в налогообложении малого бизнеса будут способствовать скорому уходу большей части малого бизнеса в тень и реальному снижению их активности.

Вместо ужесточения налогообложения малого бизнеса разработчикам кодекса необходимо расширить сферу применения СНР на основе упрощенной декларации для всех субъектов рынка, подпадающих по оборотам и количеству персонала под малый бизнес, включая адвокатов и нотариусов и исключая единственно субъектов, работающих в сырьевом секторе экономики.

Екатерина Никитинская, заместитель председателя Национальной экономической палаты «Союз “Атамекен”», настаивает на дифференцированном подходе к оптимизации льгот. «Необходима градация, основанная на анализе фактической доходности отрасли, особенностей оборота, социальной и экономической значимости для страны и т.д. Иначе встает вопрос выживаемости одних и сверхприбыли других секторов», – заявила она.

Принципиальная разница в налого-обложении должна быть не по размеру бизнеса, а в зависимости от принадлежности субъектов к сырьевому и несырьевому секторам экономики. В этой связи вместо снижения ставки корпоративного подоходного налога (КПН) с 30 до 20% для всех юридических лиц необходимо для субъектов, работающих в сырьевом секторе, оставить действующую ставку КПН в 30%, а для несырьевого сектора экономики необходимо предусмотреть ставку КПН в размере 10–20%.

Налоги без льгот и преференций

Провозглашенное в концепции сокращение льгот и преференций является справедливым и необходимым, если оно касается всех. Но исключая льготы по операциям на рынке ценных бумаг и по лизингу и не меняя налогообложение банков, авторы создают почву для неравенства этих конкурирующих сегментов. Сегодня налоговая нагрузка на высокодоходный банковский бизнес составляет всего лишь 6%, а у адвокатов и нотариусов она превышает 10%.

Государственным органам, ответственным за развитие рынка ценных бумаг, необходимо помнить, что ускоренный рост банковского сектора произошел в первую очередь из-за низкой налоговой нагрузки на этапе его становления, поэтому, если они не отстоят действующее налогообложение, о развитии фондового рынка на ближайшее время можно будет забыть.

Лишение лизинговых компаний льгот резко снизит их конкурентоспособность в сравнении с банками, которые могут делать вычеты из совокупного годового дохода на сумму расходов по формированию провизии. Кроме того, такие меры не вяжутся со стоящей задачей обеспечения ускоренной модернизации экономики, в том числе и развития инфраструктуры.

Лишение лизинговых компаний льгот резко снизит их конкурентоспособность

Самой главной причиной существования теневого рынка является НДС, поскольку этот налог, собираемый с оборота, а не с прибыли, лишает бизнес оборотных денег. Эффективным администрирование НДС может быть только в богатых странах, в которых нет проблем с коррупцией. Сама природа НДС как косвенного налога, который оплачивается не напрямую в бюджет, а через поставщика, создает предпосылки для злоупотреблений. Всегда найдется человек, готовый за определенную плату выступить фиктивным поставщиком и получателем НДС. Причем причастность лица, оплатившего деньги лже-поставщику, к обналичиванию денег, как показывает практика, практически недоказуема.

Вопрос перехода от НДС к налогу с розничных продаж обсуждается уже давно. Весь долгий процесс безуспешной борьбы государства с фирмами-однодневками и незаконным возвратом из бюджета импортного НДС давно уже показал необходимость кардинальных перемен. Авторы концепции приняли решение сохранить НДС, однако эффективных мер по прекращению массового использования в стране «обнальных» контор не предлагается.

Наверное, идеальный Налоговый кодекс, устраивающий всех участников рынка и государство, составить невозможно. Но чем интенсивнее будет процесс консультаций с предпринимательским и экспертным сообществом, тем больше вероятность того, что улучшение нормативно-правовых актов не повлечет ухудшения ситуации в экономике и обществе.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности