Две ладони

Несмотря на успешное сотрудничество Казахстана и России во многих сферах ТЭК, латентная конкуренция, несогласованность квот и тарифов по транзиту казахстанской нефти осложняют отношения и заставляют Казахстан переориентироваться на Китай и другие страны

Две ладони

Между Казахстаном и Россией заключено множество соглашений и договоров, и одним из важнейших направлений сотрудничества является сфера топливно-энергетического комплекса, где Россия выступает нашим стратегическим партнером. Общая история, структурные связи, сама география российского и казахстанского ТЭК определяют необходимость их кооперации. Например, вся энергетика Омской области завязана на угле Экибастуза, и только нефти ежегодно импортируется омичами около 2 млн тонн. При этом Омск – это 13% российской нефтепереработки, половина российского полиэтилена и четверть каучука. Часть продуктов нефтепереработки будет поставляться в Казахстан – российской компанией «Газпром нефть» в прошлом году учреждено предприятие «Газпром нефть – Казахстан», которое арендовало в Казахстане 11 неф-тебаз и намерено торговать нефтепродуктами с принадлежащего ему Омского НПЗ. С этого года компания планирует поставлять 25–30 тыс. тонн нефтепродуктов в месяц, в частности низкооктановый бензин Аи-80, спрос на который в стране (в отличие от России) сохраняется. В результате на рынке Казахстана на ее долю (по расчетам самой «Газпром нефти») будет приходиться около 3% от всего объема потребления нефтепродуктов. На российской нефти (поставки около 4 млн тонн) работает Павлодарский нефтехимический завод. Российские нефть и нефтепродукты поставляются в Казахстан без взимания таможенных пошлин, что экономически выгодно для грузоотправителей (нефтяных компаний) и потребителей.

Сотрудничество продолжает углубляться. Так, на переговорах, прошедших в Астане в мае прошлого года, Россия и Казахстан приняли план совместных действий на 2007–2008 годы. Согласно документу в топливно-энергетическом комплексе планируется «заключение долгосрочных коммерческих контрактов, предусматривающих закупку, переработку и реализацию сырого газа совместным предприятием на базе Оренбургского ГПЗ, строительство новых и расширение действующих магистральных трубопроводных систем России и Казахстана». Также предусматривается «разработка плана действий по формированию общего рынка электрической энергии РФ и Казахстана, реализация комплексной программы российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях, расширение научно-технического сотрудничества в ядерной области». Тогда же было подписано соглашение о создании международного центра по обогащению урана в Ангарске на базе ФГУП «Ангарский электролизный химический комбинат». Последнее особенно важно.

Как известно, Казахстан располагает почти четвертью всех мировых запасов урана, в то время как в России находится около половины мировых обогатительных мощностей. Первым совместным проектом по добыче сырья стало предприятие «Заречное» (Южно-Казахстанская область), с которым ОАО «Техснабэкспорт», владеющее 49,33% акций, заключило долгосрочный – до 2022 года – контракт на поставку в Россию урана. Суммарный объем инвестиций составит около 60 млн долларов. Производственную мощность СП «Заречное» к 2009 году планируется довести до тысячи тонн уранового концентрата в год.

Вся же программа совместного освоения урановых месторождений Казахстана предполагает ежегодное производство 6 тыс. тонн. Россия готова принять участие и в строительстве атомной электростанции в Казахстане: в июле 2006 года между РФ и РК подписан протокол о создании СП по проектированию и разработке ядерных реакторов малой и средней мощности с перспективой строительства в Казахстане АЭС с этими реакторами и совместного выхода с ними на мировой рынок.

Развивается взаимодействие и в нефтегазовой отрасли. Российские нефтяные и газовые компании, работающие в Казахстане, заняты как в геолого-разведочных, так и добычных и транспортных проектах. При этом приоритетом является совместное освоение шельфа Каспия, определенное соответствующими межгосударственными соглашениями. Однако результаты буровых работ в этом секторе пока стороны не порадовали: первые скважины на структурах Курмангазы и Тюб-Караган с участием российских компаний «Роснефть» и ЛУКОЙЛ оказались пустыми.

Впрочем, у ЛУКОЙЛа есть и большой опыт эффективной работы в Казахстане. За 11 лет работы им инвестировано более 5 млрд долларов. Компания участвует в 11 проектах. Вместе с национальной компанией «КазМунайГаз» он разрабатывает месторождения Алибекмола и Кожасай в Актюбинской области, работает на Карачаганаке, проводит разведку на морских блоках. В частности, в апреле этого года планирует начать бурение на Аташском месторождении (центральная часть Северного Каспия).

Казахстан и Россия готовы тесно сотрудничать по газовому транзиту, о чем свидетельствуют договоренности президентов Казахстана, России и Туркмении во второй половине этого года приступить к практической реализации проекта Прикаспийского газопровода. Строительство газопровода, который должен пройти по восточному берегу Каспия из Туркмении через Казахстан в Россию, закончится не позднее конца 2010 года. Создание Прикаспийского газопровода и реконструкция системы Средняя Азия – Центр (САЦ) позволит нарастить транспортные мощности по экспорту газа из Средней Азии с 55 млрд до 80 млрд кубометров газа.

В контексте создания единого оператора по управлению работой Прикас-пийского газопровода можно говорить о возможности создания газового консорциума Россия – Казахстан – Туркменистан. Совместное развитие экспортерами Центральной Азии и Россией восточного энергетического коридора на базе трубопроводного консорциума (учитывая озвученное «Газпромом» заявление о резком увеличении будущих закупочных цен на газ) может создать условия для формирования газового альянса и свести к нулю ненужную конкуренцию.

Кроме того, российские компании занимаются поставками буровых установок, нефтекачалок, насосов и другого оборудования на казахстанский рынок. Сегодня в Казахстане нет практически ни одного предприятия, которое не получало бы оборудование из России. Главное, обе страны связывает трубопроводная инфраструктура. По объемам транзита нефти через Россию Казахстан занимает первое место среди стран СНГ, экспортируя львиную долю своей нефти. По данным российской компании ОАО АК «Транснефть», ежегодно в направлении портов Приморск и Новороссийск транспортируется свыше 18 млн тонн казахстанской нефти. Еще порядка 30 млн тонн отправляется на экспорт по системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Этот фактор, давая дополнительные рычаги влияния, связанные с главным экспортным продуктом Казахстана, чрезвычайно важен для России.

Тучи на горизонте

Несмотря на все вышесказанное, абсолютно безоблачным сотрудничество наших стран назвать нельзя. В отношениях России и Казахстана присутствует латентная конкуренция, контрабанда нефти и нефтепродуктов, изнурительные политические споры вокруг квот и тарифов на транспортировку казахстанской нефти через российскую территорию. К примеру, несколько лет назад было объяв-лено о возможности увеличения мощности находящегося под управлением АО «КазТрансОйл» нефтепровода Атырау – Самара с существующих 15 млн тонн нефти до 25 млн год. Но согласовать условия и принципы реализации данного проекта не удается, и госкомпании АО «КазТрансОйл» и АК «Транснефть» применяют противотурбулентные присадки, позволяющие увеличить пропускную способность магистрали до 15,75 млн тонн нефти в год. Итог: о технической возможности, сроках и стоимости увеличения мощности этого нефтепровода в Казахстане теперь уже не говорят.

Похожая ситуация складывается и с расширением мощностей системы Кас-пийского трубопроводного консорциума. С этой инициативой уже долгое время выступают его акционеры, для чего в ходе переговоров с российскими властями пошли на ряд уступок, в том числе повышение тарифов на прокачку нефти до 38 долларов за тонну. В конце декабря 2007 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил, что он и глава Российского государства Владимир Путин достигли принципиальной договоренности об увеличении мощности Каспийского трубопроводного консорциума с 30 до 67 млн тонн нефти в год. Одновременно была достигнута договоренность и об участии Казахстана в проекте строительства нефтепровода Бургас – Александруполис.

Минпромэнерго РФ полагает, что сначала необходимо принять меры для увеличения рентабельности и только после этого рассматривать возможность расширения КТК (задолженность КТК составляет около 5 млрд долларов). Как говорится, черт прячется в деталях, процесс достижения компромисса затягивается, и это вынуждает Казахстан искать и развивать другие маршруты для экспорта своих углеводородов на зарубежные рынки.

Акционеры КТК, в первую очередь Chevron и управляющий госпакетом в проекте «КазМунайГаз», обсуждают транспорт новой нефти с месторождения Тенгиз не через Россию, а через Закавказье и Турцию. Так, перспективным направлением является проект создания Казахстанской Каспийской системы транспортировки (ККСТ), которая позволит экспортировать нефть с месторождений Кашаган и Тенгиз танкерами через Каспий и далее: по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД) и железной дорогой по маршруту Баку – Батуми. Планируется, что ККСТ на начальном этапе позволит транспортировать 23 млн тонн нефти в год, а в последующем увеличить объемы до 35–56 млн тонн. Реализация проекта запланирована на 2012 год.

В этом направлении предпринимаются конкретные шаги. Недавно нижней палатой парламента (мажилиса) Казахстана ратифицирован подписанный почти 2 года назад Договор о поддержке и содействии транспортировке нефти из Казахстана через Каспий и территорию Азербайджана на международные рынки посредством системы БТД. Несомненно, реанимация этого договора – сигнал как Москве, так и Баку.

Среди обходных маршрутов – являющихся обратной стороной медали российской политики в отношении КТК – выделяется совместный проект Казахстана с Китаем: нефтепровод Атасу – Алашанькоу. С Пекином Астану также связывает строительство газопровода из Туркменистана в Китай через Казахстан.

Труба по-пекински

Трансграничный трубопровод Атасу – Алашанькоу с первоначальной пропускной способностью 10 млн тонн нефти в год и последующим увеличением до 20 млн тонн пока единственный самостоятельный нефтепроводный проект Казахстана, лишь косвенно зависящий от России. С июля 2006 года по этой трубе перекачивается только казахстанская нефть, но она предназначена и для транзита российской нефти с западносибирских месторождений. Тем не менее, несмотря на предварительные договоренности с рядом российских компаний, такие поставки до сих пор не осуществлялись. В Протоколе на 2008 год к казахстанско-российскому межправительственному Соглашению о сотрудничестве и развитии ТЭК предусмотрен транзит российской нефти по трубопроводному маршруту Омск – Павлодар – Атасу – Алашанькоу в количестве до 5 млн тонн в год.

В конце августа председатель КНР Ху Цзиньтао и президент РК Нурсултан Назарбаев подписали в Астане ряд документов о сотрудничестве, в том числе о расширении этого нефтепровода. Сдача в конце 2009 года в эксплуатацию последнего участка казахстанско-китайского нефтепровода Кенкияк – Кумколь сделает возможным интегрирование системы магистральных нефтепроводов западной части страны (КТК и Атырау – Самара) с китайскими трубопроводами и НПЗ. Значительно упростив транспортировку сырья к внешним рынкам, Казахстан получит «сквозной» магистральный неф-тепровод, что позволит ему (исходя из ценовых, политических и экономических факторов) маневрировать нефтяными потоками в три части света.

Казахстан готов и к роли транзитера, которую в Центрально-Азиатском регионе пока успешно играет лишь Россия. Речь идет о газопроводе из Туркмении в Китай, прокладываемом через территории Узбекистана и Казахстана. Реализация подписанных Астаной и Ашхабадом соглашений с Пекином о строительстве газопровода в Поднебесную, по которому Туркмения начиная с 2009 года обязалась ежегодно поставлять по 30 млрд кубометров газа, обеспечивает им не только прямой выход на китайский рынок энергоресурсов, но и, ставя под вопрос строительство российского газопровода «Алтай», дает ощутимый инструмент давления на российский «Газпром».

Дружить домами

Сотрудничество, общая политика позволили бы Казахстану и России надежно овладеть значительной частью западноевропейского рынка углеводородов. Более того, не будучи членами ОПЕК, они могли бы иметь гораздо большее влияние на мировую энергетическую политику. Но вместо этого политики усиленно обсуждают трассы нефтепроводов. По-видимому, транспортные магистрали представляются им какими-то волшебными осями, вокруг которых вертится вся мировая экономика и геополитика. Даже такие каналы, как Суэцкий и Панамский, не обеспечили особого статуса и процветания Египту и Панаме. Тем более трудно ожидать этого в современном мире от отдельного вида транспорта – трубопроводного.

России и Казахстану нужно прежде всего, добиваясь защиты своих собственных национальных интересов, проводить общую политику, а не реализовывать планы тех, кто, раскладывая политические и экономические пасьянсы, рассматривает их лишь как источники энергоресурсов.

Энергетическое сотрудничество обеих стран позволяет им, во-первых, надежно обеспечить свои потребности в энергоресурсах и, во-вторых, расширить экспортный потенциал как в западном, так и восточном направлениях. Создать же новую инфраструктуру отношений (это не только провода, рельсы и трубы, но и финансовая, таможенная и прочие составляющие) можно лишь на основе объединения усилий и разделения рисков. Проявив необходимую для этого обоюдную политическую волю и протянув друг другу раскрытые ладони, Казахстан и Россия смогут уже в ближайшем будущем завершить реализацию имеющихся договоренностей в топливно-энергетической сфере.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики