Сейчас или никогда

Проходящий в столице ЕС Брюсселе саммит не зря называют бюджетным. Главное внимание на нем уделено бюджету Евросоюза на 2014-20 годы. Собираясь в Брюссель, лидеры европейских стран настраивались на долгие изнурительные заседания до утра и горячие споры. Пока что саммит эти надежды оправдывает – уж слишком велики разногласия его участников

Сейчас или никогда

К Брюсселю вновь приковано внимание не только всей Европы, но и остальной планеты. В бельгийской и общеевропейской столице решается судьба главного финансового документа Евросоюза на семь следующих лет. Удастся ли европейским лидерам преодолеть глубокие разногласия, не позволившие согласовать бюджет на таком же саммите в ноябре прошлого года, и договориться о том, как и сколько Европа будет тратить в 2014 – 20 годах? Впрочем, даже в случае непринятия семилетнего бюджета, который официально называется Многолетним рамочным финансовым соглашением (MFF), никакой трагедии не произойдет. Придется утверждать бюджет на каждый год в отдельности, что, конечно же, внесет некоторую путаницу и неопределенность и добавит работы чиновникам. Намного важнее то, что всем станет окончательно ясно:ни о каком единстве в объединенной Европе даже в такой трудный и ответственный для континента час речи идти не может.

Это только кажется, что работа началась вчера вечером, когда приехавшие в Брюссель европейские лидеры собрались на первое заседание, которое, кстати, перенесли на несколько часов из-за того, что не был готов проект бюджета. На самом деле двусторонние обсуждения начались задолго до 7 февраля. В последние несколько дней перед саммитом телефоны раскалились добела: обсуждались последние варианты, уточнялись стратегия и тактика, планы боевых действий.

Доноры против получателей

В долгом и мучительном процессе принятия бюджета особенно четко видно, что на самом деле представляет собой единство 27 членов ЕС, каждый из которых тянет одеяло на себя и старается добиться как можно больших выгод. Сражение за бюджет отражает самый, наверное, глубокий раскол между членами ЕС, а именно:раскол между донорами - государствами, которые платят больше, чем получают из общего котла,и получателями, которые больше берут, чем вносят в общий бюджет. Доноров меньше – 12. Самый крупный – Германия, далее расположились Франция, Великобритания, Италия, Испания, Голландия и так далее.

Первые, как нетрудно догадаться, выступают за экономию, а вторые - в основном это южные и восточные страны - требует увеличения расходов, чтобы с их помощью оживить свои экономики.

Следует иметь в виду, что важнейшие решения в ЕС, к которым, естественно, относится и бюджет, должны приниматься единогласно.

В упрощенном виде расклад сил перед началом саммита выглядел следующим образом. Великобритания, Германия, Швеция и Голландия требуют сокращений бюджета.Несмотря на малочисленность противников проекта, предложенного Еврокомиссией, они достаточно сильны, потому что в их рядах локомотив европейской экономики – Германия. Да и Лондон, являясь третьей экономикой континента и мировым финансовым центром, имеет немалый вес. Ко мнению Голландии, пятой экономики Еврозоны, в Старом Свете тоже прислушиваются.

Более многочисленную группу стран, выступающую против сокращений, возглавляет президент Франции Франсуа Олланд. Накануне саммита он встретился с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. О результатах переговоров не сообщается, но, похоже, стороны остались каждая при своем.

Позиция Франции вполне понятна. Президент Олланд сражается за французских фермеров. Они вместе с итальянскими и испанскими коллегами потеряют при отмене дотаций, на чем настаивают северные страны, очень большие деньги. Достаточно сказать, что расходы на сельское хозяйство составляют примерно 38% всего бюджета ЕС.

Италия в целом поддерживает Францию. Рим так же, как Париж, хочет во что бы то ни стало проводить Общую сельскохозяйственную политику, а с другой стороны - увеличить расходы на оживление экономики. С ними в отношении дотаций фермерам согласен, конечно, и Мадрид.

Многие лидеры на саммите угрожают воспользоваться правом вето. Британский премьер Дэвид Кэмерон говорит, что откажется подписывать соглашение по бюджету, если в нем не будет устраивающих Лондон сокращений. 

Итальянский премьер Марио Монти, у которого через две недели парламентские выборы, тоже намекнул на вето, если окончательный вариант бюджета будет хоть в чем-то ущемлять Италию.

Франсуа Олланд не раз говорил, что дотации французским фермерам являются той «красной чертой», переступать которую нельзя. Он, кстати, резко критиковал отдельные страны и особенно Великобританию, оговорившие возврат части денег из общего котла. 

К откровенному шантажу готова прибегнуть и премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт. Она уже неоднократно угрожала вето в вопросе по бюджету, если Дании не предоставят отсрочки по уже данным ее правительством обещаниям. 

Восточные и самые бедные члены ЕС, возглавляемые Польшей, тоже выступают за предложенный Еврокомиссией план семилетнего бюджета. Их, правда, больше беспокоит предлагаемое северянами сокращение расходов на региональное развитие - примерно такое же большое,как и расходы на сельское хозяйство (32%).

Подписанием бюджета на саммите дело не закончится, потому что утверждать его должен еще Европарламент, который тоже всецело стоит на стороне исполнительной общеевропейской власти - Еврокомиссии. Третий человек в объединенной Европе, президент Европарламента Мартин Шульц, заявил накануне открытия саммита, что выступает против больших сокращений.

«9» или «8»?

Все понимают, что несмотря на непримиримые на первый взгляд разногласия, семилетний бюджет принимать все равно нужно. Это значит, что необходимо искать компромисс, который устроит всех. 

Именно такой компромиссный вариант и приготовил президент Евросовета Херман ван Ромпей, который председательствует на саммите. 

Первый бюджетный саммит прошел в ноябре прошлого года и закончился безрезультатно. Сначала Еврокомиссия настаивала на почти 5-процентном увеличении бюджета, то есть предлагала потолок расходов в сумме 1,025 трлн евро.

Не вышло. Лондон, Гаага, Стокгольм и ряд других стран выступили против. В последнюю минуту еврочиновники предложили бюджет в сумме 973 млрд евро, но и эта цифра показалась сторонникам сокращений слишком высокой.

Логика сторонников сокращения бюджета, главным представителем которых является Дэвид Кэмерон, проста и понятна. Поскольку подавляющее большинство европейских стран сейчас на всем экономят, то и Евросоюзу  следует, как минимум, сделать то же самое.

Сейчас в Брюсселе, по слухам, подготовлен проект семилетнего бюджета на 2014-20 годы в сумме 942 млрд евро. Ангела Меркель,а вес ее и особенно представляемой ею Германии переоценить трудно, в общем с этой цифрой согласна. По крайней мере, Берлин согласен, что бюджет должен начинаться с «9», а не с «8», как считают в Лондоне. Канцлер, у которой тоже выборы, хотя и не в феврале, а в сентябре, хочет принять бюджет, чтобы готовиться к ним, точно зная финансовые ориентиры.

Оптимисты надеются, что какой-то компромиссный вариант будет подписан уже утром. Его ведь когда-нибудь надо принять.

Каким будет бюджет, если его все же примут, сейчас, наверное, не знает никто. Поправки в документ наверняка будут вноситься до самой последней минуты. К тому же вариантов существует немало. Один из них, например, предлагает бывший бельгийский премьер, а сейчас лидер Либеральной партии Ги Верхофcтадт. Он предлагает внести в проект пункт, согласно которому в случае улучшения экономической обстановки бюджет может быть увеличен через три года.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики