Не тот масштаб

Редакционная статья

Не тот масштаб

В конце апреля сотни тысяч казахстанских автолюбителей вздохнули с облегчением: министр транспорта и коммуникаций Серик Ахметов заверил общественность, что к тем автомобилям, которые сегодня ездят по дорогам Казахстана, не будут применяться топливные нормы «Евро-2» и «Евро-3». «Они отработают свой эксплуатационный срок без какого-либо запрета», – подчеркнул министр.

Напомним, что в Казахстане давно ожидают введения новых норм. Считается, что «Евро-2» позволит в полтора раза ограничить токсичность выбросов автомобилей. «Евро-3» и «Евро-4» сократят содержание вредных веществ в выхлопах еще на 25% каждый. При этом во многих странах жесткие экологические стандарты – уже давно реальность. Европа ввела «Евро-4» и планирует к концу десятилетия ввести «Евро-5», Россия в этом году переходит на «Евро-3».

То, что нормы по автомобильным выхлопам нужно ужесточать и в Казахстане – факт самоочевидный. По словам г-на Ахметова, ежегодный объем выбросов в атмосферу от автомобилей страны превышает миллион тонн. Особенно страдают жители Алматы. Как известно, южная столица РК вошла в десятку наиболее загрязненных городов мира. Если подняться на отроги Тянь-Шаня, лежащие рядом с Алматы, и посмотреть вниз, то легко прийти в ужас. В безветренный день, каких немало (город наполовину окружен горами, задерживающими воздушные потоки), над единственным казахстанским мегаполисом висит плотная угольно-черная шапка смога. По данным экологов, в прошлом году средняя концентрация формальдегида в Алматы достигала 4,0 ПДК, диоксида азота и взвешенных веществ – 2,3 ПДК. Общее количество выбросов вредных веществ в атмосферу города составило 185 тыс. тонн, из них 161,3 тыс. пришлись на долю автотранспорта.

Почему же власти медлят с ужесточением требований к техническим характеристикам авто, отравляющим воздух? Дело не только в том, что по казахстанским дорогам колесит масса старых автомобилей, не соответствующих заявленным стандартам. Гораздо важнее, что национальная промышленность не в силах обеспечить потребности страны в качественном топливе. Годы экономии на инвестициях в развитие нефтеперерабатывающих производств не прошли даром: сегодня казахстанский бензин – это часто бензин поддельный, «разбодяженный», неизвестно с какими присадками и добавками. Неизвестно – потому что нет эффективной системы контроля над качеством продаваемого топлива. Проверки проводятся эпизодически и зачастую ограничиваются лишь тремя показателями: октановым числом, содержанием свинца в бензине, содержанием серы в дизтопливе. До трети проб не соответствуют стандартам. Иногда за бензин выдается бензиновая фракция.

Импорт бензина из России в такой ситуации не спасает. Во-первых, у россиян ситуация не намного лучше – их бензин тоже уступает мировым стандартам. Во-вторых, он тоже дорог. Как отмечал в середине апреля глава Министерства энергетики и минеральных ресурсов республики Сауат Мынбаев: «В России цена на бензин значительно выросла, и в среднем она на 15% превышает цену на внутреннем рынке в нашей стране». В-третьих, по пути из Омска (там находится НПЗ, снабжающий топливом северные районы Казахстана) в Шымкент он подорожает еще больше.

Гарь в воздухе и сера в легких – не единственные последствия нехватки качественного топлива. Сюда же необходимо приплюсовать недополученную национальной экономикой прибыль. Ведь мы гоним за рубеж сырую нефть, а не продукты переработки с более высокой добавленной стоимостью. А также отсутствие новых инвестиционных проектов в области нефтепереработки, которые бы оттянули часть свободных денежных средств, разгоняющих маховик инфляции. Нет инвестпроектов – нет новых рабочих мест, нет новых трубопроводов, новых товарных составов с бензином и дизтопливом, идущим в другие страны. Рынок ГСМ остается рынком продавца – каждую смену ценников на заправках мы чувствуем на своих кошельках, отправляясь в магазин за продуктами. Только за апрель топливо подорожало в разных регионах страны до 7%.

Пока по дорогам нашей страны тарахтят чадящие авто, в баках которых плещется «разбодяженный» бензин, правительственные чиновники увлекаются прожектами в топливной сфере. То собираются развивать производство биоэтанола – напомним, что еще недавно в Казахстане планировали построить восемь заводов по его выпуску. Построили один – по неофициальным данным, он еле выживает. То делают ставку на развитие мини-НПЗ. В середине прошлого десятилетия даже специальную программу на этот счет принимали, но, как говорят участники рынка, ни тенге в нее не вложили. Что же мешает вместо кучи отдельных прожектов вложить средства в один серьезный проект по строительству современного нефтеперерабатывающего завода? Вопрос повисает в воздухе...

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее