«Мы ищем общий язык с нефтяниками»

Мини-НПЗ в настоящее время не способны насытить рынок Казахстана высокооктановым топливом. Зато они могут помочь снизить топливные издержки для жителей сельскохозяйственных районов страны, полагает генеральный директор компании «Монтажинжиниринг» Болат Алпысбаев. Если, конечно, владельцам небольших нефтеперерабатывающих заводов удастся найти способ взаимовыгодного сотрудничества с нефтедобывающими компаниями.

«Мы ищем общий язык с нефтяниками»

– Болат Ермуханбетович, мощности крупных казахстанских НПЗ загружены от силы на две трети. Есть ли смысл в этих условиях развивать мини-НПЗ?

– Нефтяникам сегодня выгоднее гнать за рубеж сырую нефть. У них рентабельность ниже 100% считается неинтересной. При этом тонна нефти на внутреннем рынке стоит 300 долларов, а нефтепродукты из нее будут стоить 550 долларов. Минус расходы на переработку, другие издержки – прибыли останется около 150 долларов с тонны. Для любой отрасли это весьма солидный доход – но только не для нефтяников. Поэтому заводы и недозагружены – хотя, казалось бы, продавать готовую продукцию должно быть выгоднее, чем сырье.

Смысл в мини-НПЗ в другом. У нас большая страна. На три часовых пояса страны – три крупных нефтеперерабатывающих завода на окраинах. Транспортные издержки на доставку топлива заметно сказываются на его цене. Представьте, везти из Павлодара или Шымкента в Тургайскую область по железной дороге или автомобилями бензин нескольких видов, зимнее и летнее дизтопливо, топочный мазут двух марок… При этом в цистерну из-под мазута бензин не зальешь.

Намного дешевле будет поставить в районах, прежде всего сельскохозяйственных, по одному мини-НПЗ мощностью 60–80 тысяч тонн продукции в год, и везти до него сырую нефть. Такому НПЗ понадобится около 100 цистерн в месяц. Этого хватит и на уборочную с посевной, и на обеспечение котельной поселков, и на личный транспорт селян. Лучше всего, если завод будет стоять около нефтепровода – это самый дешевый способ доставки сырой нефти.

– Бензин каких марок могут выпускать мини-НПЗ?

– Тут мы пока похвастать не можем. Наши установки предназначены для получения прямогонного бензина – это полуфабрикат для бензина автомобильного. Затем происходит его компаундирование (смешивание. – «ЭК») с высокооктановым 93-м бензином, с присадками и добавками. Например, на нас вышло АО «Биохим» – теперь мы можем добавлять в бензиновую фракцию этанол.

92-й, 93-й бензин – это пока не для нас. Но 80-й хорошее дизельное топливо, качественный мазут – это тоже продукция, востребованная потребителями, особенно в сельской местности.

– То есть обойтись без закупок высокооктанового бензина вы не можете?

– К сожалению, пока не можем. Но его доля не превышает 5% от общего объема продукции. Сейчас мы в сотрудничестве с новосибирскими учеными отрабатываем новую технологию – будем сразу же на мини-НПЗ перерабатывать прямогонный бензин в 93-й. Такое производство будет рентабельным, если объемы составят от 40 тысяч тонн продукции в год.

– Как быстро окупаются мини-НПЗ?

– Скажу по опыту эксплуатации установок по переработке нефти, производимых нашей компанией. Мы поставляем установки мощностью вплоть до 25 тысяч тонн в год. И ни один заказчик не имеет проблем со сбытом. Сравните годовую потребность страны – 12 миллионов тонн – и 25 тысяч тонн продукции с одной установки. Топливо расходится, как горячие лепешки. В цистерны заливают еще горячим – не успевает остыть. Такая установка стоит около одного миллиона долларов. Плюс расходы на необходимую для нее инфраструктуру – еще около двух миллионов долларов. Все это окупается, по нашим подсчетам, за три года.

– И насколько велик спрос на рынке?

– Наших установок по Казахстану работает уже около 15 штук. Сейчас есть новые проекты в Костанайской, Петропавловской, Акмолинской областях – хотя они традиционно потребляли российское топливо. Кызылординцы, шымкентцы интересуются. Насколько я знаю, в Актюбинской области есть мини-НПЗ на азербайджанском оборудовании, в Аксае – на немецком. На Амангельдинском газовом месторождении эксплуатируется киргизское оборудование. На рынке много предложений европейских, российских, канадских производителей.

– Почему тогда страна еще не покрылась сетью мини-НПЗ?

– Нефтяникам невыгодно продавать небольшие партии нефти в одну-две тысячи тонн в месяц. Им интересно хотя бы с 50 тысяч тонн. Государство в 1995 году утвердило целевую программу строительства малотоннажных мини-заводов по переработке нефти, но оно ее не профинансировало. И мы вынуждены один на один биться с теми же нефтяниками, чтобы они продали нам сырье. Поэтому планируем создать отраслевую ассоциацию, которая бы занялась централизованными закупками нефти.

Очень много времени уходит на различного рода оформления, согласования, строительство инфраструктуры. До двух лет можно на это потратить.

Поэтому, кстати, мы изменили свою стратегию на рынке. Раньше продавали оборудование для мини-заводов, а сейчас планируем строить сами заводы, запускать их и предлагать уже как реально работающий бизнес.

– Когда планируете запустить первый проект такого рода?

– Один из проектов у нас профинансировал Альянс Банк. Под Алматы у нас на 80% готов завод проектной мощностью 100 тысяч тонн продукции в год. До начала июня запустим первую очередь – на 25 тысяч тонн.

Если бы не кризис, мы бы его уже запустили. Но денег сейчас никому не хватает, и нам тоже пришлось несколько раз передвигать сроки пуска. На сегодняшний день вложено в проект 3,2 миллиона долларов, а всего понадобится около 10 миллионов. Видимо, будем привлекать стратегических партнеров.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?