Рисовый Газпром

Азиатский рисовый альянс возможен, но лишь в виде тайско-вьетнамского экспортного блока или общей восточноазиатской экспортно-рисовой политики, проводимой под руководством Китая

Рисовый Газпром

В начале мая премьер-министр Таиланда Самак Сунтаравей заявил о возможности создания организации стран – экспортеров риса, которая могла бы регулировать цены на мировом рынке. В качестве референтной модели было указано, как обычно, на ОПЕК – организацию стран – экспортеров нефти.

Его слова вызвали резонанс во всем мире и внесли свой вклад в укрепление тренда к росту цен на продукты питания. Некоторые из стран-экспортеров эту идею поддержали, некоторые выразили свое несогласие или сомнения в ее реализуемости. Резкие возражения прозвучали со стороны Азиатского банка развития и Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Но и поддержка, и критика проекта международной организации картельного типа носили скорее политический характер.

А с практической точки зрения предложение это повисло в воздухе. Не потому, что оно никого не заинтересовало, а потому, что ни к рису, ни к пшенице неприменима политика ОПЕК, основанная на наличии резервных мощностей, возможности в кратчайшие сроки нарастить производство до такой степени, чтобы существенно снизить цены на мировых рынках (а затем, разумеется, снова перевести эти дополнительные мощности в резерв, чтобы цены поднялись опять).

В конце концов идею рисового картеля скорее положили на полку, чем окончательно отвергли, а в качестве первоочередных мер министр иностранных дел Таиланда предложил провести консультации с крупнейшими азиатскими экспортерами. Фактически речь пойдет не о регулировании экспортных квот и цен на мировых рынках, а о продовольственной безопасности. Которая, в отличие от безопасности энергетической, актуальна для стран не развитых, а развивающихся, где расходы на питание составляют около половины бюджета средней семьи, тогда как в Европе или США не превышают 15%.

И предельно актуальной продовольственная безопасность является для стран, где рис как основной продукт питания просто не может быть замещен ничем другим. Рис для стран Восточной Азии – больше, чем еда, это важнейший элемент местной традиционной культуры. Символично, что глагол «есть» с китайского и вьетнамского языков переводится дословно как «есть рис».

Блок производителей и потребителей

Объемы торговли рисом невелики в сравнении с объемами производства. Лишь 7% собранного риса попадает на рынок – намного меньше, чем доля других зерновых или масличных культур. Впрочем, 20 лет назад эта цифра не превышала 4%. А Япония и Южная Корея еще сравнительно недавно были практически закрыты для импорта риса.

Сегодня 90% риса производится и потребляется в странах Восточной и Южной Азии. При этом экспортерами выступают в основном страны Юго-Восточной Азии. Прежде всего Таиланд, главный экспортер риса, и существенно отстающий от него по объемам поставок на мировой рынок, но уверенно занимающий второе место Вьетнам. Страны Северной Азии (Япония, Южная Корея) – чистые импортеры, но при этом поддерживающие своих собственных производителей субсидиями и введением заградительных таможенных тарифов.

Прогноз на урожай этого года благоприятный – ожидается, что по всему миру будет собрано 425,3 млн тонн риса. Это на 2,3 млн тонн больше по сравнению с прогнозами прошлого месяца и на 1% больше, чем в 2006/2007 году. Увеличение собранного риса будет достигнуто в основном за счет продолжающегося с 2003 года расширения посевных площадей. Высокие урожаи ожидаются во многих странах, однако одна треть мирового увеличения урожая риса будет обеспечена Китаем.

Объемы мировой торговли рисом в 2007 году оцениваются в 30,3 млн тонн – на 3% больше, чем в предшествующем году. По прогнозам министерства сельского хозяйства США, в 2008 году на рынке будет продано 27,5 млн тонн риса, на 2,8 млн тонн меньше, чем в прошлом году. Снижение объемов торговли связано с ограничениями на экспорт, введенными рядом крупных производителей, и высокими ценами.

Вьетнам в этом году поставит на рынки 4 млн тонн, на 1 млн меньше, чем ожидалось ранее. Правительство объявило о снижении на 20% экспортной квоты, а также о запрете на заключение новых контрактов на поставки риса до июня этого года.

Индия сократит объемы экспорта на полмиллиона тонн – до 3 млн, поскольку индийское правительство, стремясь сбить темпы инфляции, вызванной ростом цен на продукты, также ввело запрет на заключение новых контрактов по всем сортам, кроме басмати. Запреты не распространяются на Бангладеш.

Китайское правительство также предпочитает бороться с ростом цен на продукты путем введения различных запретительных мер (в том числе экспортных налогов), в результате которых экспорт китайского риса в этом году снизится на 300 тыс. тонн и составит один миллион тонн.

Экспорт камбоджийского риса снизится вдвое – с 300 тыс. тонн до 150 тыс. Большая часть экспорта будет направлена во Вьетнам.

Еще недавно ожидалось, что вклад в увеличение экспортных поставок внесет Бирма, где прогноз на экспорт риса был повышен с 200 до 400 тыс. тонн. Однако катастрофический по своим последствиям циклон, обрушившийся на страну в мае, перечеркнул эти ожидания. Напротив, Бирма превратилась в получателя международной гуманитарной помощи.

КНДР в этом году собрала рекордный за последние годы урожай риса, что, однако, не помогло ей избежать ставшего за последние два десятилетия перманентным продовольственного кризиса. По данным южнокорейских источников, нехватка продовольствия может повлечь смерть от голода нескольких сотен тысяч человек.

Цена растет быстрее, чем производство

Причин резкого роста цен на рис несколько – это и общий тренд к росту цен на продукты питания, и резкое снижение объемов поставок риса в связи с ограничениями, введенными правительствами многих стран-поставщиков, и высокий курс тайского бата. Несмотря на общий рост производства риса в 2007/2008 году, запасы риса на складах уменьшаются по всему миру и будут, согласно прогнозам министерства сельского хозяйства США, самыми низкими с 1983/1984 года.

Цена на таиландский рис высшего сорта выросла с марта по апрель этого года на 58%, с 540 до 855 долларов за тонну, на жасминовый рис (премиум-сегмент) – с 800 до 1000 долларов, на рис низкого сорта – с 500 до 700 долларов за тонну.

Сегодняшние цены на вьетнамский рис просто неизвестны, поскольку правительство запретило заключение новых торговых сделок. Исключение сделано лишь для Филиппин, где нехватка риса поставила под угрозу стабильность политического режима и вынудила президента Глорию Арройо лично договариваться о поставках. Ожидается, что в этом году квоты на экспорт будут снижены на 20% по сравнению с прошлогодними. Номинальная цена на вьетнамский рис высшего качества (с содержанием ломаных зерен до 5%) оценивается в 700–750 долларов за тонну (по сравнению с 500 долларами в марте).

От роста цен на продукты питания страдают не только отдельные страны, но и международные организации, распределяющие продовольственную помощь. Всемирная продовольственная программа (WFP) ООН уже объявила о необходимости срочного получения дополнительных 500 млн долларов для закупки продовольствия.

Другим следствием роста цен на рис станет отказ от импорта со стороны стран-производителей. Ожидаемые сокращения объемов импорта риса в этом году придутся в основном на страны, которые выступают и в качестве крупных экспортеров. Индонезия закупит 1,1 млн тонн, на 500 тыс. тонн меньше, чем ожидалось ранее. Китай сократит закупки риса (прежде всего жасминового) за границей на одну треть – с 900 тыс. до 600 тысяч тонн.

Индокитайский рисовый альянс

То, что взаимоотношения между производителями риса похожи скорее на модель так называемого Евразийского газового альянса, чем Организации стран – экспортеров нефти, хорошо видно на примере дельты Меконга. Вьетнам, являющийся одним из крупнейших экспортеров риса, закупает рис у Кампучии. Причем система пограничного сотрудничества вьетнамских и кампучийских производителей риса настолько сложна, что затрудняет точное определение «национальной принадлежности» риса, выращенного в дельте Меконга. Предположительно в прошлом году Вьетнам закупил у Кампучии и соседнего Лаоса около 470 тыс. тонн риса, причем весь он был использован для потребления во Вьетнаме. Аналогии с Россией, которая закупает среднеазиатский газ и в то же время является крупнейшим экспортером газа в Европу, очевидны.

Строго говоря, никакой специальной международной структуры наподобие ОПЕК создавать не требуется. Возможно создание Индокитайского рисового альянса, включающего Таиланд и Вьетнам, дающих около половины всего мирового экспорта риса и обеспечивающих едва ли не три четверти его прироста. Прогнозируется, что в ближайшие десять лет тайский экспорт вырастет на 47% – до 13 млн тонн, вьетнамский – на 30%, до 6,5 млн тонн. Увеличение производства будет достигнуто за счет роста урожайности в обеих странах, а в Таиланде вырастут также и посадочные площади. В итоге совокупная доля этих двух стран в мировом экспорте вырастет с нынешних 48% до 53% в 2018 году и вполне позволит контролировать цены на мировом рынке. Причем эти страны уже несколько лет тесно сотрудничают на рынке риса. А зажатые между ними Лаос и Кампучия ориентированы фактически на оптимизацию производства и поставок в рамках системы рисовых полей Меконга, где им уготована вспомогательная роль своп-поставщиков.

Теоретически вопросы производства и квотирования экспортных поставок риса могла бы регулировать АСЕАН. Однако ее эффективность в такого рода вопросах крайне низка, а потому более вероятным выглядит создание не какой-то формальной транснациональной структуры, а мощной госкорпорации по образцу Газпрома в Китае. Корпорации, которая будет опираться не столько на собственные производственные мощности, сколько на политическую и финансовую поддержку со стороны государства. Деятельность которой будет направлена не столько на повышение урожайности и расширение рисовых полей, сколько на установление контроля над производством и экспортными потоками из дружественных стран. А к последним относится не только культурно-цивилизационный и политический брат-близнец Китая Вьетнам, дружественный Таиланд, но и закрытая почти от всего мира Бирма, имеющая в перспективе наибольший производственный и экспортный потенциал. С учетом особенностей китайской внешней политики появление рисового Газпрома выглядит гораздо более вероятным, чем рисового ОПЕКа.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?