Объединяй и властвуй

Плюсы создания на месте частных накопительных пенсионных фондов (НПФ) единого государственного пенсионного фонда пока трудно оценить, негативные же последствия налицо

Объединяй и властвуй

Cоздание единого пенсионного фонда (ЕПФ) вместо частных НПФ, еще вчера казавшееся невозможным, перешло в практическую плоскость. Президент Нурсултан Назарбаев дал поручение Национальному банку (НБРК) и Министерству труда и соцзащиты в течение месяца внести свои предложения по единому фонду. Оба ведомства взяли под козырек, и теперь вопрос о ЕПФ можно считать решенным. Дело только во времени. Глава НБРК Григорий Марченко уже заявил: «Если будет поддержка со стороны всех правительственных органов и парламента, это все можно сделать за три месяца». Под «всем» подразумевается изменение законодательства, без чего, как подчеркнул г-н Марченко, «какие-то шаги предпринимать сложно, да и неправильно».

Под обломками

О том, что единый госфонд заменит частные, заговорили еще прошлой весной. Причем предложение исходило, как ни странно, не от наших чиновников, а от Всемирного банка. Суть его (предложения) в том, чтобы централизовать управление пенсионными активами и разместить финансы на глобальных рынках по принципу Национального фонда.

Почему вообще возникла эта тема? Существует две версии — так сказать, публичная и конспирологическая.

Первая состоит в том, что президент Нурсултан Назарбаев в своем послании народу Казахстана в январе 2012 года раскритиковал пенсионные фонды за их неспособность приумножить пенсионные накопления и сказал о том, что необходимо совершенствовать НПС. Нужно согласиться, критика была справедливой: много вопросов вызывает эффективность инвестиционной деятельности пенсионных фондов — из года в год доходность пенсионных активов не покрывает накопленный уровень инфляции. Одним словом, инфляция съедает будущие пенсии казахстанских граждан, основная же тяжесть пенсионного обеспечения ложится на госбюджет, так как по закону о пенсионном обеспечении государство гарантирует сохранность накопительной пенсии с учетом уровня инфляции на дату достижения пенсионного возраста. Кроме того, существуют случаи злоупотреблений в НПФ, о чем также говорил президент в своем послании. О характере этих злоупотреблений рассказал г-н Марченко в интервью, распространенном пресс-службой Нацбанка: «В некоторых фондах, прежде всего в мелких, были сделки с аффилированными лицами. Фонды приобретали бумаги аффилированных компаний, по некоторым из которых был дефолт, и в результате эти фонды понесли убытки, а в некоторых случаях дефолтные компании были связаны с акционерами этих фондов».

По конспирологической версии, нашим чиновникам не дает покоя 21 млрд долларов (3 183 млрд тенге на 1 января 2013 года), накопленный в пенсионных фондах. Собрав эти деньги в едином госфонде да еще и отдав их в управление иностранной компании или компаниям, будет гораздо легче вывезти их из страны и «распилить».

Истерическое «мы останемся без пенсий» — первая эмоциональная реакция на решение о создании единого фонда. Учитывая высокий уровень коррупции в стране и действительно большие по меркам Казахстана деньги (для сравнения, сумма временно свободных средств всех национальных компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына», ниже — 2 885 млрд тенге), может быть, и не стоит «теорию заговора» отметать сразу. Однако следует иметь в виду, что пенсионные активы представляют собой не наличные деньги, а портфель ценных бумаг, и их не так-то просто обратить в «кэш» (см. «В духе Чингисхана»). Недоумение как у специалистов, так и у населения вызывает тот факт, что вместо того, чтобы совершенствовать существующую систему, ее ломают, отсюда и неверие в благие намерения властей.

В прошлом году разговоры о ЕПФ поутихли, казалось, что пенсионная система развивается своим чередом, без кардинальной ломки. С 1 января должно было вступить в силу требование о снижении доли одного акционера в капитале НПФ до 25%, однако за неимением стратегических инвесторов, желающих выкупить часть акций у нынешних собственников, начало действия этой нормы отодвинули на год. К 2013 году все фонды должны были пройти листинг на Казахстанской фондовой бирже (KASE) и начать торговать своими акциями. Все игроки это сделали. Так что решение о создании ЕПФ оказалось из разряда неожиданностей, в возможность которых уже не очень верилось.

Какие бы причины ни побудили власти заменить частные НПФ единым госфондом, на деле это означает реформу пенсионной системы, правда, затрагивающую в большей степени форму, а не содержание — обязательная накопительная система сохраняется. И основной вопрос, по словам председателя биржевого совета Казахстанской фондовой биржи Жаната Курманова, заключается не в том, сколько будет пенсионных фондов, а в том, что нововведения дадут населению. И, добавим, как это повлияет на экономику и фондовый рынок страны, развитие которого было во многом определено длинными пенсионными деньгами.

Не важно, один или много

«Для вкладчиков, сберегающих взносы в течение всей своей трудовой жизни и рассчитывающих на адекватное пенсионное обеспечение по достижении пенсионного возраста, важнейшими являются два фактора, — считает г-н Курманов. — Первый — сохранность накоплений, второй — доступность и качество услуг».

Сохранность прежде всего подразумевает защиту сбережений от инфляции, что обеспечивается положительной реальной доходностью, а также гарантиями государства. Сюда же можно включить минимизацию комиссионных вознаграждений и других административных расходов, систему управления рисками. Доступность осуществляется через широкую сеть филиалов НПФ, внедрение электронных услуг. Качество услуг обеспечивается добросовестной конкурентной средой. Это и есть основные принципы, по которым должна строиться деятельность как частных фондов, так и ЕПФ.

«Политическое решение о создании единого фонда принято. Важно выстроить будущий механизм работы пенсионной системы с единым ПФ так, чтобы все вышеуказанные факторы и условия оказались выигрышными в пользу вкладчика. Иначе, не важно, с частными фондами или единым ПФ, положительного эффекта для будущих пенсионеров не будет», — уверен наш эксперт.

Основное возражение противников создания ЕПФ: при существующем состоянии фондового рынка и жестком регулировании инвестдеятельности НПФ доходность существенно повысить невозможно. «Нет никаких оснований считать, что доходность единого фонда будет выше, чем была бы у частных пенсионных фондов», — уверен аналитик Halyk Finance Сабит Хакимжанов.

По мнению г-на Курманова, перед накопительной системой стоят две проблемы, и решать их нужно вне зависимости от числа фондов. Это недостаток надежных инструментов и отставание уровня доходности от уровня инфляции. Первые шаги в этом направлении уже сделаны при существующей системе. В частности, здесь можно назвать вывод акций крупнейших национальных компаний на фондовый рынок — «Народное IPO». Следующим шагом должен стать механизм ГЧП. Со временем и сам ЕПФ может вывести свои акции на рынок, а население может их приобрести.

В принципе, все это уже пройденные этапы в развитии пенсионной системы: и народные IPO были — продажа акций «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» и Казахтелекома, и инфраструктурные проекты на основе ГЧП, а с этого года, как говорилось выше, состоялся вывод акций НПФ на фондовый рынок. Однако это не стало панацеей от снижения доходности. Удастся ли это ЕПФ?

РЦБ без НПФ

Казахстанский фондовый рынок исторически формировался с учетом длинных и дешевых пенсионных денег. И в первую очередь — рынок корпоративных облигаций, старт которого начался в 1998 году с реформы пенсионной системы. Сегодня рынок негосударственных облигаций — наиболее конкурентоспособный в Казахстане и реальный механизм рефинансирования долговой нагрузки компаний.

Теперь, когда фонды сливаются в единую государственную копилку, ситуация будет зависеть от ключевого условия: как сильно поменяется механизм инвестирования и декларация единого пенсионного фонда.

Если возобладает здравый смысл и будут сохранены базовые основы присутствия пенсионных денег на фондовом рынке — возможность покупать в значительном объеме ценные бумаги корпоративного сектора плюс конкуренция между управляющими активами, — нашему рынку ничего не угрожает. В противном случае казахстанский фондовый рынок ждут сложные времена. Без конкурентной среды и прозрачности инвестиционного рынка эффект от предполагаемых институциональных изменений достигнут не будет.

Даже если будет разрешено и дальше покупать корпоративные бумаги за счет пенсионных активов и формально фондовый рынок останется привлекательным для эмитентов, фактически покупки будут зависеть от субъективных решений единственного глобального инвестора, который из-за отсутствия конкуренции сможет запросто прогибать эмитентов по цене размещения. Им станет невыгодно и некомфортно занимать на открытом рынке. Если же единый фонд отдаст приоритет более надежным и ликвидным госбумагам, а также инфраструктурным облигациям, для частных эмитентов рынок перестанет быть альтернативой банковским займам. В таком случае многолетние усилия развития отечественного фондового рынка пойдут прахом, рынок ожидает стагнация.

«Во-первых, в переходной период создания единого пенсионного фонда и передачи ему пенсионных активов инвестиции в корпоративный рынок ценных бумаг, включая долговые, будут ограничены. Во-вторых, в период, пока не сформируется рынок управляющих компаний, ликвидность фондового рынка также снизится, что может привести к снижению рыночной стоимости финансовых инструментов в пенсионных портфелях. В-третьих, может произойти среднесрочное уменьшение интереса к инвестированию в казахстанский сектор ценных бумаг до решения институциональных вопросов пенсионной системы, прояснения дальнейшего механизма инвестирования пенсионных активов, возможного снижения индикаторов рынка, включая индекс KASE, из-за снижения стоимости ценных бумаг эмитентов, владевших акциями частных ПФ, и уменьшения количества участников рынка, готовых поддерживать ликвидность этих ценных бумаг», — считает Жанат Курманов.

Уже сейчас аналитики компании Halyk Finance ожидают снижения объемов размещения корпоративного долга, падения ставок по ГЦБ и снижения количества заявок на продажу госбумаг. Первым сигналом стала отмена на прошлой неделе размещения облигаций компании «Химфарм», а также падение цен акций крупнейших частных банков страны — Народного банка и Казкоммерцбанка на Лондонской фондовой бирже.

Что касается ближайших прогнозов, то Сабит Хакимжанов уверен, что пенсионные активы должны и дальше вкладываться в корпоративные бумаги при условии, что управляющий сочтет их привлекательными по соотношению риск — доходность. А что касается госбумаг, то, судя по заявлениям президента страны о необходимости развивать реальный сектор, приоритет новый фонд будет отдавать инфраструктурным облигациям.

В свою очередь Жанат Курманов полагает, что в краткосрочном периоде базовыми для единого пенсионного фонда будут инвестиции в ГЦБ, включая рынок еврооблигаций, и рынок обратного репо. В среднесрочном периоде инвестиции в основном могут определяться действующими рамками, ограниченными текущими инвестиционными возможностями рынка. В долгосрочном периоде будет правильным, чтобы ситуация изменилась, и основой для инвестирования пенсионных активов стал корпоративный рынок ценных бумаг, включая инфраструктурные облигации. Основными эмитентами должны стать ведущие казахстанские компании, как с государственным участием, так и с частным капиталом.

Безусловно, пенсионные деньги могут решить вопрос развития инфраструктуры. Лучше строить мосты и дороги в своей стране, чем отдавать пенсионные накопления в управление иностранцам. Возникает вопрос финансовой отдачи для вкладчиков фонда от участия в таких проектах. По какой ставке займет правительство? Если под 3–5% годовых (по уровню ставок аукционов госбумаг), фонды не получат дохода, официальная инфляция гораздо выше, и ниже 6–8% она точно не будет опускаться в ближайшее время. Значит, покупательская способность пенсионных денег будет таять на глазах. Другой вопрос, будут ли построенные объекты приносить прибыль? Если деньги будущих пенсионеров, допустим, частично пойдут на строительство павильонов Ехро-2017, какую отдачу можно получить от этих строений после окончания всемирной выставки? Прибыль от инфраструктурных вложений должна быть на уровне альтернативных инвестиций.

Важный вопрос — контроль за реализацией проектов. Инвестиции в строительство инфраструктуры опасны с точки зрения инвестирования тем, что такие проекты требуют качественной оценки. Если государство обяжет фонд покупать эти инструменты, скорее всего менеджмент фонда не сможет контролировать процесс реализации проектов настолько основательно, как это делал бы частный управляющий. Ведь у него будет уверенность, что государство возьмет на себя часть ответственности.

Как показывает практика, государственные монополии, как правило, не демонстрируют высокую эффективность управления. Например, ГНПФ стабильный середнячок по доходности управления пенсионными активами: по состоянию на 1 января 2013 г. он занял лишь четвертое место с доходностью К2 (12) на уровне 3,93%. Поэтому нельзя его считать лидером и бенчмарком для других игроков.

Деньги — в дело

Основной задачей реформирования пенсионной системы должно стать повышение доходности инвестиций пенсионных активов. Но, как мы видим, само по себе создание единого фонда вряд ли решит эту задачу. Зачем тогда огород городить? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться к истокам накопительной пенсионной системы.

Еще в 2005 году в интервью «Эксперту Казахстан» международный эксперт Стив Муди в качестве одной из причин внедрения обязательной накопительной пенсионной системы в 1998 году назвал отсутствие длинных денег для финансирования роста экономики. «После развала Советского Союза, который сопровождался беспрецедентным ростом инфляции, в Казахстане не существовало не только пенсионных накоплений, но и сбережений населения вообще, а без этого невозможно финансировать рост экономики. Кому нужны были эти деньги? Правительству и промышленности. Где их взять? На Западе? Но это очень дорого! Необходимость иметь свободные средства для инвестиций в экономику стала основной причиной для внедрения накопительной пенсионной системы», — сказал он.

НПС существует 15 лет, и проблема финансирования экономики вновь актуализировалась. Внимательные наблюдатели, очевидно, заметили, в каком контексте президент заговорил о едином пенсионном фонде: при обсуждении на расширенном заседании правительства мер по поддержке темпов экономического роста и развития транспортной инфраструктуры.

Сегодня, впрочем, как и вчера, главная задача, стоящая перед Казахстаном, — диверсификация экономики. С начала нулевых были попытки это сделать посредством реализации программы импортозамещения, потом через кластерную инициативу. В 2010 году принята ГПФИИР (2010–2014 годы) — программа форсированного индустриально-инновационного развития. Ее ожидаемая стоимость — 9 696,9 млрд тенге (последние данные), из них неподтвержденные объемы финансирования — более 2 трлн тенге.

Опрошенные нами эксперты не исключают вероятность того, что государство намерено использовать пенсионные деньги на индустриализацию. «Дело в том, что бюджет финансирует очень маленькую часть программы индустриализации. Финансирование капитальных инвестиций предполагалось получать от иностранных инвесторов. Пенсионные деньги освобождают от необходимости привлекать иностранных инвесторов», — полагает Сабит Хакимжанов. То есть мы видим, что ситуация, описанная Стивом Муди, спустя 15 лет повторяется. Зачем брать дорогие деньги на Западе, если можно получить длинное дешевое фондирование дома.

«Меры по повышению эффективности пенсионной системы не должны быть ограничены созданием единого ПФ. Правильным будет разработать и реализовать меры по привлечению пенсионных денег в экономику страны, в том числе в индустриальные и инфраструктурные проекты. Благосостояние населения должно расти вместе с ростом отечественной экономики», — заключает г-н Курманов.

Возникает вопрос: почему нельзя использовать пенсионные деньги в экономике при существующей системе, о чем «пенсионщики» говорят уже лет десять — с того момента, как стал проседать коэффициент доходности К2? Первый инфраструктурный проект на основе ГЧП — строительство железнодорожной ветки Шар — Усть-Каменогорск — был неудачным (концессионер объявил дефолт по облигациям, и расплачиваться с долгом пришлось госбюджету) и отбил охоту участвовать в таких проектах как у государства, так и у пенсионных фондов.

Ужесточение контроля за целевым использованием денег, привлеченных у НПФ, усиление госгарантий возврата средств, а также ослабление регулирования в части инвестиционных рисков могли бы вернуть интерес «пенсов» к инфраструктурным проектам. Проблему гарантированного возврата пенсионных накоплений необходимо решать и с созданием ЕПФ. Если все останется по-прежнему, участие пенсионных денег в экономике останется под вопросом. Хотя, может быть, власти надеются, что с единым да еще и государственным фондом договориться будет легче, чем с десятком частных организаций?

Приказано выжать

Пока непонятно, каким образом будет действовать система с единым ПФ, какие механизмы будут использованы для передачи пенсионных активов из НПФ в единый фонд, будет ли ПФ создан на основе уже существующих госфондов, то есть ГНПФ И НПФ «УларУмит», или организован с нуля, упразднят ли частные НПФ или они будут работать как управляющие компании. Все эти вопросы, по словам участников рынка, пока в процессе обсуждения, свои предложения «пенсы» направляют в Ассоциацию финансистов Казахстана (АФК).

Но уже сейчас по некоторым высказываниям высокопоставленных чиновников можно предположить, какой будет инфраструктура обновленной пенсионной системы, хотя, повторимся, единства мнений нет и у лиц, ответственных за разработку концепции ЕПФ. Так, президент высказался за то, чтобы единый фонд был создан при Нацбанке, а глава Нацбанка считает, что ПФ должен контролироваться правительством, чтобы не было конфликта интересов. «Мы не должны быть владельцем пенсионного фонда и его регулятором», — цитирует г-на Марченко пресс-служба НБРК. Он также считает, что НПФ следует преобразовать в управляющие компании, а их активы правительство должно выкупить по справедливой рыночной цене. Причем оценка стоимости должна быть независимой, то есть ни Нацбанку, ни правительству не подобает этим заниматься.

Министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев видит в ЕПФ не учреждение, а лишь систему управления пенсионными счетами. «Вопрос стоит с точки зрения управления счетами, инвестиционных доходов, про которые мы говорили, обеспечить необходимо. Вот этот вопрос стоит перед нами, чтобы мы действительно для наших граждан создали условия и твердые гарантии относительно их пенсионных накоплений», — подчеркнул он. Как полагает Сабит Хакимжанов, при передаче пенсионных активов в единый фонд будет применяться единая учетная политика к активам всех НПФ.

Скорее всего, ПФ будет создан на базе существующих госфондов — ГНПФ или «УларУмит». Это крупные игроки, у них отстроенная филиальная сеть. К тому же законодательство позволяет создавать на базе одного фонда единый фонд путем слияния разных фондов. Надо лишь поменять в законодательстве название — с накопительного пенсионного фонда на единый накопительный пенсионный фонд. В таком случае процесс перехода в единый фонд будет достаточно быстрый и легкий.

Еще один вариант — создание ЕПФ на базе ГЦВП — заместитель председателя правления НПФ «Отан» Мирлан Ташметов считает более затратным: так как центр выплаты пенсий не способен вести счета вкладчиков в том формате, как это делают пенсионные фонды — по каждому в отдельности и с учетом инвестиционного дохода. Также необходимо время на подготовку работников ГЦВП в качестве сотрудников фронт-офиса.

К несомненным плюсам ЕПФ можно отнести снижение затрат на администрирование. По словам участников, расходы любого НПФ на 80% связаны с администрированием счетов вкладчиков и обслуживанием филиалов. НПФ были обязаны иметь филиалы в каждом регионе, даже если они не окупались. Поэтому у единого фонда администрирование проще и дешевле. Кроме того, прекратится миграция вкладчиков из фонда в фонд.

Минусы — монополизация рынка, отсутствие конкуренции, невозможность поменять фонд, выбрать инвестиционный план — как раз то, что при всех недостатках могла предложить существующая система. В результате полная бесправность вкладчика, то есть собственника денег. Появившийся было в людях интерес к накоплению пенсии, как и желание получать прозрачную зарплату, могут угаснуть. Ну и нельзя не сказать о тех работниках НПФ, которые просто останутся на улице, то есть, желая создать рабочие места за счет использования пенсионных денег в экономике, власти сократят тысячи мест в пенсионке.

Впрочем, возможно, сохранится конкуренция управляющих компаний. И это станет неким разумным компромиссом во всех смыслах.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом