Превентивный удар

В системе раннего реагирования на негативные тенденции в банковской системе решающую роль будет играть государство

Превентивный удар

Разработка законопроекта, который позволит правительству входить в акционерный капитал банков второго уровня – пожалуй, одна из самых обсуждаемых сегодня тем. СМИ видят в этой инициативе отход от рыночных принципов и объявляют, что грядет национализация банковского сектора. Некоторые эксперты усмотрели в изменениях закона чуть ли не карт-бланш для рейдерского захвата банков государством. Председатель Агентства финансового надзора Елена Бахмутова резко возражает против такой трактовки законопроекта. По ее словам, законодательство уже сегодня разрешает уполномоченному органу по согласованию с правительством принять решение о принудительном выкупе и незамедлительной продаже новому инвестору акций банка, если у него установился отрицательный размер собственного капитала. Новелла проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам устойчивости финансовой системы» в другом – он предусматривает действия превентивного характера при первых признаках проблем в банке. К ним можно отнести и другие меры регулятора, направленные на повышение устойчивости банковского сектора.

Не пренебрегая контекстом

– Елена Леонидовна, означает ли подготовка закона, что государство допускает возможность дефолта банков?

– Эти меры не имеют прямого отношения к дефолту банков. В существующем ныне законе предусмотрены действия при дефолте: принудительный выкуп и оздоровление через систему консервации, а если это невозможно, то его банкротство. Принятие поправок в закон вовсе не означает, что происходит нечто страшное. Президент поставил перед нами задачу создать систему раннего реагирования на негативные процессы в финансовой сфере. Она должна быть прозрачной и понятной не только нам, но и участникам рынка. Сейчас мы разрабатываем для нее законодательную основу, чтобы в случае ухудшения ситуации не пришлось вносить изменения в пожарном порядке. Мы должны предупредить дефолт, а не действовать постфактум, когда уже трудно что-либо поправить. Когда проблемы возникают в крупном банке, оказывающем воздействие на всю банковскую систему, необходимы превентивные меры, которые позволят его сохранить. Допустим, банк нарушает нормативы по адекватности капитала, а действующие акционеры не выполняют требование регулятора об увеличении собственного капитала. Банк испытывает трудности, но ни о каком дефолте в этом случае речи нет. Поэтому предложенная в законопроекте норма предусматривает докапитализацию банка силами правительства до наступления дефолта.

– Каким образом это будет происходить?

– Правительство входит в капитал в качестве акционера за счет покупки объявленных акций или дополнительной эмиссии и остается в нем до тех пор, пока ситуация в банке не нормализуется, после чего продает свою долю. Эта процедура четко прописана в законодательстве и будет применяться только в том случае, если у банка есть проблемы, которые действующие акционеры не в состоянии решить самостоятельно. Нет такой цели – покупать нормально функционирующий банк. Правительство будет принимать решение о вхождении в капитал банка только по согласованию с регулятором и не с целью покупки, а для его оздоровления. Так что это временная мера, и слово «национализация» здесь неприменимо.

– Эти меры будут распространяться на весь банковский сектор или исключительно на крупные банки?

– Вряд ли было бы оправданным входить за счет бюджета, то есть налогоплательщиков, даже временно в капитал мелкого банка. Вполне очевидно, что эта норма будет применяться только по отношению к системообразующим банкам. Это может быть банк, который оказывает существенное воздействие на стабильность всей системы через активное участие на межбанке или иное взаимодействие с другими игроками, в том числе и мелкими банками. В таком случае проблемы одного банка автоматически распространятся на всю систему. Либо в этом банке сконцентрирована большая доля депозитов населения, а это уже вопрос доверия к банковскому сектору в целом. Исходя из этих критериев, главный из которых – будет ли нанесен существенный ущерб системе, правительство совместно с Агентством финансового надзора будет определять целесообразность сохранения банка.

– Предусмотрено ли создание особого государственного органа для вхождения в капитал банка?

– Создание отдельного госоргана не понадобится. Согласно закону владеть акциями может Госкомимущества, или он делегирует это право управляющей компании, в качестве которой может выступить ФУР «Казына». Решение этого вопроса зависит от того, как долго придется государству находиться в составе акционеров. Если ситуация разрешится быстро, то, возможно, управление банком вообще не понадобится. Я еще раз хочу подчеркнуть: предлагаемые меры – это ни в коем случае не национализация, они не касаются банка, у которого нет никаких проблем, и будут применяться только к тому банку, действующие акционеры которого не смогли самостоятельно спрогнозировать ситуацию. И, наконец, это мера превентивного характера, а не реакция на то, что случилось сегодня. Я советую не выхватывать информацию из контекста и не строить умозаключения на этой основе.

Цифры – еще не все

– До сих пор ни один банк не отказался от обслуживания своего внешнего долга. Более того, то один, то другой сообщают о погашении части задолженности. Получается, что страхи были сильно преувеличены? За счет каких средств банки в отсутствие рефинансирования выплачивают долги?

– А мы и не высказывали никаких опасений, напротив, опираясь на цифры, последовательно доказывали, что наши банки располагают достаточными собственными ресурсами, чтобы отвечать по внешним обязательствам. Это и происходит на практике.

Наши банки располагают достаточными собственными ресурсами, чтобы отвечать по внешним обязательствам

Отсутствие рефинансирования не означает, что у банков нет других источников фондирования. В частности, такими источниками являются ранее выданные кредиты – заемщики их погашают, платят проценты по займам. Сейчас происходит сокращение ссудного портфеля, то есть кредиты выдаются, но в меньшей степени, чем раньше. И деньги, которые поступают за счет погашения кредитов, резервируются для выплат по внешним долгам.

Система раннего реагирования на негативные процессы в финансовой сфере должна быть прозрачной и понятной не только нам, но и участникам рынка

Но это лишь часть вопроса. Под внешними обязательствами подразумеваются не только синдицированные и облигационные займы. Это любые обязательства перед нерезидентами, которые имеют срок погашения, например депозиты. Формально даже торговые договоры являются срочными, но, как правило, все они пролонгируются, что сегодня и наблюдается. Это заметно по абсолютным параметрам внешнего долга: он не сильно уменьшился, и никаких проблем с расчетами перед кредиторами не было. То есть срок наступил, но, как обычно, договор был пролонгирован или заключен заново, либо клиент продлил соглашение о депозите. Мы всегда призываем относиться спокойно к цифрам, в частности к сумме, которую в этом году нужно выплатить банкам по внешним долгам. Это нормальная практика. Я ответственно заявляю: исходя из существующих сегодня активов, даже с учетом увеличения просрочек по кредитам, банки имеют реальный план погашения своих обязательств. Более того, некоторые банки – Народный, АТФ – уже сделали новые привлечения. И рейтинговые агентства признали, что их опасения, связанные с ликвидностью и выплатами по внешним долгам, существенно уменьшились.

– Недавно рейтинговое агентство Fitch заявило об ухудшении качества активов некоторых казахстанских банков. Судя по данным АФН, у банков действительно увеличилась доля просроченных и безнадежных кредитов. Что, на ваш взгляд, является причиной этого?

– Мы публикуем очень много информации на нашем сайте, но все цифры нужно читать в динамике. Просроченным считаем кредит, по которому клиент задерживает платежи вознаграждения на семь дней, но из этого не следует, что данный кредит однозначно не будет нормально обслуживаться. В международной практике под неработающими понимают займы с просрочкой свыше 90 дней. А мы публикуем информацию по кредитам с просрочкой второй, четвертой, пятой степени и по безнадежным. Тут важен тренд. Это потенциально проблемные кредиты, но ни в коем случае не неработающие. Тем не менее объемы просрочек растут, это видно по абсолютным цифрам просроченных платежей. Сегодня происходит замедление темпов экономического роста. У предприятий сокращаются обороты, а значит, и прибыль. Человек, занявший деньги в банке, мог потерять работу. К тому же в прошлом году была высокая инфляция, соответственно снизился доход населения. Заемщикам становится труднее своевременно обслуживать займы, и это, конечно, ведет к просрочкам. Мы наблюдаем эту картину повсеместно, как по юридическим, так и по физическим лицам. Но тот запас прочности, который банки имеют, как раз и позволяет им справляться с такого рода просрочками. По безнадежным займам банк создает провизии в размере ста процентов от суммы кредита. Он может принять решение о списании этого кредита с баланса как раз за счет провизий. Это подушка безопасности, которая позволяет абсорбировать данный риск.

– Списывают за баланс – значит прощают долги?

– Вовсе нет. По Гражданскому кодексу у нас существует бессрочный период взыскания задолженности перед банком. Начинается претензионная работа с заемщиком, вопрос решается в судебном порядке. «Безнадежные» – это условное название, означающее, что по этой категории кредитов банк должен создать провизии в стопроцентном размере. Банк показывает свои убытки, если заемщик вернет деньги, он засчитает их себе в доход.

Курица, несущая золотые яйца

– В кредитных договорах обычно указывается плавающая ставка вознаграждения. При сегодняшнем уровне инфляции это дополнительная защита для банков. Но, по нашей информации, банки не торопятся ставку индексировать. Какие банки, по данным АФН, уже повысили ставки? К чему это может привести?

– По плавающей ставке обычно кредитуются наши банки за рубежом: например, LIBOR плюс какой-то процент. В наших договорах в основном указана фиксированная ставка вознаграждения, а с нашими требованиями – еще и эффективная годовая ставка. Но, как правило, договором предусмотрено право банка в одностороннем порядке пересматривать ставки вознаграждения при наступлении различных условий. Мы проанализировали кредитные договоры и выяснили, какие в них выдвигаются основания для пересмотра ставки. Это изменение рыночной конъюнктуры, экономической ситуации, ставки рефинансирования Нацбанка, условий формирования кредитных ресурсов, связанных с решением госорганов, правительства, Нацбанка, АФН, общих условий получения банками кредитов как в Казахстане, так и за рубежом, а также изменение темпов роста инфляции, девальвации, падение ВВП, ухудшение макроэкономических показателей и условий кредитной политики банка.

– Получается, что люди, как говорится, подписывают не глядя, а потом жалуются на банковский произвол.

– Вновь сошлюсь на Гражданский кодекс, в соответствии с которым у нас существует свобода заключения договоров. Если человек подписывает договор, то тем самым соглашается на его условия. На Западе нормой жизни является практика, когда подобные документы в 30–40 страниц изучают вместе с юристом. У нас, к сожалению, это не принято. А ведь если условия о пересмотре ставок в договоре не было, то требуется согласие сторон, и в случае отказа клиента банк не имеет права изменять ставку в одностороннем порядке. Если такая норма в договоре есть, то банк теоретически может ставку пересмотреть. Некоторые банки уже воспользовались своим правом, но я бы не сказала, что это массовый процесс, хотя сегодня имеют место многие из перечисленных условий изменения ставок. Стоимость ресурсов, безусловно, возросла как на внутреннем, так и внешнем рынках, и банки должны компенсировать свои расходы. В то же время они заинтересованы в здоровой клиентской базе. Курицу, которая несет золотые яйца, убивать не стоит.

Капиталом по рискам

– Какие риски сопровождают трансграничное кредитование? Как меры АФН по их снижению скажутся на планах дальнейшей экспансии банков на внешних рынках?

– Трансграничное кредитование в широком смысле – это кредиты нерезидентам. Трансграничное присутствие – выход наших банков на зарубежные рынки, создание дочерних структур за пределами Казахстана. При этом, безусловно, возникают серьезные риски, связанные с ухудшением качества активов из-за резкого изменения политической, экономической ситуации в странах-партнерах.

У нас есть требования, учитывающие повышенный риск, – через адекватность капитала. Мы взвешиваем стандартный актив со степенью риска 100 процентов, и на него формируется капитал в размере 12 процентов. При кредитовании нашими банками нерезидента мы учитываем его рейтинг. Когда нет рейтинга, взвешиваем актив со степенью риска 150 процентов, капитала же требуется не 12, а 18 процентов. С 1 апреля мы ввели новые требования к клиентам, которые зарегистрированы в зоне с либеральным налоговым режимом: если клиент непонятен или у него нет достаточного рейтинга, взвешиваем такой актив со степенью риска 200 процентов. Фактически мы не запрещаем трансграничное кредитование, просто требуем дополнительный капитал, чтобы компенсировать дополнительные риски. Банки должны осознавать, кого они кредитуют.

– Недавно агентство ужесточило требования к достаточности собственного капитала. Как это отразится на ликвидности банков?

– Действительно, с 1 мая 2008 года мы ввели в действие норму по поддержанию резервного капитала на уровне двух процентов от размера ссудного портфеля. До этого размер резервного капитала должен был составлять не менее пяти процентов от активов, не подлежащих классификации. А это очень незначительная сумма, мы ее существенно увеличили. Теперь банки в дополнение к провизиям должны еще резервировать часть своей прибыли, полученной в прошлые годы, до выплаты дивидендов и держать ее как резервный капитал. В соответствии с законом резерв создается на покрытие потерь в будущем. Это еще одна превентивная мера на случай ухудшения ситуации. При этом она не оказывает воздействия на ликвидность банка, просто акционеры не выводят эти деньги, а держат в виде резерва.

– Но ведь резервный капитал лежит мертвым грузом. Правильно ли увеличивать резервы в нынешней ситуации? Не зря ведь Нацбанк отложил введение новых минимальных резервных требований (МРТ)…

– Здесь нужно учитывать отличие мер Нацбанка и АФН. Наши требования имеют разную природу. Что такое минимальные резервные требования Нацбанка? Это обязательная доля от суммы обязательств банка, которую он поддерживает в виде наличных денег в национальной или свободно конвертируемой валюте в своей кассе и на корреспондентских счетах Нацбанка. По сути, эти средства обездвижены, поэтому МРТ оказывают существенное влияние на ликвидность банков. В связи с кризисом Нацбанк был вынужден отодвинуть сроки введения новых нормативов МРТ, предусматривающих снижение норматива с шести до пяти процентов по внутренним обязательствам и повышение норматива с восьми до десяти процентов по внешним.

Наши нормы, напротив, не оказывают влияния на ликвидность. Эти деньги не выводятся из активов, мы лишь требуем, чтобы банки не принимали никаких обязательств на сумму резервного капитала. Поэтому не нужно говорить, что Нацбанк действует сегодня либерально, а мы – жестко. При нынешней ситуации, когда нарастают риски, связанные с зависимостью банков от внешнего финансирования, с трансграничным кредитованием, кредитованием недвижимости, могут выявиться скрытые потери. Резервный капитал как раз рассчитан на будущие потери и возможное ухудшение кредитного портфеля. Банки должны обладать достаточным запасом прочности.

[inc pk='282' service='table'][inc pk='283' service='table'][inc pk='284' service='table'][inc pk='285' service='table'][inc pk='286' service='table'][inc pk='287' service='table'][inc pk='288' service='table'][inc pk='289' service='table'][inc pk='290' service='table'][inc pk='291' service='table'][inc pk='292' service='table'][inc pk='293' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики