Корпоративный роман

Страховые компании активно вкладываются в инструменты банков, которым принадлежат. Таким образом, банки получают дополнительную ликвидность, но при этом растут риски внутри финансовой группы

Корпоративный роман

Глобальный кризис ликвидности принято датировать августом 2007 года. Однако нехватку средств казахстанские банки стали ощущать раньше – в первом полугодии. С большой очевидностью этот факт подтверждается изменением инвестиционной политики страховых компаний (СК) в этот период. Начиная со второго квартала 2007 года резко увеличились вложения страховых активов в негосударственные ценные бумаги (НГЦБ) и банковские депозиты, одновременно снизились инвестиции в государственные ценные бумаги (ГЦБ) (см. график 1). Объемы вкладов СК в банках достигли своего пика в третьем квартале, что совпало с начальным этапом кризиса ликвидности в Казахстане. Страховые активы, размещенные на банковских депозитах, а также инвестированные в банковские облигации, стали быстрым и надежным пополнением ликвидности для банков.

Теоретически банки могли бы воспользоваться и пенсионными активами (ПА), благо, у них хватает дочерних пенсионных фондов. Но этому препятствует жесткое регулирование пенсионного рынка. Существуют законодательные ограничения вложений в одну компанию как для пенсионщиков, так и для страховщиков. Но в случае НПФ и компаний, управляющих ПА, нормы четко прописаны: во вклады и ценные бумаги одного банка, а также эмитентов, являющихся аффилированными лицами, можно инвестировать в совокупности не более 10% пенсионных активов фонда. Что касается страховых компаний, то здесь нормы перекрещиваются, что дает определенную свободу действия самим СК, а также банкам, которые, являясь владельцами страховых компаний, могут диктовать им стратегию поведения на рынке.

Доход карман не тянет

До 2006 года большая часть страховых активов была вложена в государственные казначейские обязательства, несмотря на низкую доходность по этим бумагам, – 3–4% годовых. Это объясняется тем, что существовали обязательные лимиты: не менее 15% от активов страховые компании должны были вкладывать в государственные бумаги. После отмены этого требования доля ГЦБ в инвестиционных портфелях СК стала неуклонно снижаться. Но не столь резко, как это произошло во втором квартале прошлого года (см. график 2). Одновременно начали расти вклады СК в банковские бумаги. Причем не только из-за давления со стороны банков-владельцев страховых компаний.

По мнению финансового директора АО «СК Allianz Kazakhstan» Нурадила Молдагазыева, наращивание доли инвестиций СК в банковские бумаги и депозиты объясняется, главным образом, увеличением вознаграждения по этим инструментам. «В прошлом году банки повысили ставки по вкладам как для физических, так и для юридических лиц, а также по облигациям, поскольку нуждались в дополнительной ликвидности, – говорит он. – Что касается ГЦБ, то доходность по ним слишком низкая, поэтому, как только были сняты лимиты по вложениям в государственные бумаги, начался переток средств в корпоративный сегмент».

Ставки вознаграждения по депозитам действительно выросли. Но заметное повышение стоимости депозитов произошло только осенью. Именно в это время банки, действительно нуждающиеся в привлечении средств с внутреннего рынка, стали увеличивать ставки по вкладам и для физических, и для юридических лиц. Понятно, что страховым компаниям стало выгодно держать свои активы на банковских депозитах, но это не объясняет, почему объемы средств, размещенных на депозитах, резко выросли во втором квартале прошлого года, когда ставки были еще стабильно низкими. Доля корпоративных бумаг в инвестпортфелях СК также стала расти одновременно с банковскими депозитами. В основном это банковские облигации, ведь они составляют не менее 90% обращающихся на рынке долговых бумаг. Здесь возможно только одно предположение: нужда в ликвидных средствах у банков возникла уже в первом полугодии 2007 года. Активы дочерних СК стали наиболее доступным для банков источником ликвидности.

Как рассказал нам специалист одной из управляющих компаний, пожелавший остаться анонимным, на рынке широко применяются приемы, позволяющие обойти установленные лимиты по инвестициям в аффилированные банки. Один из них – так называемая свечка: страховая компания размещает свои средства в неаффилированном банке, а тот дает кредит родному банку с определенной маржой.

С третьего квартала 2007 года по настоящее время наблюдается еще большее увеличение банковских вкладов в совокупном портфеле СК, а также операций «обратное репо». Происходит это за счет некоторого снижения доли корпоративных бумаг, но особенно сокращения объема ГЦБ.

Купить и быстро продать

Что бы ни говорили о низкой доходности госбумаг, сегодня они являются привлекательным инструментом для институциональных инвесторов. Ставки вознаграждения по ним значительно выросли, и не только по долгосрочным бумагам, но и по краткосрочным. Конечно, -МЕУЖКАМ, индексированные к инфляции, предназначены для «пенсов», но и такие бумаги, как МЕККАМ, сейчас размещаются по более высокой ставке. В 2007 году она составляла 7,2–9,1% (годом раньше – менее 3%). Эти «короткие» бумаги сейчас востребованы банками и ПИФами, потому что обладают несомненными достоинствами – высокой ликвидностью и надежностью. Странно, что СК сокращают в своих портфелях долю ГЦБ, которые, по определению специалистов, при нынешней нестабильности на финансовом рынке служат подушкой безопасности для инвесторов.

А вот уменьшение объемов корпоративных бумаг директору департамента управления активами компании «Алмэкс Эссет менеджмент» Евгению Попову представляется вполне логичным. По его словам, дело в низкой ликвидности рынка «негосов». «Если по акциям рынок оживился, особенно после того как появились акции “Казахмыса” и ENRC, то продать нормальный объем негосударственных облигаций невозможно. У нас принцип – купил и держи», – говорит он.

Страховщикам покупать корпоративные бумаги даже по хорошей доходности – 16–18% годовых – невыгодно: ведь выплаты по страховым случаям трудно запланировать. Деньги могут понадобиться срочно, а НГЦБ реализовать трудно, либо придется продавать их с дисконтом. «С точки зрения соотношения уровня доходности и ликвидности депозиты в банках являются оптимальным вложением для СК, – говорит г-н Попов. – Можно сделать срочный вклад – на полгода, год. Тем более для своей страховой компании банки могут предоставить более лояльные условия, в том числе возможность частичного изъятия. При кризисе ликвидности банки пошли на эти льготы для своих депозиторов».

Опасные связи

Существование банковских холдингов характерно для развивающихся рынков: синергия перекрестных продаж увеличивает эффективность каждой из компаний, входящих в банковский конгломерат. Такое взаимодействие в хорошие времена можно считать дополнительным конкурентным преимуществом всей группы. Но вот в период нестабильности такая вертикальная структура способствует нарастанию рисков: в случае банкротства или финансовых потерь банка дочерние структуры также могут понести убытки. Не только материальные. Как отмечают в АФН, возможно негативное влияние на деятельность, к примеру, страховой организации или накопительного пенсионного фонда, репутационного риска, ведь название банка обычно ассоциируется со всеми участниками группы.

Глава Национального банка Анвар Сайденов считает, что «нестабильность банковской системы может отрицательно повлиять на устойчивость других сегментов финансового рынка, подверженных кризису из-за того, что часть субъектов сектора являются дочерними организациями банков или входят в состав банковских конгломератов». Он подчеркнул, что особенно могут пострадать НПФ, поскольку значительная доля финансовых инструментов банков находится в их инвестиционном портфеле. Это утверждение справедливо и по отношению к страховым компаниям. Защитой от рисков может быть только диверсификация бизнеса и большая независимость от аффилированных структур. Как говорит глава АФН Елена Бахмутова, агентство строго следит за тем, чтобы компании, входящие в банковский конгломерат, не увлекались вложениями в материнский банк.

Вместе с тем, регулятор рынка против принудительного разделения страховых компаний и банков. Как ответили «Эксперту Казахстан» в АФН, такое ограничение, вопреки ожиданиям, может привести к нарастанию рисков в СК за счет непрозрачной структуры собственности. Банки начнут использовать скрытые схемы участия в капитале страховщиков, а риски между банками и СК будет трудно отслеживать в рамках консолидированного надзора, ведь формально страховые компании не будут входить в конгломерат.

Банковская группа, утверждают в АФН, в период нестабильности на финансовых рынках является наиболее устойчивой единицей, потому что риски диверсифицированы в различных секторах экономики, а иногда и в разных странах. Вместе с тем концентрация какого-либо риска (например, кредитного) может достичь такого уровня, что приведет к краху всей группы. В общем, возможен эффект домино, как это произошло при банкротстве Валют-Транзит банка, когда из всей группы уцелел только пенсионный фонд, активы которого были позже переданы в другой НПФ.

В то же время некоторые эксперты считают, что опасность аффилированности СК и банков сильно преувеличена. По мнению Евгения Попова, разрушение финансовой системы при невозможности фондирования на внутреннем рынке, в том числе и через привлечение средств дочерних компаний, куда опаснее. «Если бы вдруг регулятор изменил пруденциальные нормативы, когда начались проблемы с ликвидностью, с тем чтобы все вкладывались в ГЦБ, это было бы неправильно. Невозможна инвестиционная деятельность без риска, но он отслеживается как самой страховой компанией, так и АФН», – уверен он.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?