Школа в тумане

Непрозрачность механизмов финансирования и реформирования образовательной сферы не позволяет создать в Казахстане эффективную систему школьного обучения

Школа в тумане

В начале июня Министерство образования и науки Казахстана предложило правительству изменить с 2009 года систему единого национального тестирования (ЕНТ), отделив вступительные экзамены от выпускных. При этом глава министерства Жансеит Туймебаев сослался на пожелания учеников и их родителей: «Большинство из них хотят, чтобы их дети сдавали экзамены по профильным предметам», – заявил министр.

Пятилетняя эпопея с ЕНТ оказалась безрезультатной. Вместо объективной системы оценки уровня подготовки школьников мы получили запутанный и коррупционный механизм. Многочисленные ошибки в программном обеспечении, путаница в процессе проведения ЕНТ, некорректно сформулированные задания тестов подорвали доверие к национальному тестированию.

История с ЕНТ стала своеобразной лакмусовой бумажкой, демонстрирующей неэффективность государственной политики в области образования. Несколько лет работы над системой ЕНТ не смогли превратить ее в работоспособный механизм. То же самое происходит с рядом других инициатив в сфере образования. Компьютеризация школ, строительство новых образовательных учреждений, подготовка педагогических кадров – все госпрограммы в той или иной степени буксуют. Во многом проблемы порождаются несовершенным механизмом финансирования сферы образования. Речь идет как о недостаточном объеме выделяемых средств, так и неэффективном освоении этих денег.

Местные не справятся

Может показаться, что школам не приходится жаловаться на бедность. С 2000 года государственные расходы на образование выросли в семь раз в номинальном выражении и приблизительно в три раза в реальных числах – с 71,9 млн до 455,2 млн тенге. Рост расходов позволил открыть двери новых школ и несколько повысить зарплаты учителей (с 2005 года они ежегодно повышаются в среднем на 30%). Так, программа развития сельских школ «Ауыл Мектебi» помогла оптимизировать среднее образование на селе, где большое количество школ было закрыто или недоукомплектовано из-за массовой миграции в города. В результате около 140 сел получили новые школы, включая интернаты, хотя потребности, конечно, не были удовлетворены полностью. Но не были решены проблемы работающих учебных заведений. По мнению Международного института современной политики (Алматы), перенос основной нагрузки расходов на образование (около 80%) с республиканского на местные бюджеты препятствует эффективному решению инфраструктурных проблем образования (напомним, что местные бюджеты отвечают за выплату зарплат и некоторые другие текущие расходы – библиотечный фонд, ремонт и так далее. Госбюджет финансирует программы развития).

Пятилетняя эпопея с ЕНТ оказалась безрезультатной. Вместо объективной системы оценки уровня подготовки школьников мы получили запутанный и коррупционный механизм

Согласно цифрам правительства, из 8 тыс. работающих в РК школ около 200 пребывают в аварийном состоянии, около 2 тыс. школ требуют капитального ремонта. Дефицит ученических мест составляет примерно 500 тыс. единиц, что не позволяет пока отказаться от двух- и трехсменного обучения.

Стратегия государства предполагает строительство новых учебных заведений. Однако просто построить школы мало. Как отмечает руководитель проекта бюджетной прозрачности в фонде «Сорос–Казахстан» Жанибек Хасан: «Вопрос остается: кто будет работать в этих 100 школах? Проблема недостатка профессиональных учительских кадров, миграции из сел в города, перехода педагогов из школ в бизнес-структуры оставляет немного шансов на то, что эти рабочие места будут заняты квалифицированными учителями. К сожалению, эта сторона проблемы не получает пока должного внимания. К тому же качество новых зданий школ – это тоже вопрос, заслуживающий отдельного внимания. Многие школы, построенные в последние годы, плохого качества».

Слишком далеко от Болоньи

Примерно такая же ситуация сложилась и с проектом по развитию в школах информационных технологий. Еще в 2001 году было объявлено о полном завершении компьютеризации школ – но, по сообщениям из разных регионов, тогда значительная часть средств была растрачена не по назначению. Поэтому в 2007-м правительством было повторно объявлено об обеспечении школ компьютерами. Следующий этап – подключение школ к Интернету и внедрение интерактивных досок, позволяющих проводить мультимедийные уроки, в том числе через Интернет – также вызвал скептицизм у экспертов. «Пропускная способность школьного Интернета мала, а интерактивные доски оказались не совсем продуманной инициативой, поскольку педагоги на местах должны сами разрабатывать для них программное обеспечение и контент, а проведение одновременных уроков через Интернет невозможно из-за узости интернет-канала в школах», – говорит г-н Хасан.

Еще одна болезненная тема в Казахстане – это учебники. Эксперты, родители и чиновники признают, что далеко не все учебные пособия, разработанные в Казахстане, можно назвать качественными. Ирина Халелова из общественного родительского комитета говорит, что книги написаны либо сложным языком, малопонятным для школьников, либо с большим количеством ошибок и опечаток. Разработка национальной базы учебников действительно является вопросом интеллектуальной независимости суверенной страны. Но процесс создания учебников остается непрозрачным на всех этапах производственного цикла – отбора авторов, экспертизы книг и тендеров по их выпуску, считает глава центра анализа образовательной политики Сауле Каликова из фонда «Бiлiм».

Среди прочих проблем одной из важнейших является недостаток ученических мест и педагогических кадров. Ожидалось, что уже в нынешнем году Казахстан перейдет к трехступенчатой модели обучения школьников (4 года начальной школы, 6 лет среднего образования и 2 года специализированного обучения). Это позволило бы приблизить национальную систему образования к европейским стандартам, стать на шаг ближе к Болонскому процессу. Но ее запуск был отложен на неопределенный срок. По словам Галины Самотокиной, замглавы департамента образования мэрии Алматы, одна из главных проблем – все тот же дефицит ученических мест. «Кроме того, отсутствует госстандарт 12-летнего образования, новое содержание, учебные материалы, методология», – говорит она. Педагогические вузы республики еще не начинали подготовку кадров, которые должны работать по новой модели – по примерным подсчетам, с переходом на двенадцатилетку стране понадобится до 20 тыс. новых учителей.

Дорогое бесплатное образование

Но, пожалуй, самая большая проблема казахстанских школ – недостаточное финансирование. Несмотря на формальный рост госрасходов на образование, в 1991 году они составляли 6,5% от ВВП республики, а с середины 1990-х не превышают 3,5%, из которых, по данным Всемирного банка за 2005 г., около 0,1% ВВП тратится на начальное образование и еще примерно 2,2–2,5% – на среднее. Минимальный стандарт для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) составляет около 6%.

Скудные бюджеты школ и низкая зарплата учителей, составляющая сегодня при всех повышениях около 300 долларов в месяц, провоцируют коррупцию, низкую мотивацию педагогов, утечку мозгов из этой отрасли. За последние годы власти предпринимали меры для борьбы с добровольно-принудительным сбором средств с родителей учеников в непрозрачные фонды школ, однако практика остается, подрывая, по мнению г-жи Халеловой, принцип гарантированного законом бесплатного среднего образования.

Госпрограмма предполагает до 2010 года увеличение финансирования образовательных учреждений. С учетом нынешних финансово-экономических сложностей эти планы остаются под вопросом. В то же самое время даже эти ресурсы, которые государство выделяет сегодня на образование, могли бы использоваться более качественно. Не случайно в отчетах Программы развития ООН отмечается, что другие главные препятствия реформе образования в Казахстане помимо слабых госинвестиций – это неадекватные навыки управления и стратегического планирования.

Такого же мнения придерживаются в Программе обеспечения бюджетной прозрачности фонда «Сорос–Казахстан» – несмотря на постоянное увеличение государственных расходов на образование, уровень образования продолжает неуклонно падать. Главная причина, по словам Жанибека Хасана, неэффективное использование выделяемых средств. Это в том числе непрофессиональное планирование бюджетов на всех уровнях – от школы до области – без надлежащего мониторинга, анализа нужд и расходов, нетранспарентность в принятии бюджетов и особенно переводе денег в регионы и, в конечном счете, в школы, а также сомнительный процесс расходования средств, из-за чего, по сути, невозможно отследить движение денег.

Пока не будет решена проблема прозрачности финансирования образовательной сферы, невозможно рассчитывать и на решение прочих проблем казахстанской школы. И решение этой проблемы (как и бюджетной прозрачности в целом) зависит от наличия политической воли у государства. Пока ее не будет, можно принимать какие угодно программы по развитию школ, но толку от них будет не больше, чем от ЕНТ.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?