Над пропастью во ржи

Правительство РК пытается поддержать темпы роста экономики и не допустить раскручивания инфляционной спирали. Одновременно решить эти задачи не удастся: нужно сделать выбор

Над пропастью во ржи

На прошлой неделе парламент Казахстана одобрил уточнения в бюджет 2008 года, тем самым продолжив традицию последних пяти лет – весной вносить поправки в главный финансовый документ страны. Правда, повод для внесения изменений был абсолютно иной. В прежние годы правительство благодаря удачно складывающейся конъюнктуре на мировых сырьевых рынках приходило в парламент с самыми позитивными новостями. Пересматривались в сторону увеличения макроэкономические показатели, а также доходная и расходная части бюджета. В этом же году ситуация другая. Спад в экономике Казахстана отнюдь не преодолен, поэтому правительству пришлось скорректировать свои макроэкономические прогнозы. Причем перед правительством на сегодня стоит архисложная дилемма – с одной стороны, удержать инфляцию в заданном коридоре, с другой – поддержать хотя бы на планируемом уровне экономический рост.

Надо определиться с приоритетами

Доктор экономических наук, профессор Арыстан Есентугелов считает, что одновременно решить эти задачи невозможно – необходимо определиться с приоритетом. Он убежден – в нынешних условиях главный приоритет необходимо отдать удержанию инфляции в заданном коридоре, а также поддержанию валютного курса. «Главное – не допустить роста инфляции. Потому что при инфляции 10, 12, 15%, соответственно, вырастет ставка рефинансирования банков, произойдет удорожание кредитов. О каком инвестировании производства тогда говорить? Для реального развития обрабатывающей промышленности, для МСБ это непосильные ставки. С другой стороны, высокая инфляция – снижение потребления. А потребление до недавнего времени занимало 2/3 ВВП, сейчас чуть больше половины, снизившись в прошлом году как раз на рост инфляции, – говорит Арыстан Есентугелов. – Так просто выиграть по всем направлениям невозможно. Надо выбрать приоритеты. Если инфляцию не контролируешь, а будешь стимулировать потребление, это скажется на темпах роста производства только через 10–15 месяцев. За это время инфляция съест все. Основная проблема в этом. Многие думают, что стоит выделить денег, сразу поднимется спрос и производство. Это отнюдь не так».

С такой позицией согласны не все. Так, председатель правления АО «Фонд поддержки малого и среднего предпринимательства “Даму” Госман Амрин считает, что повышение ликвидности в экономике не будет оказывать серьезного воздействия на инфляцию: «Я бы не стал бороться с инфляцией, а стал бы поддерживать рост. Я понимаю, что инфляция вызывает социальную напряженность, но я не стал бы жертвовать ради этого будущим. В инфляции большая составляющая общей мировой ситуации, которую не может контролировать и прямо воздействовать на нее ни одно правительство, в том числе и казахстанское. Создание условий для роста – это более выполнимая задача». Есть и еще один аспект проблемы, на который г-н Амрин обращает внимание: «Когда вы начинаете бороться с инфляцией, администрируете, дотируете какой-то сектор, это ведет к общественной пассивности, но когда стимулируете рост, возрастает жизненная активность. Тебе создают условия, и легче пережить трудности. Это лучше, чем когда приходят и говорят: ты бедный? На тебе кусочек. Нам необходимо сначала поднять темпы роста. А потом сдерживать рост цен».

По мнению бывшего вице-премьера Ораза Жандосова, увеличение бюджетных расходов вряд ли способно оказать серьезное воздействие на темпы инфляции, поскольку на них в основном влияет изменение мировых цен на энергоносители и продукты питания. Он тоже считает, что правительство основной акцент должно сделать на экономический рост. Однако, как известно, поддерживать экономический рост можно как за счет инвестиций, так и за счет стимулирования потребления. И здесь точки зрения экспертов расходятся. Госман Амрин считает, что основной приоритет надо отдать инвестициям, причем в реальный производственный сектор: «В нашей ситуации существует давление, связанное с ростом цен на энергоносители, электроэнергию. Оно дает кумулятивный эффект на все – любое производство. Вторая составляющая – стоимость ресурсов, которая в условиях их дефицита поползла вверх на 20% и больше. Два этих фундаментальных фактора резко снизили норму доходности любого бизнеса. И они начинают сворачивать свою деятельность. Исходя из этого, мы должны, кроме того что увеличить объем финансовой поддержки, ее фокусировать. И это должен быть реальный сектор – производство работ и услуг, но не торговля, не финансовое посредничество. И ни в коем случае не попадаться в ловушку – давайте будем давать на оборотку, и все. Поскольку экономические циклы будут повторяться, поддержка должна носить антициклический характер». С ним отчасти не согласен Ораз Жандосов. Он уверен, что в нынешних условиях следует стимулировать потребление. «Правительству необходимо в первую очередь в качестве тактической меры за счет бюджетных расходов стимулировать конечный спрос за счет повышения пенсий и зарплат. Это позволит решить сразу несколько задач. Даст толчок малому и среднему бизнесу, который в условиях падения объемов потребления не может рассчитаться по кредитам и вынужден сворачивать свою деятельность. Позволит компенсировать населению потери от незапланированной инфляции прошлого года и начала текущего. Кроме того, рост зарплат положительно повлияет на доходную часть местных бюджетов, поскольку подоходный налог – основной источник их доходов».

Инвестиции в людей

Нынешняя ситуация дает шанс правительству решить еще одну крайне важную и давно декларируемую им задачу повышения качества человеческого капитала. До сих пор основными инвестициями в человеческий капитал оно считало строительство школ и больниц. Однако существующий разрыв между средней заработной платой бюджетного сектора (учителей и врачей) и средней заработной платой в экономике страны в 2,5 раза сводит на нет все усилия правительства и отчасти делает их бессмысленными. Зачем нужны новые школы, если преподавать в них некому или уровень образования крайне низкого качества. Нельзя сказать, что правительство не замечает этой проблемы. До 2012 года предполагается поэтапное повышение зарплат в два раза. Но, на наш взгляд, не это главное. Основная проблема не в механическом поэтапном повышении, а в преодолении диспропорции. Без ее ликвидации ни о каком улучшении качества образования или медобслуживания не может идти речи, как и о повышении престижа профессий, о котором так пекутся профильные ведомства. Сейчас для этого наиболее подходящая ситуация – вряд ли другие сектора экономики смогут повысить заработные платы, если правительство доведет зарплату врачей и учителей до среднего по стране или чуть выше. Понятно, что это не даст сиюминутных результатов в росте качества образования и медицинского обслуживания. Но даст четкие ориентиры для тех профессионалов, кто ушел из профессии, а также для тех, кто еще только учится или собирается учиться. В целом цена вопроса, по подсчетам специалистов, – около 50–70 млрд тенге. Необходимо учесть, что эти деньги будут выделены не единовременно, а с разбивкой по месяцам. Кроме того, стоит отметить, что, по данным социологов, врачи и учителя – это наиболее ответственный потребитель, и в этом смысле вряд ли стоит бояться сильных инфляционных всплесков. Выбор за правительством. «Задача, стоящая перед правительством, чрезвычайно трудна, ему придется идти по лезвию ножа. Направо оступишься – овраг инфляции, налево – овраг падения темпов роста ВВП, роста экономики. Придется идти строго прямо и помнить Жванецкого: “Одно неосторожное движение, и ты уже отец”», – говорит Арыстан Есентугелов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее