Свобода с ограничениями

Отмена регулятором требования инвестировать не менее 70% пенсионных активов в рейтинговые бумаги позволит казахстанским компаниям получить доступ к пенсионным деньгам. Но не всем, а лишь качественным эмитентам

Свобода с ограничениями

Постепенный переход от листинга к рейтингу как критерию оценки качества эмитента и ценной бумаги прервался почти на завершающей стадии. В конце мая на сайте Агентства финансового надзора (АФН) появилось сообщение о внесении изменений в ряд постановлений правления этой организации, в том числе и в Правила осуществления деятельности по инвестиционному управлению пенсионными активами (ПА). Поправки коснулись всего лишь одного положения: исключено требование по фактическому объему инвестиций за счет ПА в финансовые инструменты, обладающие рейтинговой оценкой. Ранее предполагалось довести долю рейтинговых инструментов в инвестпортфелях накопительных пенсионных фондов (НПФ) до 70% к 1 июля нынешнего года. Теперь это требование отменено «в целях снижения степени подверженности пенсионных активов рискам». Что интересно, переход к рейтинговым оценкам инструментов должен был решить похожую задачу: обеспечить инвестирование ПА в надежные бумаги.

В поисках качества

Еще в 2006 году, когда были приняты упомянутые выше правила, профучастники призывали переходить к новым стандартам инвестирования постепенно, в течение как минимум трех лет. Время, говорили они, нужно не только эмитентам на получение рейтингов, но и самим пенсионным фондам, чтобы реструктурировать свои портфели без потери инвестиционного дохода. Но исключенный ныне пункт обязывал довести объем инвестиций в рейтинговые инструменты до максимума, то есть до 70%, в четыре этапа – с 1 января 2007 года до 1 июля 2008-го, всего за полтора года. При этом соответствующим признавался рейтинг от международных агентств для иностранных эмитентов на уровне «ВВВ», для казахстанских – «ВВ-», по национальной шкале – «KZBBB».

Регулятор, форсируя этот процесс, стремился к обеспечению надежности инвестиций пенсионных активов, а значит, их сохранности. В этом смысле рейтинговые бумаги являются наиболее надежными инструментами для вложения ПА. В Казахстане в то время (да и теперь, несмотря на глобальный кризис и последовавшее за ним снижение рейтингов и страны, и ряда наших эмитентов) рейтингами международного уровня обладают в основном банки, а также национальные компании. Хотя руководители АФН не соглашались с тем, что таким образом стимулируют инвестиции в банковские бумаги, на деле выходило именно это.

Хотели, как лучше

Тогда подразумевалось, что вот-вот будет запущено национальное рейтинговое агентство, оценки которого также принимались для инвестиций ПА. Но, как говорит президент АО «Грантум» Наталья Брежнева, «идея о том, что компании, желающие заимствовать пенсионные деньги, начнут получать рейтинги международного уровня, становиться прозрачными, выходить более активно на этот рынок, не оправдалась. Нашего рейтингового агентства, на что также были определенные надежды, так и не существует, есть только национальная шкала Standard & Poor’s». В условиях ограничения инвестирования на местном рынке НПФ стали наращивать в своих портфелях долю бумаг иностранных эмитентов, хотя существенному ее увеличению препятствует девальвация доллара и потенциальный валютный риск. В последнее время Минфин специально для НПФ стал увеличивать объемы эмиссий государственных ценных бумаг, привязанных к инфляции. ГЦБ востребованы пенсионными фондами не только из-за хорошей доходности, но и потому, что позволяют выполнить требования регулятора к качеству активов.

Многие компании, которые хотели бы пройти листинг «А», чтобы получить доступ к пенсионным активам, вынуждены были пересмотреть свои планы. Проходить сложную и достаточно затратную процедуру получения рейтинга, полностью раскрываться – это, очевидно, в их планы не входило. Как подмечает заместитель председателя правления ОИУПА «Жетысу» Андрей Карягин, «прохождение процедуры рейтинга – достаточно дорого для наших эмитентов. К тому же невозможно рейтинговать те выпуски, которые находятся в обращении».

Возможно, все эти резоны не возымели бы действия на АФН, не случись кризис ликвидности. Основной источник финансирования наших предприятий – банки – стали резко сокращать объемы кредитования и повышать их стоимость, а фондовый рынок при существующих ограничениях по инвестициям пенсионных активов не может стать полноценной альтернативой банкам. По словам управляющего директора НПФ Народного банка Казахстана Кантара Орынбаева, АФН обосновывает свое решение тем, что на сегодня рейтингом обладают только банки, поэтому эта норма косвенным образом стимулирует вложения в банки или за рубеж. «Сейчас, насколько я понимаю, такой стимул регулятору не нужен», – добавляет он.

Побег от рисков

Представители управляющих компаний и НПФ оценивают решение АФН положительно. «Чем бы ни руководствовалось агентство, для нас любое послабление – благо», – говорит г-н Орынбаев.

Андрей Карягин отмечает, что теперь НПФ сами будут решать – выбирать им рейтинговые бумаги, ориентироваться на листинг или на другие показатели ценной бумаги, исходя из интересов своих вкладчиков. В то же время он считает, что концептуально это не улучшает, но и не ухудшает ситуацию.

Жесткого запрета вкладываться в бумаги, не имеющие рейтинга, не было и раньше. Но за инвестиционную свободу НПФ должны расплачиваться собственным капиталом, закладывая резервы на покрытие рисков. «Мы могли идти в нерейтинговые бумаги, но при этом повышать достаточность собственного капитала, – говорит Наталья Брежнева. – Если компания по каким бы то ни было причинам не получает рейтинга, это уже подразумевает риск. Сейчас список эмитентов, в принципе, останется тот же самый, но мы будем более свободны в своих инвестициях».

Одновременно с переходом на рейтинговые оценки, в начале 2007 года, АФН стало публиковать и публикует до сих пор на своем сайте коэффициент взвешивания ПА по рискам. Основной целью введения данного показателя для регулятора было повысить требование к адекватности капитала с учетом принимаемого риска. Понятно, чем больше в портфеле надежных (читай рейтинговых) бумаг, тем меньше весят риски. Это был один из стимулов для НПФ вкладываться в инструменты с рейтингом или выпущенные эмитентом, имеющим рейтинг. Если исходить из правила «чем выше риск, тем выше доход», у надежных бумаг есть один существенный недостаток – низкая доходность. С прошлого года многие фонды вышли на отрицательную доходность, но прямо привязывать этот факт к переходу к рейтинговым бумагам нельзя. Скорее это вмешательство высокой инфляции. Тем не менее доходность снижается и без привязки к инфляции.

Наши профессиональные инвесторы могут оценить риски казахстанских эмитентов лучше, чем рейтинговые агентства

По мнению Кантара Орынбаева, нынешнее послабление не должно отразиться на качестве портфелей: «Я не думаю, что отмена требования вкладываться в рейтинговые бумаги вызовет повсеместное увлечение некачественными бумагами, ведь нужно думать еще и о системе в целом, и о поддержании доверия к ней». С этой точки зрения, считает он, нельзя отменять пруденциальные нормативы, то есть требование обеспечивать риски достаточностью капитала. Будем надеяться на то, что необходимость платить за риски урезонит желающих рисковать пенсионными деньгами.

Сегодня, как и в то время, когда только намечался переход к рейтинговым оценкам, говорят, что решение это было преждевременным. На наш взгляд, основная причина таких метаний из стороны в сторону – несбалансированность развития отдельных сегментов финансового рынка: банки, пенсионные фонды и другие организации в своем развитии ушли вперед, а фондовый рынок несколько отстает.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики