Без альтернативы

По словам первого вице-президента Казахстанской фондовой биржи (KASE) Иделя Сабитова, надо было сразу назвать биржу региональным финансовым центром и не тратить время на объединение и переток ликвидности.

Без альтернативы

– Почему отложено IPO биржи?

– Мы планировали провести размещение в первом-втором кварталах. Но дело в том, что подготовка к IPO заняла у нас больше времени, чем мы рассчитывали, потому что все процедуры мы приводим в соответствие с международной практикой, последовательно и тщательно их отрабатываем. В частности, аудит биржи по консолидированной финансовой отчетности за три последних года, который мы планировали окончить к концу марта, завершился на два месяца позже. В итоге мы должны выходить на IPO в июле-августе, то есть в разгар отпусков, что нецелесообразно. Поэтому было решено перенести размещение акций биржи на осень.

– Одним словом, нарушение сроков связано с технической стороной, а не с концептуальной?

– Нет, концептуальных изменений не произошло. Правда, насколько я знаю, сейчас готовится поправка, по которой доля, которую может приобрести один инвестор, включая аффилированных лиц, будет увеличена с пяти до двадцати процентов. Это существенная разница, поскольку речь идет уже о стратегических игроках, в этом случае цена будет серьезно меняться. Нужно дождаться ясности по этому вопросу, без этого на IPO выходить смысла нет. К сожалению, у нас часто меняют концепции на ходу, когда пять процентов устанавливали – это была одна концепция, теперь всерьез обсуждается 20 процентов – это совершенно другая модель. По действующему законодательству только РФЦА может принадлежать 25 процентов акций биржи.

– А есть инвесторы, желающие купить такой большой пакет? Существуют ли ограничения для нерезидентов?

– По определению, IPO – это публичное размещение акций среди неограниченного числа инвесторов. И это хорошо, поскольку позволяет значительно увеличить ликвидность. У нас сложилась уникальная ситуация. Биржа представляет собой инфраструктурное ядро на рынке, и финансовые институты, непосредственно участвующие в торгах, заинтересованы в сохранении своего влияния на условия игры на рынке, поэтому воспользуются правом преимущественной покупки. В связи с этим большой вопрос в том, какая доля останется в свободном обращении и будет продана на IPO.

– Недавно были приняты новые листинговые правила. Как говорится в пресс-релизе KASE и РФЦА – это первый этап объединения площадок. Как это повлияет на развитие рынка?

– С 1 июня введены требования РФЦА. Аналогичные требования, я думаю, к 1 сентября установит АФН. Таким образом, у нас на двух площадках будут действовать одинаковые требования. Под них мы разрабатываем единые листинговые правила и процедуры, а также внутренние документы биржи. Когда внутренние правила вступят в силу, произойдет объединение двух площадок де-факто, потому что де-юре у нас будут действовать одни и те же требования. Эмитенты будут переквалифицированы согласно новой классификации – голубые фишки, средние компании, начинающие компании. Слияние площадок фактически будет означать, что биржа и РФЦА – это одно и то же.

– Получается, что мы пришли к тому же, с чего начали – к одной торговой площадке KASЕ…

– Специальная торговая площадка РФЦА – это одна из торговых площадок биржи, которую мы обслуживаем. У нас есть основной торговый сектор – это биржа, и второй сектор – РФЦА. При этом вся ликвидность сосредоточена на основной площадке. И сейчас мы объединяем их в одно целое. С самого начала деятельности РФЦА я говорил, что нужно биржу назвать региональным финансовым центром и не тратить время на объединение и переток ликвидности. Но действующая модель была изначально предложена иностранными консультантами, что нашло отражение в законе. А ликвидность не так просто переместить с одного места на другое.

– Сегодня предлагается создать альтернативную площадку для средних предприятий. Как вы относитесь к этой идее?

– Вопрос об альтернативной площадке вообще непонятен. В чем альтернатива? Нет никаких препятствий для выхода любой компании на биржу по категории «В» (по новым листинговым правилам – middle cap), где достаточно низкие требования, не говоря уже о нелистинговой категории (в новых требованиях ее аналог – start up). Если частные инвесторы видят в этом интерес и возможность сделать такую площадку прибыльной – пожалуйста, но если речь идет о создании альтернативной площадки за счет государственных средств, то, сами понимаете, какие это вопросы вызывает. Нужно понять, что ликвидность сосредоточивается в одном месте. Зачем делать еще одну площадку? Я не пойму, кто там будет инвестором? На бирже есть эмитенты, есть инвесторы, брокеры-посредники. Пожалуйста, пусть компании приходят на рынок и размещаются. Но нужно понимать, что МСБ имеет своего, специфичного инвестора. Это агрессивно настроенные частные инвесторы, венчурные инвестфонды, хедж-фонды, доля которых в общей массе частных инвесторов очень невелика. У нас пока общая критическая масса не выросла, нет этих групп инвесторов, соответственно, бумаги МСБ на бирже будет некому покупать. Посмотрите на капитализацию западных бирж: доля МСБ в общей массе торгующихся бумаг там очень и очень небольшая.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?