Меры – сейчас, проблемы – потом

Государство меняет правила игры на зерновом рынке Казахстана. Но новации не затрагивают смежников зернопроизводящих хозяйств – мукомолов, а значит, не смогут решить весь комплекс проблем рынка

Меры – сейчас, проблемы – потом

Благоприятная конъюнктура на мировом рынке зерна ярко высветила проблемы на внутреннем рынке Казахстана. Оказалось, что в стране нет четко отлаженного механизма регулирования зерновой отрасли, равных условий для всех участников. Пытаясь реагировать на мировую конъюнктуру, правительство меняет правила игры на ходу, вызывая конфликты интересов производителей и переработчиков. Неудивительно, что пока предлагались лишь пожарные меры по ликвидации «узких» мест рынка. В ближайшем будущем можно ждать принятия стратегически важных решений: мер по улучшению системы подсчета объемов урожая, превращения зерна в биржевой товар, серьезного расширения полномочий государственного АО «Продовольственная контрактная корпорация». Однако и эти меры окажутся недостаточными, если одновременно не будут решены проблемы смежников производителей зерна.

Много было на бумаге

Одна из самых главных проблем зернового рынка, кстати, ставшая, по нашим данным, одной из причин введения временного запрета на экспорт зерна – несовершенная система учета урожая. Проще говоря, значительная часть зерна существует лишь на бумаге, в виде приписок. Рапорты акимами пишутся зачастую «от достигнутого». В результате за три-четыре года завышение валового сбора по стране получилось, по мнению разных экспертов, в пределах 4 млн тонн. Их-то как раз не хватило для гарантированного обеспечения страны зерном до будущего урожая и привычных объемов переходящих запасов. «То, что лежит на элеваторе, посчитать не проблема. А то, что на складах у сельхозтоваропроизводителей, учесть сложнее. Это проблема – точно узнать, сколько, за вычетом семян, может быть выброшено на рынок. Иностранцы делают наш баланс зерна лучше, чем мы», – жалуется член аграрного комитета мажилиса депутат Еркин Рамазанов.

Приписки прошлых лет были менее заметны по нескольким причинам. Во-первых, не было такого ажиотажного спроса, Россия и Украина имели больший экспортный потенциал. В этом году одна за другой эти страны ввели запрет на экспорт своего зерна. Рынок отреагировал быстро – ранее объем вывоза зерна зависел от количества вагонов на железной дороге (в совокупности они позволяли вывозить до полумиллиона тонн в месяц), в нынешнем сезоне экспорт увеличился – трейдеры взяли в аренду хопры-зерновозы.

«Пришлось правительству принимать пожарные меры, основанные на том, что при существующих темпах реализации создавалась опасность оказаться уже к началу осени без хлеба», – поясняет сенатор Евгений Аман. По его словам: «Когда пошел отток зерна, была попытка осуществить анализ того, что мы имеем. Это кого-то привело в недоумение, кого-то испугало. Анализ выявил ситуацию – когда нет учета, нет понимания того, что мы имеем и сколько».

Помимо рисков в плане продовольственной безопасности неверная статистика вредна для экспортеров. Когда приписываются объемы собранных зерновых, это влияет на мировой баланс и, соответственно, на цены. «Если я – импортер, то понимаю, при большом количестве зерна в Казахстане цена будет ниже, особенно на начальной стадии – когда зерна много. И, естественно, я могу демпинговать, получить более низкую цену», – объясняет г-н Рамазанов.

Для большей достоверности учета Минсельхоз предложил внести изменения в законодательство по введению обязательной ежемесячной государственной статотчетности по наличию и движению зерна. Причем административная ответственность за дачу недостоверных данных ляжет и на сельхозтоваропроизводителя, и на сельских статистиков. Также при получении субсидий крестьянин будет обязан письменно ежемесячно отчитываться о валовом сборе урожая и его расходовании.

Регулирование экспорта

Непосредственные зернопроизводители недополучают доходы от экспорта не только из-за ценовых провокаций со стороны зарубежных игроков. Часть доходов отбирают собственные казахстанские посредники. После введения в прошлом году лицензий для экспортеров зерна количество их уменьшилось, но все же, по мнению Минсельхоза, на рынке осталось довольно много посредников. На долю средних и мелких посреднических компаний приходится около 20% рынка экспорта зерна, или почти 1,5 млн тонн в год. «Нам необходимо создать все условия для непосредственного выхода сельхозтоваропроизводителей на внешние рынки без посредников. А этого можно добиться через организацию биржевой торговли, как это принято во всех странах – экспортерах зерна. Наличие зерновой биржи позволит совершать форвардные контракты, что важно для предварительного финансирования зернового производства, а также осуществлять фьючерсные сделки, и за счет этого можно будет прогнозировать ситуацию на региональном зерновом рынке и обеспечивать гарантированный сбыт зерна по фиксированным ценам», – пояснил министр сельского хозяйства Акылбек Куришбаев.

Возможно, вскоре в РК появится такой институт. РФЦА планирует создать государственную универсальную товарно-сырьевую биржу. Сейчас в парламенте обсуждается соответствующий закон. Вероятно, в него войдут предложения Минсельхоза по открытию электронных торговых площадок этой биржи на базе филиалов АО «Казагромаркетинг».

Продкорпорация – за и против

Проблемы с обеспечением внутреннего потребителя должна решить государственная Продкорпорация – главный игрок на зерновом рынке Казахстана. По данным Минсельхоза, ежегодная продовольственная потребность страны составляет порядка 3,5 млн тонн зерна. «Около 2,5 миллиона тонн удовлетворяется традиционно работающими на внутреннем рынке участниками зернового рынка, таким образом, проблемным может быть объем зерна до миллиона тонн. Из них 400 тысяч тонн в настоящее время Продкорпорация уже закупает в качестве государственных реализационных ресурсов для обновления госрезерва. То есть необходимо решить вопрос по созданию стабилизационного фонда продовольственного зерна в объеме 600 тысяч тонн», – проинформировал министр Куришбаев. Для дополнительного закупа зерна из нового урожая Продкорпорации выделяется 18 млрд тенге.

Специальные условия функционирования Продкорпорации из года в год поддерживаются правительством. Вот и в предлагаемом комплексе мер вновь подчеркнута особая роль этого института. По мнению Минсельхоза, Продкорпорация должна «вести себя по-иному, чем другие участники зернового рынка, и занимать позицию ожидания. За этот период может измениться конъюнктура цен на зерно, что в свою очередь может оказаться причиной убыточной деятельности Продкорпорации. Поэтому нужно будет предусмотреть механизм возмещения этих убытков за счет бюджетных средств».

Отметим, что не все зернопроизводители охотно сотрудничают с госструктурой в период формирования госресурсов. Одни – по причине фиксированных цен, которые бывают ниже рыночных, другие – из-за большого количества необходимых документов, безналичной системы оплаты. Учитывая это, Продкорпорация предлагает новый механизм закупа. Весной крестьянам предлагается финансовая помощь из расчета по 100 долларов на гектар. Осенью половина суммы должна быть возвращена в виде зерна по ценам на 1 ноября, другая часть – как кредит под 8% годовых. Возможно, эта схема покажется крестьянам более привлекательной. Но Минсельхоз предлагает, видимо, на всякий случай, «для своевременного закупа зерна в госресурсы законодательно наделить акимов областей полномочиями обеспечения закупа Продкорпорацией планируемого объема зерна в соответствии с установленными ставками зерносеющих областей». То есть акимы получат право не только уговаривать крестьян сдать зерно на этих условиях, но и заставлять.

«Пока не секрет, закуп в стабфонд идет силовым методом. А тут еще и обязывают к этому. Самое сложное – найти баланс между интересами государства и частника», – говорит Еркин Рамазанов.

Практика формирования стабфондов регионов административно-командными методами обещает смениться добровольно-принудительным способом участия крупных сельхозпредприятий. «Для решения вопросов обеспечения внутренней потребности страны в продовольственном зерне предлагаем в качестве временной меры по стабилизации внутреннего рынка незерносеющих областей, городов Астаны и Алматы до получения нового урожая создать зерновой интервенционный пул с участием Продкорпорации и частных зерновых компаний – участников Зернового союза Казахстана. Пулом решаются две задачи: обеспечение стабильной ситуации на внутреннем рынке зерна и предоставление возможности зерновым компаниям, не получившим дохода от реализации зерна на экспорт в связи с введением запрета, провести посевную кампанию», – доложил г-н Куришбаев.

Как бы ни были оправданы интересами продбезопасности эти меры, некоторые аграрии называют их нерыночными и предлагают иные решения проблем. Например, ввести подобие продналога – обязательную сдачу какого-то объема зерна с единицы площади или отчисления в денежном выражении. Немало приверженцев другой идеи – возложить ответственность на Продкорпорацию за весь продовольственный запас зерна, а не только за миллион тонн. «На мой взгляд, проще поручить все 3,5 миллиона тонн закупать и хранить Продкорпорации. Потом отгружать регионам по единой цене», – предлагает свое решение проблемы Еркин Рамазанов.

А вот усиление роли акимов в формировании госрезервов эксперты оценивают резко отрицательно. Прежде всего акимы должны способствовать созданию нормального бизнес-климата в регионе, по силе возможностей договариваться с поставщиками зерна, муки при их потенциальном дефиците. Задача правительства – проанализировать имеющиеся инструменты, механизмы рыночного характера, а не позволять действовать командными методами, напоминающими продразверстку. Может, более рационально задействовать возможности СПК при формировании стабфондов.

Печали мукомолов

Главный недостаток предлагающихся мер по регулированию внутреннего рынка зерна – отсутствие малейшего намека на разрешение проблем переработчиков. Ситуация с трехкратным повышением против прошлогоднего уровня цен на зерно и без того осложнила их деятельность. Ведь оборотных средств стало хватать лишь на треть объема сырья. Трудно идут переговоры по ценам, которые сейчас, при запрете экспорта зерна, товаропроизводители не хотят снижать, а мукомолам они невыгодны. Этому способствовал и закуп зерна Продкорпорацией по мировым ценам у тех экспортеров, которые не успели продать свое зерно. Конечно, есть резоны в поддержке производителей. Но и переработку нельзя рушить. Экспорт муки является большим подспорьем для экономики страны. В прошлом году Казахстан экспортировал 1,454 млн тонн муки, это 2,1 млн тонн в зерне – без зерновозов. Такая диверсификация экспортного рынка для страны очень важна. Кроме того, в прошлом году спрос на мировом рынке на муку значительно вырос.

«При существующем конфликте интересов экспортеров муки и зерна должен быть третейский судья. Государство должно разработать механизмы, чтобы мукомол мог работать и конкурировать. Мое предложение было – субсидировать ставку вознаграждения по кредитам на пополнение оборотных средств для переработчиков, в первую очередь для экспортеров. Но дайте для этого не миллион долларов, а, к примеру, 10 миллионов долларов. Это не такая большая цифра. А миллиона долларов хватит лишь на 300 тысяч тонн зерна», – предлагает президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Евгений Ган.

Снизить цены на внутреннем рынке можно было бы не так, как сейчас, – заставляя хлебопеков устанавливать низкую стоимость социальной буханки, а в кооперации с Продкорпорацией. «Когда мы говорим о регулировании цен на хлеб, забываем, что на энергоносители мы цену не регулируем, а это – фундамент затрат. Поэтому регулировать цены на хлеб при свободных ценах на энергоносители – абсурд. Когда поднимаются цены, надо оказывать поддержку бедным. А покупать одинаково дешевый хлеб и богатым, и бедным – концептуально неверно», – считает г-н Рамазанов. Как вариант возможно, чтобы на зерно, закупаемое для внутреннего рынка, зафиксировали цену, добавляя издержки за хранение и кредит. Мукомолы, зная, в каком месяце сколько будет стоить зерно, могли бы планировать средства.

Усиление роли акимов в формировании госрезервов эксперты оценивают резко отрицательно

«При Мининдустрии и торговли надо образовать департамент по хлебопродуктам. Ведь произвести зерно и наполнить внутренний рынок – разные задачи. Сюда логично вписывается Продкорпорация как регулятор внутреннего рынка продовольствия, продовольственной безопасности. От государства мы ждем помощи и в прогнозировании ситуации на мировом рынке. Исходя из этих данных можно прогнозировать ситуацию на внутреннем рынке, а значит, предусмотреть меры по соблюдению интересов зернотрейдеров и переработчиков», – подытожил г-н Ган.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики