Опасное оружие

Фильм «Тюльпан» Сергея Дворцевого получил приз второго по значимости конкурса Каннского кинофестиваля «Особый взгляд» и специальную премию «Взгляд молодежи»

Опасное оружие

Кроме того, фильм приобрело Министерство образования Франции, включив его в школьную программу. «Тюльпан» выпустят на DVD. И теперь, как сообщил режиссер, его смогут посмотреть французские мальчишки и девчонки, а также их родители. Хотя перечисленные премии призваны поддержать молодые таланты, в кинематографе Дворцевой не новичок, снятые им документальные ленты удостоены множества престижных наград. «Тюльпан» – его дебют в качестве режиссера художественного кино. Создатели фильма (в пресс-конференции участвовала продюсер «Евразия-фильм» Гульнара Сарсенова) были явно в восторге от своего детища и постоянно его нахваливали.

Как выяснилось, первоначально в проект поверил знаменитый продюсер Карл Баумгартнер, открывший миру Ким-Ки-Дука и Тарантино. Затем Дворцевой предложил проект российским продюсерам Сергею Сельянову и Сергею Мелькумову. Когда фильм достиг апогея – кончились деньги и силы, Сельянов, который работал на «Монголе», посоветовал Сергею показать материал Гульнаре Сарсеновой. «Такой свою родину я никогда не видела, – рассказывала она, – то, что показал Сергей, было открытием и потрясением. Я обещала помочь закончить фильм».

«Сергей собрал актеров, которые должны были играть членов одной семьи (там был небольшой съемочный аул), и заставил их жить в одной юрте вместе в течение трех месяцев. Ему надо было показать, что это настоящая казахская семья, живущая в степи. И это получилось. К концу фильма игравшие в фильме дети называли актеров папой и мамой. Для Сергея нет мелочей, он пришел из документалистики. Он очень скрупулезно относится к деталям, иногда даже в ущерб времени и бюджету. Но благодаря этим деталям была воссоздана такая органика фильма, что не поверить ему невозможно. У зрителей возникает чувство, что они смотрят реальную жизнь казахских чабанов и им сопереживают», – поделилась Гульнара своими ощущениями от съемок.

Сергей много говорил о любви к родине, к Казахстану. Родился он в Чимкенте и прожил в нем 28 лет. Окончил авиационный колледж в Украине и радиотехнический институт в Новосибирске. Проработав 9 лет в чимкентском аэрофлоте, поступил на курсы режиссерского образования в Москве. «Я хотел показать любимое мною место. Скучной и пустой степь кажется только на первый взгляд из окна поезда. В действительности она полна жизни. Там живут люди не меньшего диапазона эмоций, чем где-либо. Они бедны, их жизнь сурова, но они счастливы», – объяснил свой замысел режиссер.

– Почему в своем творчестве вы часто обращаетесь к теме глубинки, провинции? Чем это обусловлено – вашим нравственным выбором, социально-политической позицией или художественным видением?

– Во-первых, я сам родом из небольшого города. Когда я работал в аэрофлоте радиоинженером, то достаточно много времени провел в таких местах. В советское время они назывались точками, туда мы прилетали на АН-2. Во-вторых, я начал снимать свои первые картины в Казахстане. И очень хорошо знаю казахскую глубинку и быт. Люблю степь, и с удовольствием туда приезжаю. Я снимаю только то, что мне интересно и трогает.

– Что для вас на первом месте: история с элементами комедии и драмы, социально-политический контекст, жизненный мир или, может быть, красоты природы?

– Для меня это прежде всего интересная история, которая преломляется через меня, мою душу. Я не делал расчетов: мол, сделаю историю про бедных людей, покажу экзотику. Конечно, в фильме есть экзотика, потому что его события происходят очень далеко (500 км от Шымкента). Хорошей картина станет только в том случае, если мне будет интересно. Мы не делали фильм о Казахстане для Европы, а делали его для всех. Чтобы знатоки местных традиций не говорили: «так не бывает», старались максимально приблизить картину к действительности.

– До этого вы снимали документальные фильмы. Чем объясняется смена ориентиров? Что вам дало художественное кино? И вернетесь ли вы в документалистику?

– В документалистике я умею многое. Мои профессиональные навыки на высоте. Ремеслом документалиста владею хорошо. Но сейчас я достиг моральной границы, когда мои фильмы могут навредить людям. Документальное кино имеет такую особенность – чем хуже для людей, тем лучше для режиссера. Ведь в центре документалистики всегда лежат конфликт и драма. Чем глубже ты вникаешь в конфликт, тем больше вторгаешься в частную жизнь. Если я начну снимать фильм о вас, то мне придется коснуться частных аспектов вашей жизни. Тут я могу сделать очень многое. Десять-пятнадцать разных версий вашей жизни. В одном фильме вы будете такая, в другом иная. И вот я задал себе вопрос: зачем это нужно? Со мной однажды произошел, на мой взгляд, глупый эпизод. Когда я уже снимал «Тюльпан», мы встретили одного районного акима:

– Это ты снял документальный фильм про семью чабанов?

– Да, я.

– Ужасный ты сделал фильм.

– Почему?

– Там есть эпизод, когда женщина моет айраном голову. Что ты этим хотел сказать?

– Ничего особенного. Кроме того, что она моет волосы айраном. Я хотел показать жизнь. Ведь это здоровая природная вещь. И это норма для казахской семьи, живущей в степи.

– Ты что, хотел показать всему миру, что в Казахстане нет шампуня?

Представляете, хоть стой, хоть падай. Да весь мир смотрит на это с теплом. Документальное кино – очень острое и опасное оружие. И когда снявшийся у меня чабан сказал мне: «После твоего фильма меня чуть не посадили в тюрьму». (Хотя что такого, безобидный вроде фильм.) Я подумал: надо быть осторожным. Сейчас у меня нет мотивации снимать документальное кино дальше. Я хочу, чтобы все было серьезно. Сейчас для меня есть только игровое кино.

– Документально кино отличается от художественного?

– В корне. В документальном кино ты просто фиксируешь жизнь. Условно говоря, воруешь. А в игровом – создаешь каждый пиксель изображения, делаешь его своими руками. Восхитительно, когда ты что-то придумал и отрепетировал с актерами, и оно вдруг начинает жить самостоятельной жизнью. Созданный нами фильм живет независимо от нас, внутри него есть все, и он самодостаточен.

Казахстанская премьера фильма, как обещали его создатели, состоится на кинофестивале «Евразия», который приурочен в этом году к десятилетию Астаны и пройдет в начале сентября в столице. Затем «Тюльпан» покажут в казахстанских кинотеатрах.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности