Ни себе, ни импортерам

Запрет на экспорт муки может не только нанести удар по бизнесу мукомолов, но и ослабить позиции Казахстана на зарубежных рынках

Ни себе, ни импортерам

B середине июля президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений Ган заявил, что по всей республике железнодорожники заблокировали отгрузку муки на экспорт. Хотя «Казахстан темир жолы» (КТЖ) отрицало это, мукомолы в неофициальных беседах подтверждали слова г-на Гана. Более того, по информации «Эксперта Казахстан», экспортеры не могли воспользоваться и иными видами транспорта: автокараваны с мукой также не могли пересечь границу.

По всей видимости, негласный характер распоряжения о введении запретительных мер объясняется тем, что раньше представители правительства обещали не вводить эмбарго на экспорт муки. Так, в конце мая министр сельского хозяйства Акылбек Куришбаев заявлял, что в настоящее время нет необходимости в подобных мерах. Правда, при этом глава правительства Карим Масимов предупреждал, что запрет может быть введен «если будет угроза <дефицита>».

Судя по подсчетам участников рынка, угрозы дефицита муки нет. Есть угроза удорожания продуктов из нее вслед за ростом цен на зерно и муку. Но поскольку рынок насыщен, причина роста цен – отнюдь не дефицит на рынке. Поэтому запретительные меры не помогут решить внутренние проблемы. Напротив, недосчитавшиеся прибыли мукомолы лишатся средств на закупку дорогого зерна. А вот усилить позиции конкурентов наших мукомолов на традиционных рынках сбыта, прежде всего в Центральной Азии, вполне способны.

Предчувствие его не обмануло

Подозрения, что вслед за эмбарго на экспорт зерна власти могут запретить поставки за рубеж муки, охватили участников рынка едва ли не сразу же после введения ограничений в отношении зерновых трейдеров.

Собственно, против запретительных мер в отношении торговцев зерном мукомолы не возражали. Разогрев мирового рынка зерна повлек за собой усиление его экспорта из Казахстана. Минсельхоз определил возможный объем экспорта на 2007/08 маркетинговый год (с июля по июнь) в 9 млн тонн зерна. Ежемесячно из РК вывозилось 1,1–1,4 млн тонн зерна (включая около 110–130 тыс. т муки). Поэтому в феврале раздались первые тревожные звонки от мукомолов, которым не хватало зерна для переработки. Минсельхоз намеревался в марте ввести экспортную пошлину, но решение не было реализовано. К середине апреля объем зарубежных поставок достиг 8 млн тонн, и правительство решило запретить экспорт зерна с мая по сентябрь.

Сразу же возникли подозрения, что с прекращением отгрузок зерна увеличатся продажи муки за рубеж. Так и получилось. Уже на начало июня было экспортировано более 9 млн тонн, из них 7 млн – зерна, остальное – мука в зерновом эквиваленте. В частности, за май было вывезено 192 тыс. тонн муки – это рекордный показатель за все время существования независимого Казахстана.

Можно предположить, что темпы роста экспорта испугали правительство, которое стало опасаться вымывания муки с внутреннего рынка. На сегодня в стране имеется порядка 2 млн 300 тыс. тонн продовольственного зерна. Согласно утвержденным правительством мерам по защите внутреннего рынка и регулированию экспорта переходящего остатка должно остаться миллион тонн и 1, 200 млн тонн – на внутреннее потребление до ноября. Учитывая, что ежемесячная потребность Казахстана составляет, по данным г-на Гана, 200 тыс. тонн зерна, его должно хватить. Ранее рост экспорта муки никак не сказывался на объемах ее запасов внутри страны (см. график 1). Но в правительстве решили по-иному. И в начале июня информагентства сообщили, что в Южно-Казахстанской области вагоны с мукой не выпускают за границу. В частности, об этом сообщал «Казахстан сегодня» со ссылкой на представителя ТОО «Алтын Дэн» Мурата Айкеева, эту же информацию подтвердила глава ТОО «Grain house» Жанна Зубарева.

Через неделю трейдерам удалось добиться отправки вагонов. Но 13 июня из неофициальных источников зернопереработчики узнали о том, что отправка муки будет производиться до 20.00 этого же дня. А затем подача вагонов прекратится. И действительно, вагоны не подавались, хотя и имелись на станциях. Так продолжалось и на момент написания статьи. Ни Минсельхоз, ни КТЖ не признавались в источнике негласного указания о введении фактического эмбарго на продажу муки за рубеж.

Как мука на голову

Внезапный и необъявленный запрет оказался для предпринимателей неожиданностью. Во исполнение экспортных обязательств ими уже были подготовлены партии муки для отправки. Полученные от контрагентов деньги вложены в новые партии зерна, ведь в нынешних условиях высоких цен зернопереработчики работают преимущественно на коротких оборотах. «Мы понимаем, что в случае угрозы продовольственной безопасности может быть объявлен запрет на экспорт. Но ведь никто ни о чем не предупреждал. А у нас контракты в среднем на 20 дней. Как объяснять покупателям, почему не отгружаем? Если бы объявили запрет на экспорт – это форс-мажор, мы как-то можем объясниться с партнерами. Или хотя бы предупредили за месяц, мол, не планируйте продажи», – сетует директор фирмы «Акнар» Игорь Коростелев.

При этом участники рынка не считают, что Казахстану грозит дефицит муки. Во-первых, по их мнению, запасы зерна в стране превышают официальные оценки на 200 тыс. тонн. Кроме того, внутреннее потребление можно считать не до ноября, а до сентября, что дает дополнительно еще 400 тыс. тонн зерна. Оспаривают мукомолы и необходимость резервирования до нового урожая переходных остатков в 500 тыс. тонн. Таким образом, по их расчетам, экспортировать можно еще около одного миллиона тонн муки в зерновом эквиваленте.

«Посмотрите, конечных запасов на душу населения в Казахстане запланировано по 67 кг на человека до нового урожая! В ЕС, США, России переходящие остатки минимизированы, примерно одинаковы и в три раза меньше, чем у нас. Непонятно, зачем нам оставлять эти 500 тыс. тонн и продавать осенью, когда цена снизится? Никто не хочет оголить внутренний рынок и вывезти все за пределы республики. Каждый руководитель предприятия готов подписать меморандум по обеспечению продовольственной безопасности региона, в котором он работает, по необходимому обеспечению внутреннего рынка до нового урожая. Скажем только спасибо, если эта мука будет востребована на внутреннем рынке», – заявляет Евгений Ган.

Стоит отметить, что увеличение экспорта муки за рубеж необязательно означает вымывание ее с внутреннего рынка. При общей мощности мельничных комплексов в РК в 6 млн тонн загружено только 2,5–3,5 млн тонн мощностей. Остальные простаивают. Увеличение объемов экспорта позволило бы загрузить их.

Свято место пусто не бывает

Как только подача вагонов прекратилась, Союз зернопереработчиков поднял тревогу и начал звонить во все инстанции, готовилось письмо и президенту страны. НЭП «Атамекен» также включился в работу. Председатель Национальной экономической палаты Казахстана «Союз «Атамекен» Азат Перуашев, собрав мукомолов и уточнив ситуацию, заявил: «В связи с непонятной ситуацией мы в срочном порядке готовим обращение к премьер-министру РК и в Генеральную прокуратуру».

Евгений Ган надеется, что в результате активных действий негласный запрет на экспорт муки будет снят и отправки вагонов возобновятся. Но на момент сдачи номера журнала ситуация не изменилась. Таким образом, за рубеж не ушло около 50 тыс. тонн муки. Если запрет на экспорт не будет снят, можно будет распрощаться с надеждами на то, что Казахстан в 2008 году продаст за рубеж 1,9 млн тонн муки (в 2007 году было продано 1,45 млн).

Помимо недосчитавшихся прибыли трейдеров и зернопереработчиков пострадали и зарубежные контрагенты казахстанских предприятий. «Самое страшное, что многие бизнесмены, с которыми мы долгое время имели дело, даже деньги назад не просят. Разуверившись, они идут искать других партнеров в России. Человек, который не просит деньги назад, с нами дела иметь больше не будет. Украина и Россия благодаря нашей «поддержке» завоевывают наши традиционные рынки сбыта», – сокрушается г-н Ган. Прежде всего речь идет о среднеазиатских рынках сбыта, которые вполне доступны для конкурентов из ближайших зернопроизводящих стран (см. график 2). По данным «Эксперта Казахстан», с осени прошлого года Россия поставила в Среднюю Азию на 300 тыс. тонн муки больше, чем годом ранее. Поэтому риск потери ближайших рынков сбыта весьма серьезен.

Существуют риски и для внутреннего рынка. Недополученная зернопереработчиками прибыль не позволит им в планируемом объеме закупить зерно для изготовления муки. Ситуация может осложниться тем, что к осени эксперты ожидают снижения цен на зерно. «Запасы есть, на мировом рынке цены падают…Основные мировые экспортеры наращивают площади под зерновыми, например, в странах ЕС отменили залужение 10% площадей. В прошлом году в это время уже были покупатели зерна. В этом они ведут себя очень осторожно, не дают цен заранее», – рассуждает зернопереработчик из Костанайской области Владимир Бойко. Евгений Ган тоже прогнозирует охлаждение на зерновом рынке к осени. Вслед за ценами на зерно будут снижаться и цены на муку. И продукцию, изготовленную в начале лета из дорогого зерна, придется продавать ниже себестоимости. Вряд ли это пойдет на пользу отрасли, обеспечивающей страну сырьем для стратегически важного продукта – хлеба.

[inc pk='273' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики