«Интернет-скважина может фонтанировать сильнее, чем нефтяная»

Как считает один из известнейших в России блогеров, эксперт по социальным СМИ компании SUP Антон Носик, сейчас казахстанский Интернет находится на ранней стадии развития. Доходы от рекламы местных сайтов почти нулевые. Поэтому будущее Казнета в руках стратегических инвесторов, верящих, что их вложения со временем окупятся, энтузиастов, занимающихся общественно полезным и любимым делом, и политических сил, лоббирующих свои интересы. Антон Носик уверен, что малочисленность населения страны и приход популярных зарубежных брендов не станут препятствиями для развития местных сетевых ресурсов, в том числе одного из самых быстроразвивающихся в мире сегментов – социальных сетей.

«Интернет-скважина может фонтанировать сильнее, чем нефтяная»

– Антон, есть ли перспективы развития у казахстанских социальных сетей? На конференции часто приводили в пример Прибалтику. Но у нас несколько другая ситуация.

– Про Прибалтику говорят потому, что там такие сети, как One.lv или как Delfi.lv, не имеют аналогов за пределами этой страны. Их совершенно не напугали ни «В контакте», ни Facebook, ни Myspace. Что касается «Одноклассников.ру», то One.lv является его первым инвестором. Это прибалтийцы создали «Одноклассников», а не наоборот. Этот пример показывает, что страна может быть с гулькин нос – в Эстонии проживают 1,3 миллиона человек – меньше, чем интернет-пользователей в Казахстане – и при этом у нее может быть сеть, покрывающая 94% населения, за каждую смену юзерпика берущая один евро и имеющая обороты, сравнимые с оборотами Yandex.

– В чем же проблема Казахстана? Может быть, в интеллектуальных ресурсах?

– Проблемы никакой нет. Есть запаздывание определенных групп людей, которые вложатся в Интернет, пока другие не готовы. Это очередная история о том, как вознаграждается инвесторская, предпринимательская наглость. История с задержкой. Вы счастливый край потому, что везде умные все придумали и сделали. Здесь тоже уже все известно, все, что можно придумать и сделать. Но пока люди думают: зачем я буду создавать интернет-проект, если бензоколонка мне уже приносит прибыль? У вас может пойти любой on-line проект, как в области новостей, так и в области барахолки.

– Наравне с аргументом малочисленности населения, в качестве препятствия развития местных сетей приводят и то, что казахстанские пользователи уже пользуются ресурсами Рунета.

– Например, среди 16 команд, участвующих в этом году в чемпионате Европы по футболу, были финалисты чемпионата мира – Италия и Франция – и финалисты прошлого чемпионата Европы – Португалия и Греция. Но остальных участников это не остановило. И, как вы знаете, ни один из четырех перечисленных не вышел в финал. До появления Google в России пользовались Yahoo, MSM, America on-line, Alta-vista. Потом появились другие игроки и заняли, образно говоря, места в финале.

– Вы хотите сказать, безвыходных ситуаций не бывает?

– Не бывает ситуаций застывших. Почти во всех странах мира на первом месте среди посещаемых ресурсов Google, но он не мешает ни в одной из этих стран ничему. Есть служба знакомств, есть магазины, новостные издания. В Англии и Америке Google на первом месте. Но разве он мешает тем, кто на местах со второго по две тысячи второе? Более того, занимающие первые строчки таблицы не мешают, а наоборот, создают очень хорошую платформу и трамплин. Казахский новостной сайт будет посещать аудитория, читавшая до этого новости на Yandex. И потерять пользователей из-за него местный сайт не может. Созданные до него популярные ресурсы – это системообразующие предприятия, поставляющие пользовательское сырье. Они, развивая у местного населения привычку сидеть в Интернете, подготавливают почву для появления собственных локальных ресурсов. Они не мешают, а готовят.

– Локальные ресурсы интересны, прежде всего, своим местным контентом…

– Люди ездят в Америку, покупают там ай-фоны. Если будут локальные дилеры ай-фонов, разве они будут ездить туда по-прежнему, чтобы покупать их? Не будут. Поэтому совсем не следует, что Yandex, «Одноклассники», или «В контакте» разорили кого-то в Казахстане….

– Рассуждая по аналогии, у нас, например, был свой «31 телеканал», который создавал свои продукты, отражающие нашу специфику, местные казахстанские политические и социокультурные процессы. Недавно его купила компания СТС…

– Вы хотите сказать, что бизнес-модель «31 канала» свелась к тому, чтобы вставить туда опробованные в России рейтинговые образцы? Но были же люди, которые делали эти местные продукты? Если эти продукты были популярны и выигрышны, почему другой канал не возьмет их? Допустим, есть завод по производству популярной местной водки, но на данный момент, например, выгодно сдавать его помещения под офисы. Но это не значит, что производство водки нельзя открыть где-нибудь по соседству. Тем более, если она востребована. Если спрос передвинули, значит, он возродится в другом месте. СТС купил себе место – «31 канал». Он мог бы купить пустую частоту или другой канал. Но случилось так. Это не мешает людям, которые делали качественные передачи, производить свои продукты на другом канале, если они на самом деле рейтинговые.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики