Засыхающая мечта

Проблемы с разведкой и разработкой новых месторождений нефти говорят о том, что прогноз о добыче 130 млн тонн нефти к 2015 году придется пересмотреть в сторону снижения

Засыхающая мечта

Так известно, Казахстан поставил перед собой амбициозную задачу – войти в число крупнейших мировых производителей углеводородов. Основной прирост разведанных запасов и добычи углеводородного сырья в стране связывается с шельфовыми месторождениями, поскольку, по оценкам специалистов, к 2015 году большинство месторождений на суше пройдут свой пик добычи. Тем более что за последние полтора десятка лет геолого-разведочные работы на суше Казахстана не дали сколько-нибудь значительных результатов, тогда как на шельфе Каспийского моря были открыты месторождения Кашаган, Актоты, Кайран, Каламкас-море.

В настоящее время на акватории казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) выделено около 120 структур, общие геологические запасы углеводородов которых оцениваются в 12–17 млрд тонн. Из них 80% расположены на Северном Каспии (в том числе крупнейшее Кашаганское месторождение), около 15% – на Среднем Каспии в районе полуострова Бузачи Мангистауской области (Бузачинский нефтегазоносный бассейн) и 5% – на Южном Каспии (южнее порта Актау). Однако Бузачинский бассейн (с прогнозными запасами углеводородов в 1–2 млрд тонн), в отличие от Северного Каспия, продолжает разочаровывать инвесторов.

Среднекаспийские хроники

Бузачинскому бассейну не везет уже несколько лет. В 2005 году ЛУКОЙЛ пробурил сухую скважину на месторождении Тюб-Караган, что обошлось компании более чем в 20 млн долларов. Прогнозные геологические ресурсы участка оценивались в 324 млн тонн нефти, максимальная годовая добыча прогнозировалась на уровне 7 млн тонн.

В 2006 году аналогичный результат с «сухой» нефтью был получен на участке Курмангазы, где скважину совместно бурили «Роснефть» и «КазМунайГаз». В прошлом году в пределах участка Жемчужина на структуре Хазар была пробурена разведочная скважина глубиной 2118 метров, но ее результатом стало обнаружение лишь следов углеводородов.

Весной этого года активное разведочное бурение на шельфе Каспийского моря было возобновлено. Однако, стараясь избежать неудач и тем самым еще более отпугнуть инвесторов (и без того обеспокоенных законодательными новациями в недропользовании), подход к геологоразведке был изменен. Так, если ранее при бурении использовались старые данные, то теперь новые скважины должны закладываться после проведения новых более тщательных сейсмо- и электроразведочных работ, а также инженерно-геологических исследований.

Бурение поисковой скважины на морском участке Аташский, осуществленное в апреле-июне текущего года операционной компанией ТОО «Компания Аташ» (совместное предприятие, созданное на паритетной основе АО МНК «КазМунайТениз» и «ЛУКОЙЛ Оверсиз Шельф ВV»), проходило уже по новым правилам. Тем не менее результаты разведки оказались столь же неутешительны, хотя согласно прогнозам геологические ресурсы этого участка Каспия должны были составлять 248,8 млн тонн условного топлива, в том числе 141,7 млн тонн нефти. Однако президент АО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов не исключает возможность смещения структуры, в связи с чем геологи компании «проводят дополнительные консультации, чтобы выявить перспективность данного участка».

Может, в вышеозначенных структурах нефть и газ есть, но разведочные скважины бурились не в тех местах и в недостаточном количестве? А может, прав аналитик «Тройки диалог» Валерий Нестеров, полагающий, что «изначально ресурсы Каспия были сильно переоценены, и теперь компаниям надо пересматривать прогнозы. Не исключено, что все крупные месторождения здесь уже открыты». Пока же приходится констатировать, что разведочные скважины, пробуренные на четырех контрактных площадях шельфа Среднего Каспия, дали, по сути, нулевой коммерческий результат.

В настоящее время принадлежащая ЛУКОЙЛу самоподъемная плавучая буровая установка (СПБУ) «Астра» сворачивает все работы на Аташе и передислоцируется на блок Жемчужина, где планируется пробурить вторую разведочную скважину – «Ауэзов-1». По оценке участников проекта, прогнозные ресурсы углеводородов на данном участке, где глубина моря составляет 7–10 метров, оцениваются в 100 млн тонн в нефтяном эквиваленте. Продолжительность строительства скважины проектной глубиной 2490 метров и стоимостью около 60 млн долларов составит 120 дней.

Новое открытие может частично компенсировать неудачи. Однако, по мнению отечественных и иностранных специалистов, даже в случае положительных результатов нефтепоисковых работ на участке Жемчужина проект в условиях Каспия (в частности, из-за возможного высокого «газового фактора») является малорентабельным. В качестве варианта коммерческой добычи на Жемчужине ими рассматривается его разработка в комплексе с рядом расположенным месторождением Каламкас-море, принадлежащим консорциуму Agip KCO. Это вполне возможно, поскольку операторство по проекту Жемчужины принадлежит совместной операционной компании Caspi Meruerty Operating Company B.V., в которой Shell RD Offshore Ventures Ltd и АО МНК «КазМунайТениз» принадлежат по 40% доли, а Oman Pearls Company Ltd – 20%.

В ожидании «коррекции»?

Безусловно, большой беды в неудачах нет – по мировой статистике, из трех-пяти пробуренных на поиск нефти скважин лишь одна оказывается успешной. Но, например, опыт работы нефтяных компаний в азербайджанском секторе Каспийского моря показывает, что после первой неудачи они редко когда предпринимают новую попытку: им легче заплатить неустойку, чем тратиться на бурение второй разведочной скважины. Поэтому после серии провалов в Азербайджане мировые нефтяные компании переключили свое внимание на Казахстан, что позволило правительству РК, уверовавшему в нефтяное Эльдорадо, жестко вести диалог с действующими в стране инвесторами.

Но после неудач на Среднем Каспии иностранные инвесторы могут стать менее сговорчивыми, и по крайней мере в зоне Бузачинского бассейна для привлечения инвесторов придется идти на серьезные уступки. Представители инвесторов отмечают, что работать им приходится в сложных условиях – нет достаточного количества грамотного персонала, необходимой научной базы и инфраструктуры, сложна система тендеров. Теперь еще и высокие геологические риски.

Не добавляет оптимизма и ситуация на Северном Каспии. Недавно состоялся очередной перенос срока начала нефтедобычи в рамках крупнейшего в этом секторе моря Кашаганского проекта. В результате договоренности между правительством и консорциумом Аgip КСО подписан меморандум, в соответствии с которым срок коммерческой добычи на Кашагане (75 тыс. баррелей в сутки) перенесен на октябрь 2013 года. Сумма общих расходов по проекту увеличена до 150 млрд долларов! При этом никаких компенсаций за очередной перенос в бюджет страны не будет. Официальной Астане пришлось уступить, поскольку без согласия на новую отсрочку соглашение об увеличении доли НК «КазМунайГаз» в проекте с 8,3% до 16,67% могло не состояться.

Казахстан, по сделанным прошлой осенью уточненным прогнозам официальной Астаны, предполагает добывать к 2015 году около 130 млн тонн нефти в год. Пока что это виртуальные объемы, основанные на заявлениях правительства. Однако в последние годы рост добычи нефти в Казахстане минимальный (в 2007 году по сравнению с 2006-м добыча нефти в республике выросла на 2,2%), и реальные показатели добычи, перенос сроков освоения Кашагана, череда неудач при разведочном бурении на шельфе говорят о том, что нельзя исключать очередной коррекции прогнозов добычи в сторону их снижения. Тогда придется пересматривать госпрограмму освоения Каспийского моря и поставить под сомнение возможность наполнения не только нефтепроводов БТД, Казахстан–Китай и тех, которые вступят в строй лет через 5–7, но и действующих маршрутов.

Пока такой сценарий публично не обсуждается, поскольку идет вразрез с декларируемой во всех прикаспийских странах стратегией «большой каспийской нефти». Но это не дает оснований для его игнорирования, тем более что нефтяной рынок из чисто товарного превратился в финансовый, на котором сейчас (наряду с уже проявившим себя кредитно-финансовым) активно формируется очередной «мыльный пузырь». Дело в том, что, по мнению аналитиков, как минимум 30% нынешней цены на нефть – это спекулятивная составляющая.

Обрушение рынка нефтяной торговли может иметь катастрофические последствия для Казахстана. В стране нет производств, дающих продукцию в сколько-нибудь заметном количестве даже для внутреннего рынка. И это понятно. Несмотря на всю шумиху вокруг диверсификации экономики, нанотехнологий и прорывных проектов, пока все сводится к экспорту первичных ресурсов в непереработанном виде, превращению страны в сырьевой придаток не только Запада, но и Китая. Таким образом, проблемы с открытием новых месторождений углеводородов должны встряхнуть правительство страны и заставить его начать незамедлительный перевод экономики на инновационный путь развития.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики