Наследство чеболя

Судьба Ким У Чжуна, бывшего председателя южнокорейского бизнес-конгломерата Daewoo International, является иллюстрацией непростых отношений, которые складываются между правительством Южной Кореи и представителями большого бизнеса этой страны

Наследство чеболя

Потеря репутации равнозначна социальной смерти», – написал в 1986 году Ким У Чжун, тогда – один из героев нации, глава Daewoo International, одного из крупнейших бизнес-конгломератов – «чеболь» – Южной Кореи.

До сих пор Ким У Чжун периодически попадает на новостные полосы. Но сегодня мало что осталось от той безупречной репутации, которой корейский бизнесмен так гордился в прошлом. В начале июля массмедиа сообщили, что южнокорейская прокуратура вышла на след секретных активов отца-основателя Daewoo. По утверждению следователей, Ким использовал подставные имена, чтобы приобретать доли акций в местных фирмах. Кроме ценных бумаг, уверена прокуратура, Киму принадлежит большая часть произведений искусства на сумму около одного миллиона долларов, которые размещены в художественной галерее его супруги. Всего же, по некоторым сведениям, органам правосудия удалось найти активы на 140 млн долларов.

Если эта информация подтвердится, то у южнокорейского государства наконец-то появится возможность хотя бы частичной компенсации более чем 20 млрд долларов экономического ущерба. Именно в такую сумму в 2006 году оценил урон, который нанес стране Ким У Чжун, Центральный окружной суд Сеула. Путь самого бизнесмена от национального героя к мошеннику стал иллюстрацией непростых путей, которыми строилось южнокорейское экономическое чудо.

Кровью и потом

В 1967 году 30-летний Ким, имея 10 тыс. долларов, основал небольшую текстильную компанию. Фирма с 20 работниками получила громкое название Daewoo, что в переводе с корейского означает «Великая Вселенная». Легенда гласит, что, стремясь сделать свою компанию более конкурентоспособной, молодой предприниматель приходил по ночам в цех и угощал своих работниц карамельками, чтобы поднять их дух и увеличить производительность труда. Благодаря деловой хватке и интуиции, Киму вскоре удалось стать одним из самых заметных производителей и экспортеров текстиля в Южной Корее.

Но настоящий прорыв Daewoo в большой бизнес произошел в 1976 году: по решению президента Южной Кореи Пак Чон Хи в собственность Киму была передана убыточная государственная машиностроительная компания. Почему именно ему? Потому что президент когда-то учился в классе, в котором преподавал отец основателя «Великой Вселенной». Выстраивая систему чеболей, Пак делал ставку на энергичных и амбициозных бизнесменов, которых он знал лично.

Ким с честью выдержал испытание. Ночуя на кушетке в своем офисе, владелец Daewoo уже через год смог получить от своих новых активов прибыль. Убедившись в деловых качествах бизнесмена, корейское правительство передало его компании убыточный кораблестроительный завод, автомобильную фабрику и другие производства. Упрощенный доступ к государственным кредитам и льготные экспортные тарифы привели к тому, что к началу Азиатского кризиса 1997–1999 годов чеболь Daewoo объединял около 40 бизнесов самого разного профиля внутри страны и свыше 300 субподрядчиков за ее пределами. Только в Корее на Daewoo и ее субподрядчиков работало свыше 2,5 млн человек. За рубежом на предприятиях чеболя, выпускающих широчайший – от сухогрузов до электроники и бытовой химии – спектр продукции, более чем в 100 странах мира трудилось до 300 тыс. человек. К концу 1990-х Daewoo производила около 10% ВВП страны, а ее доля в объеме южнокорейского экспорта превышала 13%. Наряду с Samsung, Hyundai и LG Daewoo входила в первую четверку крупнейших корейских компаний.

Локомотивы экономического чуда

Чеболь представляет собой группу формально самостоятельных фирм различной отраслевой направленности, находящихся в собственности определенных семей и под единым административным и финансовым контролем. Его особенностью являлась многовекторность деловой активности: от промышленного производства до розничной торговли и от компаний, действующих на местном, корейском уровне, до транснациональных корпораций.

Как подчеркивают специалисты, возникновение и успешное функционирование чеболя стало возможно только при поддержке государства, на протяжении многих лет обеспечивавшего им защиту и ряд экономических привилегий. Помимо налоговых и экспортных привилегий, чеболи получали львиную долю иностранных капиталовложений в южнокорейскую экономику. Именно правительственные чиновники, воплощая в жизнь концепцию управляемого капитализма, проводили отбор компаний, в которые направлялись денежные потоки из-за рубежа. Правительство выступало и главным гарантом сохранности иностранных инвестиций.

Сегодня в Южной Корее функционирует несколько десятков чеболей, представляющих собой костяк экономики страны и ее наиболее влиятельную экономическую и политическую силу. Опираясь на экономические возможности чеболя, правительству Пак Чон Хи, пришедшего к власти в результате военного переворота в 1961 году и остававшегося у власти в течение 16 лет, удалось создать одну из самых динамичных азиатских экономик. Южная Корея более 40 лет сохраняла темпы роста выше 7%, а среднедушевой доход населения вырос с учетом инфляции в 13 раз.

К концу 1980-х чеболи стали финансово независимы и самодостаточны с точки зрения экономической безопасности. В связи с этим правительство Южной Кореи начало проводить политику, направленную на снижение государственных субсидий и льгот этим бизнес-единицам, и уделять больше внимания другим участникам южнокорейской экономики.

Во время Азиатского кризиса необходимость в реформах стала особенно острой. За два года 11 из 30 крупнейших корейских чеболей оказались на грани финансового коллапса, и только массивные интервенции правительства удержали страну на грани экономического хаоса. Среди причин, приведших к таким негативным последствиям, эксперты называют чрезмерное увлечение чеболей экспортно ориентироваными отраслями и недостаточное внимание местному рынку, что сделало их особенно чувствительными к колебаниям глобальной экономики. Кроме того, жесткая конкуренция часто приводила к переизбытку тех или иных производств: так, к началу кризиса 1990-х на Южную Корею, которая находилась на 26-м месте в мире по количеству населения, приходилось семь крупных производителей автомобилей.

Многие конгломераты оказались не в состоянии обслуживать кредиты, взятые как в местных государственных индустриальных банках, так и у независимых международных финансовых институтов. И здесь пример Daewoo, чьи долги на момент объявления ее банкротом в конце мая 1999 года превысили 80 млрд долларов, является наиболее показательным. По оценке специалистов, крах «Великой Вселенной» стал самым крупным на тот момент банкротством в современной мировой экономической истории.

Судьба председателя

Несмотря на предостережения экспертов о надвигающемся кризисе, Ким пренебрегал настоятельными рекомендациями правительства по реализации мер, которые могли бы смягчить последствия резкого снижения региональной деловой активности, такими как продажа второстепенных активов, переход на западные формы бухгалтерского учета и проведение финансовых мероприятий по снижению размера долга. В определенный момент южнокорейское правительство осознало, что Daewoo уже является не активом государства, а его пассивом. Именно этим – потерей поддержки со стороны государства – наряду с региональным экономическим кризисом и крупными просчетами в стратегическом менеджменте компании объясняется банкротство Daewoo в августе 1999 года. Фактически контроль перешел к государству, взявшему на себя все обязательства компании. Чеболь подвергся реструктуризации, в результате чего было создано несколько независимых компаний. И только за некоторыми из них (например, автопроизводителем Daewoo Motors) осталось оригинальное название.

[inc pk='1875' service='media']

Против Ким У Чжуна и высшего эшелона руководства Daewoo было начато расследование, что вынудило председателя с октября 1999 года скрываться за рубежом. Уже в июле 2001 года семь топ-менеджеров Daewoo были признаны виновными в коррупции и мошенничестве и осуждены на различные тюремные сроки. Всего к концу 2001 года состоялись процессы над 20 управленцами, экономистами и бухгалтерами чеболя. Но главным обвиняемым оставался Ким. По мнению прокуратуры, он «является автором мошенничества с бухгалтерскими книгами компании на сумму в 43,4 млрд долларов; незаконно взял в долг в кредитных учреждениях 10,3 млрд долларов и нелегально вывез за рубеж для личного пользования 3,2 млрд долларов».

Наряду с Samsung, Hyundai и LG Daewoo входила в первую четверку крупнейших корейских компаний

Несмотря на то что бывший глава Daewoo был объявлен в 2002 году через Интерпол в международный розыск, возможность лично предъявить обвинения появились у южнокорейских прокуроров только в 2005-м, когда Ким по собственной инициативе вернулся в Южную Корею, чтобы, по его словам, «обрести мир с самим собой и спокойно умереть». По приговору суда в мае 2006 года локомотив корейской экономики (заслуги Кима в индустриализации Кореи были особо отмечены в судебном решении) был осужден на 10 лет тюрьмы со взысканием 23 млрд долларов ущерба и штрафа в 100 тыс. долларов. Впрочем, уже в декабре 2007 года Ким У Чжун был выпущен по амнистии.

С момента осуждения председателя Кима в южнокорейском обществе не стихают дебаты по поводу того, является он преступником или жертвой смены государственной политики в отношении чеболей, показательным примером, демонстрирующим серьезность намерения правительства бороться с коррупцией (которая в общественном сознании считается едва ли не обязательным атрибутом чеболей), семейственностью и назначением на ключевые посты по знакомству. Летние находки южнокорейских прокуроров, без сомнения, вызовут новую волну дискуссий о роли и месте чеболей в экономической жизни Южной Кореи, а также о необходимости переосмысления государственной политики в их отношении. Как сказал недавно Майкл Спенс, лауреат Нобелевской премии по экономике: «Даже самые эффективные стратегии развития начинают наносить ущерб экономике, если их применение затягивается слишком долго».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности