Лежачий камень

Позиция Узбекистана накалила обстановку вокруг водообеспечения Южного Казахстана, и так не избалованного достатком влаги

Лежачий камень

Ситуация с водоснабжением Южного Казахстана напоминает сводки с горячих точек. Во вторник, 8 июля, в Ташкенте Казахстан подписал с Узбекистаном межведомственное соглашение о получении необходимых объемов воды из реки Сырдарья. Кроме того, была достигнута договоренность о том, что Узбекистан беспрепятственно пропустит в Казахстан по Сырдарье воду из Токтогульского водохранилища Кыргызстана. Об этом заявил вице-премьер Казахстана Умирзак Шукеев: «На прошлой неделе мы достигли договоренности с правительством Кыргызстана о покупке электроэнергии в объеме 500 миллионов кВт. В обмен на это Кыргызстан должен отпустить примерно 600 миллионов кубометров воды из Токтогула». На следующий день начальник отдела водопользования казахстанского республиканского государственного предприятия (РГП) «Югводхоз» Айгуль Омарова заявила: «…нам сказали, что стороны ничего не решили, и сегодня по каналу “Достык” из Узбекистана поступает 21 кубометр воды в секунду». Это притом, что согласно межгосударственным соглашениям в июле и августе вода в казахстанскую часть канала «Достык», который обеспечивает водой из Сырдарьинского бассейна хлопкосеющие хозяйства Южно-Казахстанской области, должна подаваться в объеме 80–85 кубометров в секунду. Г-жа Омарова отметила, что не располагает информацией, чем вызвано такое решение узбекской стороны.

Сложный вопрос

Годовой сток реки Сырдарья зарегулирован на 94% пятью крупными водохранилищами с общим объемом 32 кубокилометра и другими более мелкими, расположенными в этом бассейне. Во времена СССР Нарын-Сырдарьинский каскад водохранилищ работал в едином ирригационном режиме. В целях его обеспечения, для полной загрузки Бишкекской и Ошской ТЭЦ в зимнее время, ежегодно по решению Госплана СССР осуществлялись централизованные поставки угля, мазута, газа и других ресурсов в Киргизскую ССР. Эти поставки оценены в 1999 году Всемирным банком и ЮСАИД более чем в 70 млн долларов.

После распада Союза и разрыва экономических связей между бывшими союзными республиками Кыргызстан перевел Токтогульское водохранилище на энергетический режим, увеличив зимние попуски в среднем в 2,5 раза. Если до 1993 года из него ежегодно с октября по март выпускалось в среднем 3,30 куб. км воды, то в последующие годы, с переходом на энергетический режим работы, сбрасывается 9 куб. км и более.

С 1994 года проблема водного режима на реке Сырдарья стала главной темой межгосударственных переговоров. С тех пор идут переговоры по такому деликатному вопросу, как распределение воды. Идут они сложно, ведь каждая из стран имеет свой подход, свои интересы, говорит генеральный директор Таджикского НИИ гидротехники и мелиорации Яраш Пулатов: «У наших стран разные подходы к пониманию использования водных ресурсов. Мы с Кыргызстаном имеем один сценарий. Но Туркменистан, Узбекистан и Казахстан имеют другой. Они хотят отделить водные проблемы от энергетических. И говорят, что это разные проблемы, их нельзя рассматривать вместе. Но если для них вода – это хлеб и хлопок, то для нас вода – это энергия».

Вопросы водоснабжения и энергетики тесно переплелись между собой. Узбекистан до сих пор противодействует строительству Рогунской ГЭС – крупнейшей в Центральной Азии. Официальный Ташкент считает, что ГЭС мощностью 3600 МВт на притоке Амударьи может стать фактором экономического давления Душанбе, поскольку он получит возможность регулировать водопоток важнейшего притока Амударьи – Вахша.

Теперь еще и страсти вокруг канала «Достык». Под угрозой стабильность деятельности предприятий сельского хозяйства и фактически жизнь населения.

А в 2000 году Узбекистан без согласования начал возводить Арнасайское водохранилище и перекрыл катастрофический водосбросный тракт. Строительство завершено в 2003 году. В этих условиях для обеспечения безопасности Шардаринского водохранилища, нормализации ситуации в низовьях реки, обеспечения орошаемого земледелия Кызылординской области, а также природных комплексов в дельте Сырдарьи было принято решение о строительстве Коксарайского водохранилища.

По мнению специалистов водного хозяйства страны, строительство Коксарайского контррегулятора заменит Арнасай со снятием угрозы преждевременного переполнения водохранилища в зимнее время, рационально перераспределит зимний сток реки, прекратит вынужденные сбросы в Арнасай. По словам же депутата Кызылординского областного маслихата Кожахмета Баймаханова: «Нам говорят, что Коксарай станет забирать воду только зимой, забывая, что в это время идет основной процесс заполнения Малого Арала. Потом вся вода разбирается на полив».

Не наэкономишься

Стоит отметить тот факт, что за последние десятилетия водопотребление в регионе снизилось. На снижение потребления воды в регионе, кроме временных стагнационных процессов, затронувших все страны региона, повлияло также увеличение посевов зерновых культур, наряду с сокращением посевных площадей под такие влаголюбивые культуры, как хлопчатник, рис, кормовые травы. Еще одним существенным фактором признается затянувшийся процесс реформы агропромышленного сектора в ряде стран, в результате чего значительные орошаемые площади выведены из оборота. Помимо этого на уменьшение водопотребления в определенной степени повлияло и стремление независимых хозяйствующих субъектов–водопользователей в различных секторах экономики использовать более эффективные водосберегающие технологии.

Неудивительно, что водный вопрос становится уже не политическим, а геополитическим

Но экономия воды не позволяет компенсировать снижение подачи влаги в южные регионы Казахстана. На масштабную программу технической модернизации существующих гидротехнических сооружений и строительство новых у стран региона не хватает средств. Так что без политических решений не обойтись. Заместитель председателя комитета по водным ресурсам МСХ Казахстана Амирхан Кеншимов полагает: «При наличии договоренностей Казахстан может вполне эффективно управлять водами Сырдарьи и не чувствовать маловодья. Но для этого все государства должны принимать равное участие в управлении. Однако вот уже четвертый год Ташкент отказывается от сотрудничества с другими государствами бассейна этой реки – он не подписывает четырехсторонний протокол, соответственно, не принимает на себя никаких обязательств. Более того, заставляя Бишкек производить электроэнергию в зимний период, Узбекистан вынуждает Кыргызстан сбрасывать вниз по Сырдарье ту воду, которую можно было бы более эффективно использовать в вегетационный период. Это одновременно предотвратило бы наводнения, которые каждую зиму происходят в Кызылординской области, что вынуждает нас строить Коксарайский контррегулятор». Благодаря Коксараю площадь орошаемых земель в Кызылординской области будет увеличена на 30 тыс. га. Одновременно водохранилище будет спасать населенные пункты от наводнений. Экономический блок правительства пугает стоимость проекта – 223 млн долларов. Но, как заметил заместитель главы Министерства чрезвычайных ситуаций Владимир Божко, ущерб от наводнения в 2008 году составил 130 млн, так что такие траты можно признать целесообразными.

Неустойчивый баланс

Рабочие группы экспертов водного хозяйства и энергетики из Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана подготовили комплексный вариант использования водно-энергетических ресурсов в бассейне Сырдарьи, основанный на следующих принципах взаимной компенсации:

  • электроэнергия, которая производится Кыргызстаном в летнее время свыше своих собственных требований, покупается Казахстаном и Узбекистаном в равных объемах;
  • компенсация за этот объем осуществляется посредством поставки Кыргызстану эквивалентного объема электричества и топлива (уголь, газ и т.д.) для использования Кыргызстаном в зимнее время.

При таком подходе экологические проблемы бассейна учитываются недостаточно, так как попуски по Сырдарье становятся ниже минимальной величины расходов за столетнюю историю наблюдения. С другой стороны, интересы нижележащих стран в водообеспечении оросительных систем будут удовлетворены лишь в том случае, если три страны будут строго выполнять условия подписываемых соглашений по поставкам топлива, электроэнергии и покупке излишков электричества. Малейшие нарушения принятых на себя сторонами обязательств приводят к падению устойчивости водоснабжения.

Неудивительно, что водный вопрос становится уже не политическим, а геополитическим. Как отметил недавно председатель исполнительного комитета СНГ Сергей Лебедев: «На фоне терактов, распространения ядерного оружия, роста наркотрафика легко потерять важнейшие императивы безопасности человека, включая связанные с водой. И вода при этом все чаще становится поводом для конфликтов, в том числе и межгосударственных». Такого же мнения придерживается генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Булат Нургалиев: «Обострение дефицита воды, наблюдающееся практически во всем мире, может стать фактором, питающим международный терроризм, сепаратизм и экстремизм».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?