Атомарное состояние

Казахстан в конце февраля готов выступить площадкой для переговоров по ядерной программе Ирана, таким образом вновь подтвердив свой статус приверженца мирного использования атома. Эксперты отмечают, что вступление Казахстана в процесс обсуждения иранской ядерной проблемы имеет внешнеполитический эффект: таким образом Акорда пытается улучшить свой международный имидж. Во внутренних же делах это решение может способствовать ускорению процесса размещения в Казахстане банка ядерного топлива, проект которого одобрен МАГАТЭ

Атомарное состояние

26 февраля в Казахстане пройдет очередной раунд переговоров представителей Иранской Исламской Республики с «шестеркой» международных посредников по ядерной проблематике. Эту новость подтвердил министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи. Предыдущий раунд переговоров между официальным Тегераном и представителями совета безопасности ООН - Россией, США, Китаем, Францией, Великобританией и Германией - проходил 18-19 июня в Москве, но никаких результатов добиться тогда не удалось.

Ядра - чистый изумруд

Официальный представитель Службы центральных коммуникаций при президенте РК Алтай Абибуллаев объяснил решение Казахстана стать площадкой для переговоров по актуальной проблеме приверженностью страны к мирному использованию атома.

«Мы в качестве принимающей стороны приложим все усилия, чтобы создать максимально благоприятные условия для успешного проведения этих переговоров на территории нашей страны», - отрапортовал г-н Абибулаев.

Научный сотрудник Института евразийских исследований Данияр Косназаров, комментируя тему для “Эксперта Казахстан”, отметил, что в решении о проведении переговоров в Казахстане есть личностный фактор: во многом ключевую роль в этом вопросе сыграли дипломатические качества посла Казахстана в Иране Багдада Амреева, сумевшего убедить стороны собраться в Алматы.

Данияр Косназаров подчеркивает: Казахстан всегда заявлял, что является неким мостом между Европой и Азией. Это внешнеполитическая сторона решения Акорды о готовности принять у себя переговорщиков по Тегеранскому ядерному вопросу. Но есть и внутренние стимулы - это укрепление своих позиции по проблематике размещения банка ядерного топлива в Казахстане. “Нельзя исключать и тот фактор, что  официальная Астана может использовать само расположение этого объекта в стране, как некую гарантию для Запада стабильности передачи власти в будущем. Представители МАГАТЭ не раз отмечали, что именно приверженность Казахстана политике ядерного нераспространения и разоружения, а также политическая стабильность в стране делают его лучшим кандидатом на роль международного банка ядерного топлива”, - говорит г-н Косназаров.

Вместе с тем, по словам эксперта, каких-либо прорывных решений по самой проблеме мирного атома в Иране ждать не стоит, так как ни одна из сторон не намерена идти на компромиссы. Он также отмечает, что, поддержав проведение переговоров в Казахстане, Иран, возможно, выигрывает время, так как постоянно меняя площадки, он, с одной стороны, демонстрирует свою готовность к диалогу, а с другой - не связывает себя конкретными обязательствами по ядерному разоружению.

Как здорово, что все мы здесь…

Анализ западной прессы показывает, что в Европе Казахстан рассматривают не как некого реального переговорщика, способного предложить эффективный механизм решения «иранского» вопроса, а лишь как очередную площадку для убеждения официального Тегерана в неправильности его подходов к разоружению.

Это не первый случай, когда Казахстан выступает в качестве заинтересованной стороны по иранской ядерной проблематике. В июне 2011 года в рамках саммита ШОС тогда еще действующий президент России Дмитрий Медведев, иранский  лидер Махмуд Ахмадинежад и Нурсултан Назарбаев провели трехстороннюю встречу, в рамках которой обсуждали выполнение Тегераном требований МАГАТЭ. Однако подробности той встречи тогда не сообщались, а общение проходило за закрытыми дверями. Журналистам оставалось только гадать, что советовали российский и казахстанский президенты своенравному иранскому коллеге.

Данияр Косназаров отмечает, что, несмотря на кажущееся взаимодействие по ядерному вопросу между Казахстаном и Россией, имеется и противостояние: в частности, последняя оспаривает желание Астаны разместить у себя международный банк ядерного топлива, и иранский вопрос также дает шанс политическим лидерам этих государств поупражняться в демонстрации мускулов.

Напомним, что МАГАТЭ в качестве преимуществ Казахстана называет то, что страна располагает как минимум двумя  площадками для создания банка ядерного топлива: это специальное хранилище на территории бывшего Семипалатинского полигона и Ульбинский металлургический завод в Усть-Каменогорске.

Без тайного умысла

Эксперт российского Фонда стратегической культуры Леонид Савин отмечает, что придавать особое значение тому, что именно в Казахстане проводится очередной раунд переговоров по иранской проблеме, не стоит.

«Не нужно искать каких-то потаенных смыслов в этом решении. Астана предложила свои услуги, в Тегеране согласились, это всего лишь площадка для переговоров; может быть, Назарбаев и его окружение и придают этому некое важное, даже стратегическое значение с точки зрения улучшения своего имиджа и подтверждения статуса страны, заинтересованной в ядерной безопасности мира.  Для Тегерана сегодня важно обсудить вопросы о нефтяных санкциях, которые подтачивают экономику этого государства, и о некоторой напряженности вокруг Ормузского пролива, а где решать эти вопросы - в Казахстане или в Гондурасе - для Ахмадинежада и «шестерки» посредников не имеет никакого значения», - отмечает г-н Савин. 

Руководитель центра международных исследований Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Аскар Нурша говорит, что  факт проведения переговоров на территории страны казахстанская дипломатия запишет в свой актив.

«Политика в сфере нераспространения ядерного оружия – важная область взаимодействия Казахстана и США. Роль посредника в переговорах по иранской ядерной проблеме ценна для казахстанской дипломатии уже только тем, что расширяет данную область взаимодействия и имеющиеся точки соприкосновения между Казахстаном, США и другими участниками «шестерки», - рассказывает г-н Нурша.

Он отмечает, что Казахстан, как и другие страны Центральной Азии, заинтересован в ослаблении режима санкций в отношении Ирана, которые негативно сказываются на региональной торговле. Наряду с российским и китайским направлениями, Казахстан для диверсификации экспорта нуждается в открытии южного торгового и транспортного коридора, чему препятствуют санкции.

Напомним, что ядерная программа Ирана началась в 1967 году, когда США передали шаху  Мухаммеду Реза Пехлеви атомный реактор мощностью 5 МВт.  Затем технологическую помощь в строительстве реакторов оказывали Германия и Франция.

Иран подписал  Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 1968 году и ратифицировал его в 1970.  Он также взял на себя обязательства  по использованию атома лишь в мирных целях. Вместе с тем на протяжении последних 15 лет Запад обвиняет официальный Тегеран в изготовлении ядерного оружия.

14 января группа американских ученых опубликовала отчет, в котором подчеркивается, что к середине 2014 года у Ирана будет достаточно обогащенного урана для производства одной или более ядерных бомб.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее