Качественный обрыв

Банки Казахстана столкнулись с новой опасностью – ухудшением качества активов. Оно уже сказывается на индивидуальных рейтингах некоторых банков и в перспективе может существенно подорвать устойчивость банковской системы

Качественный обрыв

Проблема качества активов возникла не сама собой, а явилась логическим продолжением кризиса ликвидности. С заемщиками произошло то же самое, что в свое время и с банками. Во-первых, им стало гораздо труднее рефинансировать свои кредиты из-за ограничения кредитования, во-вторых, банки пересматривают ставки по действующим кредитам, а значит, стоимость займа растет и платить нужно больше. На фоне высокой инфляции, снижения доходов населения, замедления темпов роста экономики многие клиенты банков отказываются платить по кредитам. В результате у банков растут убытки, а доходность бизнеса снижается.

Залоги дешевеют, кредиты обесцениваются

Наибольшая доля просроченных займов приходится на торговлю и строительство, по данным Нацбанка, на май она составляла 22,9 и 25% соответственно. Дело не только в том, что эти отрасли больше всего пострадали от снижения объема кредитования, но и в том, что именно их охотнее всего финансировали банки. Из общей суммы кредитов – 1,7 трлн тенге – на 1 мая 2008 года на строительство приходилось 17,8%, на торговлю – 21,9% (расчеты автора по данным Нацбанка).

Падение цен на недвижимость стало основной причиной обесценения кредитов: дешевеет залоговое обеспечение, а в Казахстане таковым в основном являются квартиры, дома и земельные участки. И не только при выдаче займов населению на строительство и покупку жилья, но и при кредитовании малого и среднего бизнеса, а также строительных компаний. Согласно требованиям Агентства финансового надзора (АФН) при классификации кредитов качество обеспечения является одним из основных показателей. Банки даже освобождаются от формирования провизий по активам, обеспеченным высоколиквидным залогом, полностью покрывающим сумму актива и начисленного по нему вознаграждения. Не случайно банки с кризисом ликвидности не только повысили кредитные ставки, но и снизили максимальную сумму кредита по отношению к стоимости залогового имущества, не принимают в залог строящееся жилье, а также старше 40 лет.

Рост кредитных ставок, в среднем с августа прошлого года они выросли на 5–5,5%, затрудняет обслуживание ипотечных займов. Удешевление недвижимости у многих заемщиков, взявших ипотеку, отбивает охоту выплачивать долг. Последствием этого стали объявления о продаже залоговой недвижимости на банковских сайтах.

«Из-за того что цены упали, у клиентов появилось желание “оставить” банку залоги и не платить по кредиту, – считает директор департамента верификации и одобрения кредитов АО “Банк Каспийский” Елена Карлина. – Это связано с тем, что в банке существует определенная часть кредитов с так называемыми спекулятивными целями. То есть недвижимость приобреталась в кредит с целью ее дальнейшей продажи по более высокой цене. Вот с такой недвижимостью клиенты готовы расстаться легко, готовы даже понести убытки в виде оплаченного первоначального взноса и, возможно, оплаченного вознаграждения. Не могу сказать, что это приобретет массовый характер. Вместе с тем клиенты, которые покупали недвижимость в кредит для того, чтобы в ней жить, не возвращают залоги».

Доля просроченной задолженности по займам гражданам на строительство и приобретение жилья по состоянию на май была не очень велика – всего 4,3% от общей суммы просрочек. Тем не менее наблюдается тенденция к росту этого показателя: на конец прошлого года цифра просрочек составляла 2,9%.

Более тревожная ситуация с просрочками по потребительским кредитам: за пять месяцев 2008 года она составила 19,5% (на конец 2007-го – 16,5%), однако по сравнению с апрелем – 20,7% – прослеживается некоторое снижение суммы просроченной задолженности.

Таким образом, ростом просрочек банки в наибольшей мере обязаны недостаточной диверсификации ссудных портфелей, здесь можно отметить увлечение кредитованием торговли и строительства, а также увеличением доли потребительских кредитов. Обесценение кредитов в первую очередь связано с удешевлением залогового обеспечения.

Сколько в портфеле плохих кредитов?

По данным АФН, доля просроченных ссуд увеличилась с начала года на 5,8% и на 1 июля составила 9,9%. Займы классифицируются как просроченные согласно пруденциальным нормативам АФН, начиная с седьмого дня задержки выплат. Тревогу у регулятора вызывает рост неработающих займов, то есть таких, по которым высока вероятность дефолта: только за май их доля выросла с 4,6 до 5,1%. Неработающими считаются кредиты, просрочки по которым превышают 90 дней, а спустя 180 дней они попадают в разряд безнадежных. Объем последних также растет и по итогам мая составил 2,5% против 1,5% на начало года (см. график 1).

По мнению директора финансовых институтов рейтингового агентства Standard & Poor’s Екатерины Трофимовой, доля проблемных кредитов казахстанских банков гораздо выше, чем это следует из официальных данных. По ее оценке, их объем составляет от 15 до 20% совокупного ссудного портфеля.

Генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА, Россия) Виктор Четвериков не согласен с оценками S&P. «По нашим наблюдениям активы низкого качества действительно могут составлять 20–25% в активах казахстанских банков (и не только казахстанских), но это не имеет никакого отношения к просроченной задолженности, которая близка к официальным данным в 10% по системе», – говорит он. По его словам, качество активов не является чем-то незыблемым и может меняться от периода к периоду, так как изменяется ситуация с заемщиками банка. «Компании, привлекающие займы и долговое финансирование, существуют в экономическом пространстве, другими словами, в реальном секторе экономики, тем более что эта экономика развивающаяся. Платежеспособность и эффективность предприятий, а также способность обслуживать собственный долг меняется в разные промежутки времени», – подчеркивает наш эксперт. По оценке НРА, качество активов казахстанских банков соответствует уровню качества развивающихся стран и вполне сопоставимо с качеством активов российских банков и банков некоторых стран Восточной Европы.

Проблема казахстанских банков в другом, считает г-н Четвериков: «Во-первых, банки составляют существенную долю (в отличие от других стран – и БРИК*, и СНГ) в ВВП страны. Во-вторых, они зависимы от иностранных инвестиций и синдицированных кредитов, несмотря на наличие долгосрочных ресурсов в стране. В такой ситуации любые негативные изменения в банковском секторе могут оказывать влияние на общую экономическую ситуацию». А ее ухудшение, в свою очередь, затруднит выплату заемщиками своих долгов банку.

«Отдельно хотелось бы отметить недостаточный уровень развития систем управления рисками в казахстанских банках и недостаток квалифицированных кадров и опыта в этой области. Это общая проблема для большинства развивающихся банковских систем, и Казахстан здесь не исключение. По нашим оценкам, более 80% банков в СНГ, включая Казахстан, имеют систему управления рисками, не соответствующую международным стандартам, либо не имеют ее вообще», – говорит г-жа Трофимова и подчеркивает, что сейчас как раз наступило время решать эти проблемы.

Способность к поглощению убытков

По оценке регулятора, доля просроченных кредитов пока не критична, поскольку все проблемные кредиты покрыты заблаговременно созданными провизиями, сумма которых растет (см. график 2). По безнадежным кредитам согласно требованиям АФН банки должны создавать провизии в размере 100% от суммы. Но это приводит к сокращению доходности. Показатели ROA и ROE сегодня падают (см. график 3). Схематично этот процесс можно представить так. ROE – это чистый доход, деленный на размер капитала. При увеличении размера провизий чистый доход уменьшится. То же самое происходит и с ROA, доходом на активы: числитель уменьшился, а знаменатель остался прежним.

У банков с высокой капитализацией больше возможностей компенсировать убытки из-за списания безнадежных кредитов. Как подчеркивает Екатерина Трофимова: «Устойчивость и уязвимость того или иного банка к вызовам и проблемам рынка определяются множеством факторов, и абсолютные размеры его бизнеса и доля рынка являются лишь одними из них, и не всегда самыми важными». По ее мнению, сегодня в казахстанской банковской системе определяющими факторами являются возможность поддержания развития ресурсной базы и качество активов. «Одни кредитные организации имеют хорошую прибыльность и высокие показатели достаточности капитала, что позволит им покрыть убытки, связанные с ухудшением кредитного качества их портфелей (разумеется, до определенной степени). Другие, имеющие едва достаточную капитализацию и небольшие резервы, более уязвимы к риску потерь», – говорит г-жа Трофимова.

Пока единственным рецептом улучшения ситуации с качеством активов является повышение капитализации, которое позволит справляться с возможными убытками.

* Бразилия, Россия, Индия, Китай

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики