Внуки цветов

Внуки цветов

Музыка группы Fleet Foxes стоит особняком среди новинок 2008 года. В ней нет вызывающего танцевального бита и грязных гаражных нот. Она извлечена со дна бабушкиного сундука, но только выиграла от времени, проведенного в темноте и забытьи.

Fleet Foxes появилась на свет в Сиэтле – родине гранжа, Microsoft и кофеен Starbucks. Первоначально это был дуэт Робина Пекнолда и Ская Скелсета, знакомых друг с другом со школьных времен. Около полутора лет назад к ним добавились еще три участника, после чего группа в полную силу начала работать над новым песенным материалом. Успех пришел неожиданно: после нескольких концертов в родном городе страничку группы на сайте MySpace.com посетило более 250 тыс. человек – и это всего за пару месяцев. Тогда же крупнейший независимый лейбл Sub Pop предложил Fleet Foxes контракт. Сегодня, после выхода двух мини-альбомов и одного полноценного (название которого совпадает с названием коллектива), критики прочат Fleet Foxes славу самого сильного дебюта года.

По сути, Fleet Foxes воспользовалась неким пробелом в существующих музыкальных тенденциях. Пока танцплощадки покорял ню-рейв, а движение «новых странных американцев» явно пошло на убыль, группа вернула к жизни музыку молодости своих родителей. Сами музыканты считают, что на них больше всего повлиял лейбл Motown, на котором еще с 1959 года издаются чернокожие исполнители ритм-энд-блюза. Однако больше всего их звучание напоминает фолковую версию Beach Boys либо дуэт Пола Саймона и Арта Гарфанкела, играющих барокко-поп. Оказалось, что публике не хватало чистоты фолк-рока шестидесятых, пасторалей хиппи и первых экспериментов психоделии. В этом и кроется тайна очарования группы – пятерка сочиняет музыку наивно, заново изобретая каждую мелодическую последовательность. К Fleet Foxes уместно применить термин «wonder rock», который на русский можно перевести как рок мечтателей, странников, людей чуть-чуть не от мира сего. Даже выглядят музыканты соответственно: в клетчатых пиджаках, растянутых свитерах и шейных платках, с длинными волосами и густыми бородами они вполне сойдут за хипстеров прошлого века. Но от своей причастности к «детям-цветам» они открещиваются: «Я не хиппи, это точно, – уверяет вокалист и фронтмен группы Робин Пекнолд. – Может, я и выгляжу как хиппи, но на самом деле я чувствую к ним презрение».

[inc pk='1870' service='media']

Тем не менее все атрибуты возрождения хиппи-рока налицо. Музыка Fleet Foxes рождена самой природой: от нее веет солнцем, лесами и лугами. Рождается такое ощущение очень просто: группа использует звонкое хоровое пение, подкрепленное множеством струнных инструментов; полуакустические гитары, мандолины и банджо создают эффект жужжащих насекомых, а орган добавляет праздничности. В песнях часто встречаются отрывки, когда многоголосие исполняется а-капелла, без сопровождения инструментов – этакая осанна окружающему миру. Торжество и ликование – еще одна обязательная черта Fleet Foxes: каждая песня к финалу непременно превращается в некий гимн-хорал. Это делает команду особенно близкой к техасскому симфо-рок-оркестру Polyphonic Spree; если бы речь в лирике шла о Боге, можно было бы со всей уверенностью говорить о том, что Fleet Foxes – новые сектанты Америки.

Несмотря на то что Fleet Foxes крепко держатся корней, им удается внести новизну во все, чего бы они ни касались, и прежде всего в структуру композиций. Альбом получился легким, но при том монолитным: каждая композиция вливается в следующую, песни словно теряют начало и конец, движутся непрерывным потоком. К примеру, Heard Them Stirring – вовсе один нескончаемый вокальный эксперимент, построенный на зацикленном куплете вальса.

При нынешнем – огромном! – количестве записываемой ежедневно музыки складывается впечатление, что пластинки штампуются на конвейере: одинаковые голоса, темы, невнятные мелодии, бесконечные повторы. Fleet Foxes на этом фоне выглядят первооткрывателями. Взявшись за тренд, которому едва ли не 50 лет, они беззаветно возделывают его почву – одновременно профессионально и вдохновенно. Рецепт не сказать чтобы изощренный, но чрезвычайно действенный – так что, видимо, через год следует ожидать возвращения каких-нибудь побитых временем жанров вроде рокабилли и серфа.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?