Оманская доля

Казахстан может получить блок-пакет в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), выкупив 7% акций компании, принадлежащих Султанату Оман. В этом случае РК обеспечит себе новые возможности для лоббирования своих интересов в проекте

Оманская доля

Летом текущего года Казахстан заявил о намерении выкупить долю одного из акционеров КТК – Султаната Оман, который решил выйти из проекта, сочтя его малоприбыльным. Конкурентом Казахстана, которому принадлежит 19% участия в консорциуме, может стать Россия с 24% (см. график 1). В КТК входят две компании: КТК-Р (оператор российской части трубы) и КТК-К (казахстанской части) с одинаковой структурой акционеров, и то, как будет решен вопрос о доле Омана в консорциуме, определит дальнейший путь развития проекта. Дело в том, что интересы России и Казахстана расходятся с интересами частных нефтяных компаний-участников КТК.

Разновекторные интересы

За время эксплуатации трубопроводной системы КТК было отгружено более 160 млн тонн нефти. Основную загрузку трубопровода обеспечивают «Тенгизшевройл», работающий на Тенгизском месторождении, и Karachaganak Petroleum Operating B.V. (аффилирован с рядом акционеров КТК). Остальными поставщиками являются компании «Арман» (аффилированный грузоотправитель акционера КТК – Oryx Caspian Pipeline LLC, в собственности Shell), «Эмбамунайгаз» и «Казахойл-Актобе» (аффилированы с Kazakhstan Pipeline Ventures LLC), «CNPC-Актобемунайгаз» (пользуется правами доступа правительства Казахстана), Litasco (аффилирован с LUKARCO B.V., трейдер ЛУКОЙЛа) и ЗАО «НафтаТранс» (поставляет нефть российских производителей в соответствии с правами доступа РФ).

В последнее время нефтедобыча на Тенгизском месторождении начинает превышать пропускную способность трубопровода (см. график 2). Прокачка дополнительных объемов достигается за счет добавления в нефть антифрикционных присадок. Однако этому есть предел. Так, если в прошлом году оператор месторождения «Тенгизшевройл» добыл около 14 млн тонн нефти, то в текущем предполагает добыть не менее 25 млн тонн. Поэтому Казахстан неоднократно высказывал заинтересованность в увеличении мощности трубопровода.

Затянувшиеся из-за несовпадения интересов участников консорциума переговоры об этом начались еще 10 лет назад. Но если иностранные нефтяные компании заинтересованы в рентабельности всей технологической линии «добыча – транспортировка – сбыт», то Казахстан – лишь в увеличении объемов прокачки своего основного экспортного товара, дающего налоговые поступления в бюджет, нефти. Россия же как акционер заинтересована в повышении экономической эффективности трубопровода (а значит, в получении дивидендов и налоговых отчислений от прибыли).

Деятельность консорциума для России оказалась невыгодна. Дело в том, что кредиторами при строительстве КТК были его же частные акционеры, и тарифы на транспортировку они сделали низкими, а ставки по кредитам, которые привлекались компанией для строительства трубы, высокими. Поскольку в консорциуме предусматривается приоритет выплат кредиторам, то Россия не получает ничего.

КТК не публикует финансовых показателей, но по отчету ОАО «АК «Транснефть» (управляет российской долей в проекте КТК) консорциум впервые получил прибыль от введенного в эксплуатацию в 2001 году трубопровода лишь в 2007-м. Ее размер не раскрывается, но, по данным ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ», чистая прибыль компании КТК-Р на конец 2007 года составила 266,6 млн долларов. По-видимому, это стало результатом того, что в 2007-м «Транснефти» удалось договориться об увеличении тарифа на 50% и снижении ставок по кредитам.

Доля раздора?

Устав ждать от проекта устойчивой прибыли, в марте текущего года Оман решил выйти из КТК, направив оферту на выкуп принадлежащих ему акций двум другим государственным акционерам – России и Казахстану. Стоимость акций оценивается в 701 млн долларов. В случае их отказа пакет может приобрести сторонняя компания. К примеру, проявляющая интерес венгерская MOL. Но Россия и Казахстан, похоже, не собираются отказываться от доли Омана – обе стороны заявили о своем интересе к ней.

Приобретение оманской доли Россией позволит ей, давно добивающейся контроля в КТК, получив два новых места в совете директоров КТК-Р и доведя число своих представителей до семи человек из 22, играть более активную роль в управлении проектом. Однако похоже, что Казахстан даже частично не хочет делиться с северным соседом акциями консорциума. В конце июня правительство Казахстана утвердило перечень стратегических объектов, к которым отнесены не только те, где республика имеет контролирующую долю, но и объекты, находящиеся в собственности «юридических лиц, не аффилированных с государством, а также физических лиц». К ним отнесли и КТК-К. Теперь все сделки с его акциями могут проводиться только с одобрения правительства Казахстана. Заинтересованность Москвы и Астаны в бумагах, принадлежащих Оману, понятна. Увеличение доли (и, соответственно, количества голосов на собрании акционеров) позволит им эффективнее отстаивать свои интересы, в том числе в вопросе расширения мощности нефтепровода. Ведь несмотря на то что в мае этого года министрам промышленности России и Казахстана все же удалось договориться об удвоении мощности нефтепровода до 67 млн тонн (из них на казахстанскую нефть будет приходиться 50 млн тонн, на российскую — 17 млн), они не могут согласовать условия его расширения с остальными акционерами КТК. Для вывода трубопровода на полную мощность предстоит построить 10 новых перекачивающих станций, шесть резервуаров по 100 тыс. кубометров и еще один причальный терминал, а также заменить некоторые участки трубы. Требуемые расходы пугают остальных акционеров, не желающих тратиться на проект, не приносящий им большой прибыли.

Дружить домами

Аналитик RusEnergy Михаил Крутихин полагает, что казахстанской стороне увеличение своей доли в КТК хотя бы до блокирующего пакета необходимо для того, чтобы влиять на Россию (и других акционеров) в вопросах расширения КТК. Однако его наличие позволит Казахстану лишь блокировать недружественные инициативы участников консорциума, но не влиять, например, на тарифную политику России или ее отказ расширять КТК. Что касается РФ, то, по мнению г-на Крутихина, для Москвы покупка доли Омана будет лишней тратой денег: Россия уже не раз демонстрировала способность эффективно проводить свои и тормозить решения, принимаемые частными акционерами. Таким образом, Москва блок-пакет имеет де-факто.

Сами стороны ситуацию не комментируют. Казахстанская сторона заявила, что до окончания переговоров с российской стороной, завершить которые предполагается к концу года, от комментариев воздержится. С представителями «Транснефти» переговорить не удалось – в компании сослались на высокую занятость специалистов.

По мнению российских аналитиков (ИК «Атон», «Тройка Диалог»), РФ не будет конфликтовать с Казахстаном за получение доли Омана в консорциуме, и стороны придут к обоюдовыгодному решению. К примеру, вариантом компенсации для уступившей стороны может стать получение доступа к другому проекту. Или же акции Султаната выкупят оба участника проекта – по разъяснению близких к КТК источников, если оферту примут обе страны, то, разделив акции пропорционально своим долям, Россия получит 3,9%, а Казахстан – 3,1%. В любом из этих случаев Россия и Казахстан суммарно консолидируют 50% КТК. Поскольку значительная часть вопросов решается в КТК 75% голосов, оба участника (с учетом того, что позиция СП «Роснефть» и Shell почти всегда совпадает с позицией российских властей) получат абсолютное доминирование в проекте. Обеим сторонам необходимо лишь уйти от политики узкоэкономических интересов и проявить готовность к компромиссу друг с другом.