Сила крадущегося тигра

Альтернативные инвесторы расширяют свое присутствие на мировом финансовом рынке

Сила крадущегося тигра

Cогласно исследованию, проведенному Всемирным институтом McKinsey&Company, на мировые рынки капитала все большее влияние оказывают четыре группы инвесторов: азиатские суверенные фонды, экспортеры нефти, хедж-фонды и фонды прямых инвестиций. Этих инвесторов также называют альтернативными по отношению к традиционным американским и европейским финансовым институтам и государственным фондам.

По данным аналитиков, влияние этих альтернативных инвесторов значительно выросло. По итогам 2007 года они увеличили стоимость своих финансовых активов на 22% и достигли 11,5 трлн долларов. Для сравнения: по подсчетам Goldman Sachs номинальный ВВП Евросоюза в 2007 году составил 13,88 трлн долларов, а США – 13,84 трлн.

Финансовые проблемы, начавшиеся на мировом рынке во втором полугодии прошлого года, не повлияли на темпы роста альтернативных инвесторов. Общая стоимость активов этих игроков к 2013 году может вырасти до 31 трлн долларов, что будет равняться 60% ожидаемой оценки всех активов пенсионных фондов на тот момент.

Данные инвесторы прибегли к расширению инвестиционных стратегий и использованию частного капитала, что также помогло им выжить во время кризиса.

Европа и США испытывают сейчас нехватку ликвидных средств. Резко уменьшилось влияние таких игроков, как Citigroup, UBS, Merrill Lynch, и прочих. В такой ситуации освобождается место для новых инвесторов, у которых есть средства и которые намерены усиливать свои позиции в мире. Прежде всего открываются новые возможности для суверенных фондов азиатских стран и стран–экспортеров нефти, но хедж-фонды и фонды прямых инвестиций также набирают потенциал и готовятся воспользоваться ситуацией.

Черные доллары

По мнению аналитиков, в ситуации кризиса страны–экспортеры нефти и других природных ресурсов пострадали менее остальных. Часть поступающих в экономику средств от экспорта инвестировалась и служила катализатором роста, а часть сберегалась, являясь гарантом стабильности. Таким образом, в условиях высоких цен на нефть и дорогих ресурсов постоянный приток капитала в страну позволял минимизировать влияние кризиса.

 «В условиях, когда американские финансовые институты думают больше о выживании, возможно перераспределение сил на мировом рынке, – считает финансовый аналитик департамента инвестиционно-финансового управления ИФД “Resmi” Азамат Ескожа. – Рост неф-тяных цен дал толчок взрывному росту нефтедобывающих стран, которые в противном случае так и оставались бы на периферии развития. Теперь же у них есть возможность диктовать условия остальному миру и менять направления потоков капитала через суверенные фонды. Они аккумулируют огромные средства и рвутся в акционеры крупнейших фининститутов и компаний мира, тем самым создавая угрозу для независимости и финансовой безопасности целых экономик, которые в свою очередь не особо стремятся отдавать контроль иностранцам. По нашему мнению, одни из самых больших рисков в данной ситуации – это конфликты в правовой сфере и нереализованная ликвидность новых капиталов, способная усугубить проблему инфляции».

С августа прошлого года цена на нефть выросла примерно на 68%. Такой рост способствовал тому, что зарубежные финансовые активы фондов стран–экспортеров нефти выросли за 2007 год на 18% до 4,6 трлн долларов. В частности, Россия увеличила свои зарубежные активы, по оценкам McKinsey, до 105 млрд долларов и стала третьей в мире по этому показателю, уступив Японии и Китаю. Алжир, Иран, Ливия, Нигерия и Венесуэла (экспортеры нефти второго эшелона) также усилили свои позиции. На долю этих стран приходится примерно 25% всего оттока чистого капитала. Вместе они занимают вторую позицию в мире после Объединенных Арабских Эмиратов. Зарубежные активы этой пятерки оцениваются в 610 млрд долларов.

По оценке Merrill Lynch, государства Персидского залива, по всей вероятности, будут увеличивать сальдо торгового баланса на один миллиард долларов в день, если цены на нефть останутся выше 135 долларов за баррель. По прогнозу аналитиков Merrill, повышение нефтяных цен на 10 долларов за баррель увеличит экспортные прибыли стран, входящих в Совет сотрудничества государств Персидского залива, на 55 млрд долларов в год.

В свою очередь, по прогнозам McKinsey, в зависимости от цен на нефть зарубежные активы стран-экспортеров вырастут до 10–12,2 трлн долларов к 2013 году. При этом Россия и Саудовская Аравия по этому показателю обгонят ОАЭ.

Зарубежные активы азиатских стран достигли 4,6 трлн долларов, из которых 3,9 трлн составляют резервы центральных банков и примерно 670 млрд принадлежат суверенным инвестиционным фондам. В этой группе крупнейшими инвесторами являются Китай (1,5 трлн долларов на конец 2007 года), Япония (один триллион) и Сингапур (330 млрд). Государственные активы азиатских стран предположительно вырастут до 7,7–12,2 трлн долларов к 2013 году в зависимости от динамики изменения сальдо торгового баланса.

«За последний год примерно 90% средств, которые привлекали американские банки, шли с развивающихся рынков (Саудовская Аравия, Китай, некоторые японские фонды), – отмечает аналитик компании “Атон” Инга Фокша. – Через два-три года нынешняя ситуация может дать этим странам приоритет при перераспределении финансовой власти. Они увеличивают свою удельную долю в мировой финансовой системе».

Мощь суверенитета

Суверенные фонды азиатских стран стали важным источником ликвидности во время кризиса. За прошедший год они инвестировали в западные финансовые институты 36 млрд долларов, еще 23 млрд инвестировали суверенные фонды стран–экспортеров нефти. Фактически это компенсировало половину всех списаний американских и европейских банков.

Так, например, Morgan Stanley получил пять миллиардов долларов от китайской государственной инвестиционной корпорации. Эта же корпорация отдала три миллиарда за 9,4% акций американской компании частных инвестиций Blackstone. Citigroup Inc продал 4,9% государственному инвестиционному фонду из Абу-Даби (Abu Dhabi Investment Authority) за 7,5 млрд долларов. UBS получил от фонда, принадлежащего правительству Сингапура, 9,75 млрд. Сейчас Merrill Lynch объявил о намерении привлекать капитал со стороны, на предложение отозвался сингапурский Temasek Holdings, речь может идти о пяти миллиардах долларов. Инвестиционное управление Катара в начале года объявило о намерении инвестировать 15 млрд долларов в акции американских и европейских банков и уже приобрело долю в швейцарской банковской группе Credit Suisse Group, но подробности не разглашаются. И это только часть совершенных сделок.

«Суверенные фонды инвестируют накопленный денежный резерв государства. Такие фонды часто имеют довольно широкую инвестиционную декларацию, они могут покупать акции, private equity и т.д. При этом большинство фондов на данный момент в выборе инструментов для инвестирования консервативны. В ситуации, когда наблюдаются большие выводы капитала с рынка, подобные фонды будут играть все большую роль», – уверен портфельный управляющий УК «Тройка Диалог» Владимир Потапов.

Однако последние события в США, в частности финансовые проблемы Fannie Mae и Freddie Mac, вынудившие государство икать способы спасти эти компании, могут привести к тому, что суверенные фонды будут больше инвестировать в Азию. По оценкам американских аналитиков, суверенные фонды уже потеряли на инвестировании в акции финансовых компаний США от 30 до 50% в течение 2008 года. Однако в Азии и в странах–экспортерах нефти также наблюдаются последствия кризиса.

Кризис для других

«Когда этот кризис только начинался, развивающиеся страны действительно рассматривались как сильные игроки с большим резервом для инвестиций, – говорит аналитик компании “Атон” Елена Шишкина. – Но продолжающаяся кризисная ситуация уже их затронула, и велика вероятность, что ситуация в этих странах будет ухудшаться. Если поначалу они активно выходили за рубеж, то сейчас акцентируются на внутренних проблемах, таких как рост инфляции. Многие страны, например Китай, Бразилия, Индия, показывают беспрецедентный рост инфляции».

Китаю пришлось частично пожертвовать экономическим ростом, чтобы с апреля уменьшить инфляцию на 1,4 до 7,1%. Если в конце 2007 года рост ВВП составлял 11,9%, то во втором квартале 2008-го этот показатель упал до 10,1%. Ударила инфляция и по нефтедобывающим странам. Если в начале 2007 года она держалась в среднем в районе 9%, то к 2008-му выросла до отметки в 10,5%.

По мнению г-жи Шишкиной, цена на нефть растет, но выручка в страны–экспортеры нефти приходит в долларах, которые обесцениваются, поэтому их прибыль не так уж велика.

В то же время Азамат Ескожа отмечает: «Огромные экспортные нефтяные доходы позволяют странам Персидского залива, России и прочим создавать гигантские стабилизационные фонды, пополнять золотовалютные резервы и скупать по дешевке компании в развитых странах, тем самым одновременно борясь с самым главным риском – проблемой инфляции спроса, угроза которой в этих странах резко усиливается. Однако подобное снижение инфляционного давления не снижает риска возникновения пузырей в перегретых от сверхдоходов экономиках. Влияние инфляции в большей мере будет определяться рамками монетарной и денежно-кредитной политики данных государств».

Аналитики сходятся во мнении, что пока страны Азии, а также экспортеры нефти чувствуют себя относительно лучше развитых западных стран.

«Азиатские страны выстаивают этот кризис достаточно достойно, – считает аналитик инвестиционной компании Unikorn IFC Николай Андриянов. – Рост экономики Китая во время кризиса сократился не сильно. Экономика очень устойчивая, и там накопился большой объем свободной ликвидности, которая буквально сидит в резервах и ждет, пока закончится кризис. Преимуществом сильных азиатских стран является в первую очередь экспортоориентированность. В Китае это также высокая производительность труда, низкие затраты на рабочую силу. В азиатских странах исторически низкая инфляция и высокий экономический рост. Если их экономика выстоит этот кризис до конца, то она в последующем станет основным источником роста ликвидности на мировом рынке».

Кроме того, особенности нынешнего кризиса привели к большим потерям именно на развитых рынках. Текущий кризис, прежде всего банковский, характерен именно для стран Европы и США.

«С точки зрения финансов мировая экономика взаимосвязана, поэтому кризис отразился на большинстве игроков, – рассказывает г-н Потапов. – Можно говорить о том, что сейчас происходит изменение геополитической и экономической ситуации в мире. Экономика США останется крупнейшей в мире, но относительные доли будут меняться в сторону усиления позиций развивающихся стран, особенно стран BRIC (Brazil, Russia, India, China).

Темпы экономического развития стран BRIC значительно опережали показатели развитых стран, однако вовлеченность в мировые кредитные отношения еще не достаточно высока, поэтому нынешний кредитный кризис не оказал фатального влияния.

Кризис на международном рынке капитала в большей мере отразился на экономике Казахстана. В силу развитости банковской системы компании имели доступ к кредитным ресурсам, и, как следствие, влияние мирового кризиса ощущалось сильнее, чем, например, в России».

Отступить и переждать

На фонды азиатских и «нефтяных» стран приходится основная часть активов, так называемых альтернативных инвесторов. Но и две другие группы инвесторов – хедж-фонды и частные инвестиционные фонды – также имеют потенциал усиления своего влияния в мировой финансовой системе. Пока они чувствуют себя несколько хуже по сравнению с мощными позициями суверенных фондов, но лучше, чем финансовые институты развитых стран.

Совокупные активы хедж-фондов выросли в 2007 году до 1,9 трлн долларов, однако приток капитала ослабевает.

Первое полугодие 2008 года стало худшим для хедж-фондов за последние 18 лет. Индекс хедж-фондов HFRI (от исследовательского агентства Hedge Fund Research) снизился в июле на 0,68%, а с начала года на 0,75%.

По данным Bloomberg, в первом квартале 2008-го хедж-фонды привлекли 16,5 млрд долларов против 30,4 млрд в четвертом квартале 2007-го. Причина все та же – ипотечный кризис и падение фондовых индексов, что-то заставляет инвесторов воздерживаться от вложений, тем более в рисковые хедж-фонды. Вследствие этого в первом квартале 2008 года число ликвидированных фондов выросло на 20%. При этом появилось 35 новых, что в два раза меньше, чем в первом квартале 2007-го.

По прогнозам McKinsey, несмотря на то что рост хедж-фондов продолжится и они снова будут получать капитал, темпы роста снизятся. Приток инвестиций будет расти в четыре раза медленнее, чем в 2000–2007 годах, а доходность – в два раза.

«По хедж-фондам ситуация неоднозначная. Некоторые фонды получили сверхприбыли, например фонды, эксплуатирующие медвежьи макроэкономические сценарии. В частности те, которые сделали ставки на ипотечный кризис. Они добились успеха благодаря коротким позициям в индексах бумаг, обеспеченных активами, которые снижались в цене вслед за облигациями, обеспеченными ипотечными кредитами subprime. Credit Opportunities Fund, принадлежащий управляющей компании Paulson & Co, вырос по итогам года на 590%, – рассказывает г-н Ескожа. – Но в целом доходность отрасли хедж-фондов резко упала, особенно фондов, эксплуатирующих количественный анализ. В условиях экстраординарной волатильности компьютерные торговые стратегии, использующие исторические данные, просто не работают.

Исследование, проведенное отраслевым журналом Absolute Return, показало: несмотря на то что три из десяти самых крупных хедж-фондов США потеряли за 2007 год в совокупности порядка 24 млрд долларов в результате неудачной работы и вывода инвесторами своих средств, величина их активов увеличилась на одну треть. Возможно, это говорит о том, что хедж-фонды готовятся в будущем к активным действиям для извлечения прибыли из сложившейся кризисной обстановки, когда многие активы катастрофически недооценены».

Основным преимуществом хедж-фондов является большое количество разнообразных стратегий и отсутствие инвестиционных ограничений.

«Хедж-фонды, если говорить в целом, – именно тот бизнес, который приносит прибыль и во время роста, и во время падения рынка. Однако на деле выходит по-разному, все зависит от мобильности и поворотливости того или иного фонда», – отмечает Георгий Диаконашвили, аналитик компании REAL-INVEST.kz.

Активы частных инвестиционных фондов оцениваются McKinsey в 900 млрд долларов. Аналитики также предрекают этим инвесторам бурный рост активов. Сейчас частные фонды активно скупают миноритарные пакеты акций и инвестируют в развивающиеся рынки, где компании требуют меньших вложений и меньше конкуренции среди инвесторов. Эти инвесторы также предоставляли средства крупным финансовым институтам. Как считают эксперты McKinsey, частные инвестиционные фонды к 2013 году могут увеличить активы до 1,6 трлн долларов.

Усиление альтернативных инвесторов (азиатские суверенные фонды, экспортеры нефти, хедж-фонды и фонды прямых инвестиций) может привести к росту цен на активы. А проблемы хедж-фондов могут сказаться на стабилизации финансовых рынков. Тем не менее нынешний кризис, по всей видимости, приведет к ослаблению концентрации финансовых центров в развитых странах. Альтернативные инвесторы получили возможность расширять свое влияние. Кроме того, их капиталы должны помочь победить кризис и его последствия.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики