Бизнес на долгах

Развитие прозрачного рынка услуг по взысканию долгов тормозится отсутствием специального закона, регулирующего эту сферу деятельности

Бизнес на долгах

Уж лучше пусть с меня юристы “бабки” вышибают, чем зубы – бандиты! А вот считать бандитами тех, кто в банках да в конторах коллекторских, может только тот, кто с тупыми бандюками ни разу не сталкивался. Паяльник в задницу у бандитов – это так, мелочи, что-то типа досудебной претензии у коллекторов», – так эмоционально высказал свою точку зрения один из участников форума, посвященного обсуждению коллекторской деятельности.

Самих коллекторов оскорбляют любые параллели с «вышибалами» с их дикими методами работы. Вместе с тем они признают, что взыскание долгов – дело неблагодарное и трудное, но сегодня достаточно востребованное. У банков растут долги по кредитам, и все чаще они привлекают к работе с проблемными займами коллекторские компании. Поэтому малоизвестное еще вчера слово «коллектор» (от англ. «collection» – «собирание») сегодня звучит не только в речи бизнесменов и финансистов, но и в разговорах обывателей. Рынок услуг по возвращению долгов развивается на глазах – дело уже дошло до создания ассоциации коллекторов – такая организация появилась в Казахстане в начале августа.

Посеешь кредиты, пожнешь долги

В последнее время количество просроченных кредитов в Казахстане уверенно росло (см. график). Специалисты связывают этот рост с ухудшением состояния реального сектора в связи с ограничением кредитования экономики банками. По словам начальника подразделения по работе с проблемными кредитами АБН АМРО банк Казахстана (ныне RBS Kazakhstan) Нурлана Тастандиева, больше всего должников поставляют два сектора – строительный и банковский, а также отрасли, смежные со стройиндустрией. Стройки заморожены, а работники отправлены в неоплачиваемые отпуска или уволены. У смежников та же картина. В результате в экономике возник эффект домино – в той или иной степени проблемы возникли у основной массы компаний. И банкам все чаще приходится сталкиваться с тем, что клиенты, взявшие заем, не могут расплатиться по нему. Особенно много хлопот возникает с потребительскими беззалоговыми займами. «Кредиты на покупку автотранспорта обеспечены залогом – это сам автомобиль, при выдаче ипотеки обеспечением является недвижимость, такой банковский продукт, как займ на неотложные нужды, также имеет залоговое обеспечение – автомобиль или недвижимость. С обеспеченными займами банки справляются сами, и там процент просрочки несоизмерим с потребительскими кредитами», – отмечает управляющий директор Бюро по работе с должниками Сергей Ким.

В ряде случаев банки пытаются решить проблему возврата кредита с помощью собственных служб безопасности. Но «выбивание» долга из клиента – дело неблагодарное. Подобная работа устойчиво ассоциируется у населения с криминальным миром. Поэтому все чаще банкиры обращаются к специалистам – коллекторским агентствам (КА). «Мы подключаем коллекторские агентства, если видим сложности по взысканию задолженности», – подчеркнул председатель правления банка «Каспийский» Михаил Ломтадзе.

Иногда банки работают с независимыми коллекторами, но часто сами создают КА (не афишируя, впрочем, аффилированность с ними). Наиболее крупные КА учреждены банками второго уровня, во главе таких агентств стоят, как правило, бывшие сотрудники банка. Специфика деятельности КА – розыск должников, досудебная работа, подача иска в суд – привлекает в эту сферу юристов, а также бывших сотрудников правоохранительных органов. По некоторым данным, штат КА на 90% состоит из бывших полицейских.

Можно было бы предположить, что, инвестируя в КА, банки хотя бы в долгосрочной перспективе планируют получать прибыль, оказывая услуги по взысканию долгов третьим лицам (другим банкам, микрокредитным организациям и т.д.) или покупая у них с дисконтом долги. Но нет – по словам г-на Кима, банки не рассматривают собственные коллекторские компании как бизнес. «Это достаточно дорогостоящее предприятие, требующее больших инвестиций. Следует учесть особенность Казахстана: большая территория при небольшой плотности населения. Большинство банков представлены своими филиалами во всех регионах республики, где ведут кредитную деятельность. Значит, им надо создавать и поддерживать филиальную сеть и коллекторского агентства», – говорит г-н Ким. Это требует значительных затрат на аренду или покупку помещения, зарплаты сотрудников плюс программное обеспечение: для работы с массой долгов на небольшие суммы требуется очень серьезное IT-обеспечение.

Создавая коллекторские компании или передавая долги на аутсорсинг, банки дистанцируются от работы с проблемными долгами, чтобы сосредоточиться на основной деятельности – кредитовании.

Чистые и нечистые

Кто попадает в область интересов коллекторов? Основной признак, конечно, просрочка: клиент не производит выплаты на дату, определенную графиком погашения. Но проблемным кредит может стать и на первый день просрочки, и на 30-й. Все зависит от поведения заемщика. «Одни клиенты задерживают платежи в связи с отъездом, болезнью, из-за банальной забывчивости. Есть люди, у которых нет денег, потому что они остались без работы и т.п. Если человек сообщил о причинах задержки банку и внес деньги в течение 30 дней, то по отношению к нему не принимается каких-то особых мер, клиент просто гасит долг и становится в график», – рассказывает г-н Тастандиев. Он подчеркивает, что банк не ставит своей целью надавить на заемщика, заставить выплатить всю сумму долга либо реализовать имущество. Главное – погашение кредита, банку важно вернуть деньги.

Другое дело, когда клиент скрывается, его нельзя найти по контактам, которые он оставил банку при получении кредита. Впрочем, человек может и не скрываться, просто не хочет, а чаще, конечно, не может выплачивать долги. Случаи мошенничества, когда получают кредит по подложным документам, встречаются очень редко. По словам Сергея Кима, на их долю приходится менее 1% от просроченных кредитов. В любом случае, именно с такими заемщиками чаще всего и приходится работать коллекторам.

В чем заключается их работа? Прежде всего коллектор пытается решить проблему в досудебном порядке. Процесс начинается с обзвона, вручения уведомления. При этом, как признаются сами коллекторы, они пытаются поставить должника в условия, когда ему будет психологически легче расплатиться с банком, нежели продолжать тянуть с выплатой долга. Сотрудники КА постоянно звонят должнику, напоминают о необходимости выплаты долга. Могут сообщить о поведении заемщика на работу или, например, в учебное заведение, в котором учатся его дети. Проинформировать соседей по дому – дескать, будьте осторожны, рядом с вами живет непорядочный человек. Словом, портят репутацию недобросовестного клиента.

Если эти меры не увенчались успехом, коллектор подает иск в суд. «Должник обязан в добровольном порядке выполнить решение суда: выплатить долг в полном объеме, куда включается сумма основного долга плюс вознаграждение, пеня и штрафы, накопленные в период задержки платежей, а также расходы банка, связанные с подачей иска в суд», – поясняет Нурлан Тастандиев.

Если кредит старый, то сумма пени и штрафов может сравняться или даже превысить объем кредита. Суды зачастую идут навстречу заемщику и принимают решение взыскать сумму долга не в полном объеме – без штрафов.

Но выигрыш в суде еще не означает немедленного погашения должником долга. Как говорят сами специалисты по работе с недобросовестными заемщиками, получить решение суда – самое простое. Очень трудно добиться его исполнения. В дело вступают судебные исполнители. Должнику предъявляется исполнительный лист для добровольного погашения долга в течение определенного времени. Судоисполнитель имеет право обратиться по месту работы клиента, чтобы работодатель определенную часть его заработка перечислял в счет погашения задолженности, наложить арест на все имущество должника, как движимое, так и недвижимое, и реализовать его. За счет вырученной суммы погашается долг, а остаток денег возвращается должнику. Но практика показывает, что все эти прописанные законом процессуальные действия не имеют смысла, поскольку у должника нет ни имущества, ни работы.

Серьезные упреки коллекторов вызывает качество судебного исполнения. «Есть ряд проблем: недостаточное количество судебных исполнителей, высокая загруженность работой, низкая техническая оснащенность. Если должник находится за городом, нам приходится предоставлять судоисполнителю транспорт, чтобы он, как минимум, смог поехать и вручить должнику уведомление, побеседовать с ним, провести опись имущества», – отмечает г-н Ким. Другие специалисты называют среди факторов неэффективности работы судебных исполнителей небольшую зарплату, что стимулирует коррупцию, а также напрямую связанный с уровнем оплаты низкий профессионализм. Коллекторы надеются, что изменит ситуацию институт частного судебного исполнения, соответствующий закон будет рассматриваться осенью этого года.

Возьмешь чужое и на время

Насколько выгоден бизнес коллекторов? Сами они предпочитают не говорить об этом. Но жалуются, что пока их не вполне устраивает схема работы с банками.

В мире широко распространена практика покупки долгов у банков, но казахстанские банки пока предпочитают работать по договору комиссии. Казалось бы, банку более выгодна продажа задолженностей, позволяющая очистить активы и улучшить качество портфеля. При передаче долгов по договору с КА просроченные кредиты остаются собственностью банка и портят его показатели. Коллекторы также могут извлечь прибыль, покупая долги, ведь их можно приобрести с дисконтом от 30 до 50% в зависимости от величины просрочки. Но… «Покупка задолженности станет выгодной, когда будет найден баланс интересов банков и коллекторов, – говорит Сергей Ким. – Сегодня банки и коллекторы не могут договориться о стоимости долгов. Коллекторов не устраивают слишком высокие, на их взгляд, запросы банков, а тех – суммы, которые им предлагают коллекторы».

Банки стараются передать КА старые долги с просрочкой от 90 дней и больше, а опыт показывает, что чем «старше» долг, тем труднее его взыскать. По статистике каждый день просрочки снижает вероятность возврата кредита на 1%. Коллекторы считают, что необходимо снизить срок задолженности, после которого кредит передается в КА. «Если банк убедился, что не может найти должника, нет смысла держать его до 90-го дня и усугубить этим ситуацию. Пусть передают его нам на 15–20-й день просрочки», – говорит Сергей Ким. В целом, например, Бюро по работе с должниками возвращает где-то 30% суммы задолженности за четыре месяца работы (срок, оговоренный договором с банком). По словам г-на Кима, если продолжать работать с долгами сверх этого срока, можно вернуть еще какую-то часть денег.

Но собрать долги полностью невозможно. Как рассказал «Эксперту Казахстан» анонимный источник в одном из банков, одна из строительных компаний, получившая крупный целевой кредит на строительство, перегнала деньги в офшорную зону, откуда вернуть эти деньги не представляется возможным, поскольку они подпадают под иностранную юрисдикцию.

Вне поля ягоды

Сколько всего коллекторов работает в Казахстане? В процессе подготовки материала мы встретились с различными оценками количества КА: представители банков и самих коллекторских агентств оценивают количество игроков в 17–20 компаний. Председатель правления Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Серик Аханов считает, что семь КА, создавших ассоциацию коллекторов, – это половина из действующих организаций, причем в объединение вошли самые крупные компании, занимающие 90% рынка коллекторских услуг.

Отсутствие точных данных по КА – следствие того, что эта деятельность не является регулируемой и лицензируемой. Чтобы учредить коллекторскую компанию, необходимо лишь зарегистрировать юридическое лицо в органах юстиции, обычно в форме товарищества с ограниченной ответственностью (ТОО). Но, как нам сказали в одном из КА, можно осуществлять коллекторскую деятельность и в качестве индивидуального предпринимателя – каких-либо ограничений нет.

В Казахстане нет специального закона, регулирующего коллекторскую деятельность. Да и юридические термины «коллектор», «коллекторская компания» законодательством не предусмотрены. «Мы работаем на основе гражданско-правовой сделки – договора комиссии, договора цессии, договора факторинга, – говорит Сергей Ким. – Законодательство регулирует сферу оказания услуг, а коллекторские компании оказывают услуги по взысканию долгов, то есть правовая основа для этой деятельности существует».

Первая задача, которую ставят участники рынка перед недавно созданной ассоциацией, – разработка закона о коллекторских компаниях. Необходимо дать определение коллекторской деятельности. Но главное, что хотят увидеть представители КА – придание их деятельности официального статуса и наделение правом обращения в официальные органы. «У нас нет никаких полномочий по обращению в госорганы. Сегодня мы не можем направлять запросы по своим должникам в госорганы: в налоговые комитеты для получения информации по их недвижимости, в ЦОНы с той же целью, в органы дорожной полиции, чтобы выяснить, какими транспортными средствами владеет должник. Точнее, обратиться-то мы можем, но получим ли ответ, это большой вопрос, потому что госорганам запрещено предоставлять информацию о третьих лицах, если запрос сделан не в рамках уголовного дела или судебного разбирательства. Исключение составляют организации, включенные в список лиц, которым они имеют право давать эту информацию. Мы хотели бы, чтобы нас в него включили», – таковы ожидания г-на Кима, связанные с новым законом.

Самих коллекторов оскорбляют любые параллели с «вышибалами» с их дикими методами работы

Банковские специалисты считают, что в законе необходимо четко и ясно оговорить методы работы КА, очертить рамки их деятельности, а также установить ответственность перед банками и другими учреждениями.

Закон о коллекторах нужен не только самим участникам рынка, но и другой стороне, то есть должникам. Сейчас непонятно, какие методы работы КА являются законными, а какие – нет. Чтобы выявить нарушения закона, нужно его хотя бы иметь.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом