Президенты не терпят пустоты

Визит Нурсултана Назарбаева в Монголию был выдержан в фирменном казахстанском стиле – экономика полностью вытеснила демократию из повестки переговоров и из итогового документа

Президенты не терпят пустоты

Bизит президента США Джорджа Буша-младшего в конце 2005 года в Монголию оставил у нас неприятный осадок. Не то чтобы мы почувствовали себя проигравшими в боях за любовь одинокой империи, нет, чувства ревности не было, не в Узбекистан ведь прилетел американский президент. Но на фоне крепнущего взаимопонимания с Белым домом и Chevron, стремления к взаимовыгодному обмену демократических ценностей на углеводороды, борьбы плечом к плечу с международным терроризмом нам достался визит всего лишь вице-президента (в мае 2006 года). Да, Дик Чейни – фигура более чем влиятельная, но статус ведь не спрячешь. А мы так красиво смотрелись в тот год на фоне андижанских событий. Впрочем, в конце 2005-го у нас близились президентские выборы. А Москва, напуганная чередой цветных революций, которые все начинались после выборов, на любые контакты с Западом, а особенно с США, реагировала крайне нервно. И визит американского президента в тот момент был неуместен – это понимали и в Вашингтоне. Нам пришлось довольствоваться приездом в Астану зимой 2006 года на инаугурацию лидеров всех демократических революций – и розовой, и оранжевой, и тюльпановой.

Визит президента Назарбаева в Монголию состоялся 6–7 августа, то есть фактически был привалом на пути к Пекинской Олимпиаде. Однако его интерпретация некоторыми (в основном российскими) экспертами и политическими обозревателями напомнила ситуацию трехлетней давности. Она превратила рядовой, в сущности, межгосударственный визит, в котором достойной внимания была лишь его протокольная составляющая (почетный караул и орден «Эрдэнэ Очир», которым наградили казахстанского президента), в превентивную спецоперацию по предотвращению распространения оранжевой заразы.

Не замечая революции

Основания для контрреволюционной интерпретации поездки в Улан-Батор были. В июле этого года в Монголии прошли выборы, после которых стали происходить события, удивительно напоминавшие и Тбилиси, и Киев, и Бишкек. Проигравшая оппозиция результатов выборов не признала и попыталась использовать механизмы уличной демократии, включая самые радикальные – поджоги зданий и нападения на полицию. Уличные беспорядки были подавлены с некоторым запозданием, но довольно быстро и очень жестко – вплоть до применения огнестрельного оружия. В результате столкновений несколько человек погибло (в том числе и полицейские), около тысячи участников выступлений было арестовано. При этом победители – Монгольская народно-революционная партия – были близки, как принято считать, к России, а проигравшие – Демократическая партия Монголии – к Западу. А этот фактор считается весьма серьезным при рассмотрении заявок от иностранных инвесторов, претендующих на залежи цветных и редких металлов, которыми изобилует Монголия.

В свете таких событий визит Нурсултана Назарбаева, лидера государства, про которое сам Михаил Саакашвили сказал, что там никаких революций быть не может, настолько все хорошо устроено, выглядел бы недвусмысленно «контрреволюционным», если бы сценарий его не был написан намного раньше. Первый заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований Санат Кушкумбаев считает, что визит президента в Монголию был обычным межгосударственным визитом, запланированным до проведения выборов и беспорядков в Улан-Баторе. Поэтому какой-то специальной миссии – скажем, потушить тлеющий огонь цветной революции – его программа не включала.

«Да в этом не было нужды, – сказал Санат Кушкумбаев “Эксперту Казахстан”». – Считается само собой разумеющимся, что цель цветных революций – привести к власти проамериканское и прозападное правительство, которое резко изменит свой внешнеполитический курс и даже будет готово разместить в своей стране американские военные базы. Применительно к Монголии такой стереотип ошибочен. В связи с беспорядками в столице ее часто стали сравнивать с Киргизией, но не следует забывать о том, что это страна с продолжительной историей государственности в новое время. Монгольская дипломатия имеет и свои традиции, и долгосрочные приоритеты. Причем на первое место среди зарубежных партнеров в последние годы выдвинулся Китай».

В итоговом совместном заявлении президентов Нурсултана Назарбаева и Намбарына Энхбаяра на недавнюю попытку революции нет даже намека. Видимо, не обсуждалась эта тема и в ходе переговоров. Казахстанский президент не любит обсуждать даже победившие революции, даже с их лидерами.

Президентский формат

Косвенным, но достаточно надежным свидетельством того, что в программу визита ничего остроактуального не входило, является выраженный президентский формат визита. Перечень документов, подписанных в ходе визита, выглядит не слишком впечатляющим: помимо стандартного по форме и общего по содержанию совместного заявления глав государств – соглашение о сотрудничестве в области образования, меморандум о сотрудничестве между министерствами социальной защиты и четырехлетняя программа сотрудничества министерств иностранных дел двух стран.

Поскольку визит был президентским, то и в итоговом документе на самом почетном месте оказался президентский проект – Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). В пункте 8 оно упомянуто наряду с другими региональными структурами, а девятый пункт посвящен целиком СВМДА.

Отношения у Казахстана с Монголией всегда были ровными, сотрудничество в разных сферах развивалось, конечно, но, мягко говоря, без рывков. Сокращение в 2007 году объемов взаимной торговли чуть ли не вдвое (товарооборот составил 36 млн долларов), что с грустью констатировал Нурсултан Назарбаев во время визита, не единственный показатель отсутствия положительной динамики. О том, как развиваются двусторонние отношения, говорит и то, что посольство Казахстана в Улан-Баторе было открыто лишь в прошлом году, а до тех пор Казахстан был представлен дипмиссией.

[inc pk='1867' service='media']

Падение торгового оборота президенты объяснили отсутствием общей границы и удобных транспортных коммуникаций, а также недостаточной информированностью правительственных и деловых кругов двух стран об имеющихся экономических возможностях. Если отбросить этикет, то главной причиной стал недостаток, а порой и отсутствие взаимного интереса. Его единственным фактором долгое время была многочисленная, компактно проживающая в Монголии казахская диаспора. Ее представители и составили первую волну оралманов (репатриантов), на которой столичная и местная бюрократия обкатывала специальное законодательство, им, оралманам, посвященное. За все выявленные (и в дальнейшем исправленные) несовершенства законов о гражданстве и миграции было заплачено сломанными судьбами сотен монгольских казахов. Наметился даже тренд к возврату в Монголию, но постепенно мы научились по-человечески обходиться с теми, кого настойчиво приглашали вернуться на родину. Льготы и привилегии для оралманов до сих пор носят символический характер.

Нурсултан Назарбаев обозначил сегодняшнее отношение Казахстана к тому, что он назвал мостом дружбы, казахской диаспоре в Монголии: «Астана заинтересована в том, чтобы казахская диаспора стала органичной и глубоко интегрированной частью монгольского общества и при этом имела все возможности для сохранения своей этнической самобытности, национального языка, культуры и традиций. Казахстан намерен предоставлять учебники и литературу на казахском языке, поощрять культурный обмен, регулярные взаимные поездки творческих коллективов, в том числе на уровне трансграничных областей и аймаков».

Чтобы заполнить пустые места

Судя по программе визита и повестке встреч и переговоров, как сам визит, так и подписанные совместные документы представляют собой скорее попытку заполнить пустые места, чем выразить общую позицию по актуальным проблемам. В совместном заявлении экономика полностью вытеснила политику, а Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии – вопросы международной безопасности.

Интересно, что совместное заявление не содержит такого в юридическом смысле ни к чему не обязывающего, но знакового для Монголии и Казахстана пункта, как возможное повышение статуса Монголии в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с наблюдателя до полноправного члена. Вместо слов о том, что Казахстан поддерживает стремление Монголии стать членом ШОС, в заявлении сказано: «Стороны отмечают, что Шанхайская организация сотрудничества играет важную роль в развитии добрососедских отношений и сотрудничества между странами региона, и в рамках сотрудничества Монголии с ШОС выражают заинтересованность в активизации взаимодействия в таких областях, как энергетика, инфраструктура, коммуникации и транспорт. Республика Казахстан приветствует усилия Монголии в этом направлении». О двустороннем сотрудничестве было подробно сказано в первых нескольких пунктах заявления, а здесь мы видим вроде как отдельное сотрудничество – «в рамках ШОС».

Почти половина совместного заявления посвящена экономическому сотрудничеству, в том числе строительству дорог и инвестициям. Поскольку экономика Казахстана сегодня, как принято говорить, испытывает воздействие заокеанского кризиса, в инвестиции отечественного бизнеса в Монголию верится с трудом. А так как такого рода документы являются продуктом совместной работы, можно предположить, что тезисы об экономическом сотрудничестве вообще и совместном фонде прямых инвестиций особенно были пролоббированы монгольской стороной. То есть отражают не наши устремления, а монгольские надежды.

Судя по итогам визита, даже при очень высоком уровне взаимопонимания и редких в наши дни доверительных отношениях на всех уровнях Монголия вряд ли станет для Казахстана приоритетным торговым партнером или военным союзником. А «выход на новый уровень» и «дальнейшее развитие», являющиеся неизменной частью политической риторики, на практике будут такими же условными, как независимость буферной Монголии.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом