Нефть уходит в пике?

Рост цен последних лет на нефть, по-видимому, сменяется новой глобальной коррекцией

Нефть уходит в пике?

11 июля 2008 года цены на нефть, достигнув 147,3 доллара за баррель, почти вплотную  подошли к очередному психологическому рубежу в 150 долларов. Инвесторы тогда предсказывали, что это еще не предел и сырье будет дорожать дальше. Однако за этим последовал период практически ежедневного падения цен, которые с рекордных июльских отметок опустились до 112 долларов, где (на момент написания статьи) и стабилизировались. Поддержку нефтяному рынку оказали ожидания падения нефтедобычи на шельфе Мексиканского залива из-за приближения тропического шторма «Фей».

Насколько устойчивым окажется понижательный тренд? Прогнозирование цен на нефть – занятие неблагодарное, точных прогнозов  делать еще никто не научился. Тем не менее ряд экспертов полагает, что к концу этого года стоимость барреля нефти вернется к уровню его начала.

Политическая нефть

Движение цен на нефть подвержено влиянию как самых незначительных и краткосрочных факторов, так и долгосрочных доминирующих тенденций на мировом нефтяном и других связанных с ним рынках. Зависимость мировых цен на энергоресурсы от политической ситуации очевидна (см. график).

Динамика цен показывает, что за последние 30 лет нефтяной рынок пережил несколько взлетов и глубоких падений. Прослеживается и наличие четкой тенденции: начало каждого десятилетия сопровождается резким ростом цен на нефть с достижением своего максимального значения  и последующим падением (временами до исключительно низкого уровня) к концу десятилетия. Как правило, причиной роста цен становились военные конфликты. И первое десятилетие XXI века не стало исключением.

Кроме того, отмечаются и долгосрочные волновые колебания. Так, 1970-е годы были периодом супердорогой нефти. В итоге с 1973 по 1983 год потребление нефти в США сократилось на 13%. В 1986 году пузырь лопнул – нефть упала почти до 10 долларов за баррель. В 1990-е годы цена на нефть колебалась в зависимости от политической ситуации. Ярким примером этому служит операция «Буря в пустыне» в 1991-м, повлекшая за собой кратковременный взлет цен на нефть более чем в два раза. Очередной долгосрочный период супердорогой нефти начался в 1999 году заявлением США о намерении свергнуть режим Саддама Хусейна и продолжался почти десятилетие.

Длительное время цена на нефть, будучи политическим фактором, устанавливалась политическими способами, а рыночные механизмы в лучшем случае играли лишь вспомогательную роль. Многие факторы риска, повышавшие цены на энергоносители, в реальности не особо угрожали глобальной стабильности. Тем не менее,  «сливая» через подконтрольные структуры нужную информацию, удавалось добиваться  формирования на биржах нужного тренда.

Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов и долгосрочные экономические факторы, влиявшие в том числе на то, как рынок реагировал на текущие события. Так, последствия урагана Ivan, пронесшегося над Мексиканским заливом в начале сентября 2004 года, ликвидировались в течение полугода и вызвали очередной всплеск цен на нефть. Если бы не ожидаемый дефицит нефтепродуктов в долгосрочной перспективе (а отсутствие в Европе и США новых нефтеперерабатывающих мощностей и недостаток инвестиций в данную сферу – достаточно мощный фактор для поддержки мировых цен высоком уровне), трейдеры на последствия стихийных бедствий обращали бы куда меньше внимания.

Сказалось на росте нефтяных цен и удешевление доллара. Именно падение его курса подвигло ОПЕК к постановке вопроса о повышении границ ценового коридора. Однако, по данным Федеральной резервной системы США, с 2002 по 2008 год американский доллар по отношению к основным мировым валютам подешевел примерно на 30%. Тогда как нефть за этот же период подорожала от 35 до 110  долларов за баррель, т.е. в три раза.

При этом влияние ОПЕК на мировой рынок нефти в последние годы снизилось. Во-первых, за счет выхода на рынок  новых (например, Бразилии) игроков. Во-вторых, устанавливаемые картелем квоты на добычу нефти практически никогда не соблюдаются, и сомнительно, что члены картеля сегодня могут позволить себе активные ценовые войны.

В целом риски реального рынка, безусловно, учитывались, но уровень цен в первую очередь был подвержен влиянию слухов и сиюминутных тенденций изменения глобальной экономической и политической конъюнктуры. В этой ситуации нефтяное ценообразование определяется не реальной обеспеченностью мирового рынка сырьем, а спекулятивной биржевой игрой. К примеру, такие факторы, как война в Ираке (в 2003 году приведшая к потере лишь 686 тыс. баррелей в день) и сокращение коммерческих запасов нефти в США, могут вызвать почти двукратный рост стоимости барреля. Тогда как изменение обьектов поставок нефти Россией на уровне цен никак не отразится.

Кто заказывает музыку?

Политические факторы и колебания курсов валют удачно использовали биржевые спекулянты. Можно говорить о том, что за текущее десятилетие цена нефти из понятия рыночного, определяемого балансом спроса и предложения, стала понятием спекулятивным.

[inc pk='1865' service='media']

По широко распространенному мнению, главная проблема заключается в том, что спрос на нефть растет быстрее предложения, при этом резервов для увеличения добычи нефти практически нет. Вместе с тем сегодня нет ничего более далекого от истины, чем утверждение, что цены на нефть складываются на основе баланса спроса и предложения.

Известный британский экономист Майкл Линч, кoтoрый специализируется на анализе рынка нефти, пoдчеркивает, что за пoследние годы объемы производства нефти выросли весьма значительнo: если в 1990-е годы предложение превышалo спрос на 1,5 млн баррелей в день, то ныне – на 3 млн баррелей. В частности, пo данным аналитического oтдела финансовой компании Citigroup, в первом квартале текущего года производство нефти в мире выросло на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом прoшлoгo года. При этом объемы потребления нефти выросли лишь на 2%. Следoвательнo, дефицита «черного золота» на мировом рынке быть не должно. Однако рост цен на нефть сорта Brent во втором квартале 2008 года опережал даже самые оптимистические прогнозы. В таком случае можно говорить о доминировании спекулятивных факторов роста цен, подтвержденных фундаментальными показателями лишь в малой степени. 

Ряд экономистов полагает, что на мировых нефтяных биржах надувается спекулятивный «пузырь», подобный тому, что имел место на американском фондовом рынке в конце 1990-х. По оценкам Centre for Research on Globalisation, не менее 60% нынешней цены на нефть обес-печено спекуляциями банков и финансовых компаний. Действительно, на слушаниях в сенате США в мае текущего года руководителей крупнейших нефтяных компаний попросили назвать реальную цену на нефть. По мнению руководителя корпорации Shell, нефть должна стоить от 35 до 70 долларов за баррель, главы BP America и ExxonMobil назвали цифры в 60 и 55 долларов соответственно.

На высоких ценах зарабатывают не только продавцы нефти. Львиная доля от топливной выручки на рынках Европы и США изымается в госбюджеты западных стран в качестве завышенного акциза. В итоге Запад зарабатывает на этих поборах не меньше, чем сами нефтепроизводители из стран Персидского залива. 

Таким образом, цены на нефть стали зависеть практически от спекулятивных факторов. С уходом в прошлое долгосрочных контрактов на нефтяных биржах торгуют не нефтью, а фьючерсами, обязывающими купить или продать определенное количество сырья через определенное время. И цены на нефть определяются в ходе купли-продажи не реального, а виртуального товара. Причем фьючерсы неоднократно перепродаются, в результате их цена, сформированная на основе преимущественно спекулятивных факторов, стала не менее далекой от реальной, чем декабристы от народа.

Падающий курс доллара, ипотечный кризис в США заставили инвесторов искать инструменты для сохранения своих капиталов, и деньги хлынули на сырьевые рынки. В таких условиях стало чрезвычайно сложно прогнозировать долгосрочные движения нефтяных котировок исходя из технических и фундаментальных факторов. Действительно, цена черного золота в 2007–2008 годах упорно ползла вверх, чтобы в середине текущего года совершенно неожиданно для аналитиков обрушиться вниз.

Спекулянты – на выход

Основными причинами понижательного тренда аналитики называют замедление экономического роста и спроса, укрепление доллара по отношению к другим валютам. Заметим, что событий, которые могли бы развернуть «медвежий» тренд, было более чем достаточно. Однако все они вызывали лишь краткосрочный всплеск цен и на сложившийся тренд не повлияли. Эксперты отмечают, что рынок стал менее чувствителен к новостям вроде пожаров, ураганов, нападения на неф-тепроводы, вооруженных конфликтов. Так, вопреки недавним событиям (подрыв в Турции нефтепровода Баку–-Тбилиси–Джейхан, военные действия в Южной Осетии), которые ограничили предложение каспийской нефти на мировом рынке, нефть продолжает дешеветь.

В настоящее время ряд специалистов полагает, что на мировом товарном рынке формируется устойчивая тенденция к оттоку крупных финансовых средств. С одной стороны, это вызвано замедлением темпов экономического роста (в настоящее время четыре из пяти крупнейших мировых экономик – США, еврозоны, Японии и Великобритании – балансируют на грани рецессии; эксперты Deutsche Bank прогнозируют, что темпы подъема мировой экономики в 2008 году составят 3,7%, в 2009-м – 3,2%, что является минимальным с 2002–2003 года) и усиливающейся инфляцией (последняя вынуждает центральные банки повышать учетную ставку, что ведет к увеличению прибыльности банковских вложений инвестиционных средств). С другой – перспективы спада в США и ведущих странах Евросоюза вызывают ослабление спроса на сырье.

По прогнозам Международного энергетического агентства, в ближайшее время уменьшение спроса из-за ослабления мировой экономики будет тянуть цены вниз. «Медвежьим» фактором послужило также сообщение одного из крупнейших потребителей энергоресурсов – Китая – о сокращении в июле импорта нефти до семимесячного минимума. «Это событие является фундаментальным и может влиять на котировки в течение долгого времени», – считают в агентстве.

Управление энергетической информации США не только не ждет роста цен на нефть, но и снижает прогнозы по их росту на следующий год. В августовском обзоре оно сообщило, что цены могут быть ниже, чем  ожидалось: если ранее стоимость нефти оценивалась в 133 доллара за баррель, то теперь прогноз снижен до 124 долларов. Причиной стало решение ОПЕК об увеличении добычи и прогнозы по росту добычи странами, не входящими в картель. Однако, по прогнозам экспертов компании MF Global, ослабление мирового спроса является более весомым фактором, который еще может опустить цены.

Инвесткомпании также не ждут значительного роста котировок. Компания UniCredit Aton понизила прогноз стоимости одного барреля нефти марки Brent в 2009–2013 годах в среднем на 26 долларов. По данным компании, в 2009 году средняя цена нефти Brent составит 123,15 доллара (ниже прошлых оценок на 27,49%). На 2010–2013 годы прогноз снижен на 24–26%.

Катастрофы не предвидится

Как долго будет продолжаться подобный тренд, сказать невозможно, но ясно, что в обозримом будущем падение не будет носить катастрофического характера и цены не окажутся ниже уровня начала года. Таким образом, казахстанской экономике не грозит дефицит бюджета, разорение мелкого бизнеса и потеря рабочих мест. Тем более что государство, получая дополнительную прибыль за счет высоких цен на нефть, преимущественно складывает их «в кубышку» Национального фонда, не реинвестирует. Институты развития за прошедшие годы серьезных проектов не реализовали, хотя и преуспели в расходовании бюджетных средств. Тогда как, к примеру, в Саудовской Аравии нефтедоллары инвестировались в развитие экономики: наряду с развитием нефтяной промышленности реализованы проекты постройки двух промышленных зон (Джубейл и Джумбо), которые позволили наладить производство алюминия, стали, пластика. 

Но нефтяным компаниям, возможно, придется  столкнуться с ситуацией, при которой текущая цена нефти будет ниже цены, примененной при расчете пошлины. Именно этой особенностью фискального режима российские нефтяники объясняли резкое снижение прибыли в первом квартале 2007 года, что привело к снижению капитализации крупнейших нефтекомпаний сразу на 17 млрд долларов.

Падение цен способно ухудшить ситуацию и в нефтяной отрасли России, и она станет блокировать выход казахстанской нефти на мировой рынок, что может привести к ухудшению отношений между Астаной и Москвой.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности