Залп по Центральной Азии

Германский федеральный центр политического образования предпринял грандиозную попытку осветить в одном издании прошлое и современность Центральной Азии

Залп по Центральной Азии

Коллективное исследование, увидевшее свет при поддержке легендарного издания «Остойропа», называется «Мозаика власти в Центральной Азии: традиции, ограничения, стремления». В его подготовке приняли участие 52(!) исследователя. Все это весьма похоже на артиллерийский залп по региону и его проблемам. В книге представлен фактически весь цвет современной немецкой политологии, а также специалисты из Великобритании и Франции.

Чего добивались составители этой «реактивно-аналитической установки»? Первая глава – «Пути в современность» – вкратце описывает дореволюционную и раннесоветскую историю региона, а также проблемы культурной модернизации и судьбу ислама. Следующая глава – «Тропы к господству» – посвящена характеру и механизму возникших после крушения социализма режимов региона. Некоторые авторы считают, что местные режимы могут рассматриваться как полуавтократические, или «султанистские». Главной дилеммой таких режимов авторы считают страх перед любыми внутриполитическими изменениями или шагами в сторону реформирования, которые способны вызвать эрозию и даже крушение режима. Причем в эту компанию включили и Кыргызстан; по-видимому, авторы полагают, что после выдыхания «революции тюльпанов» киргизское общество вернулось к своей изначальной парадигме движения.

В разделе «Иные дороги к модерну» особо выделяется Казахстан как единственное государство в Центральной Азии, сумевшее путем реформирования правовой и административной системы совершить переход от «нео-патримониального режима к бюрократическому», развивающемуся по модели стран Юго-Восточной Азии.

Вторая глава (название которой можно перевести как «Рулетка великих держав») посвящена геополитике и международным отношениям в регионе. А. Матвеева (Лондонская школа экономики) уверена, что в путинский период произошло возвращение России в Центральную Азию, которая прежде не играла никакой роли для российской внешней политики. Ю. Румер (Национальный оборонный университет Пентагона) анализирует политику США в регионе. Румер, который уже немало написал об американской стратегии в Центральной Азии, считает, что в 1990-е годы регион был периферией для глобальной стратегии США. Поворотным пунктом стали события после 11 сентября 2001 года. Но «дружба» между местными режимами и Вашингтоном длилась недолго. После того как Ташкент использовал силу в Андижане и отверг ультиматум Запада, а Москва и Пекин всячески его в этом поддержали, политика США в регионе зашла в тупик. Г. Ваккер фокусирует внимание читателя на отношениях Китая и Центральной Азии. Она считает, что Пекин использует ШОС в качестве инструмента для усиления своего влияния в регионе на многостороннем уровне.

По понятным причинам особое место в этой книге занимает проблема взаимоотношений Центральной Азии и Евросоюза. А. Шмиц считает, что, несмотря на сильное влияние России и Китая на Центральную Азию, у Евросоюза остается пространство для маневра, чтобы выступать в качестве противовеса двум региональным супердержавам. В этой связи она обращает внимание на новую стратегию ЕС, принятую под эгидой Германии в мае 2007 года, которая должна сыграть решающую роль в продвижении европейских интересов в регионе. Следует выделить статью Р. Гёца, который весьма прозорливо предупреждает европейских политиков об опасности и иллюзорности их попыток соревноваться с «Газпромом» за контроль над энергоресурсами региона, а стратегию диверсификации ЕС просто характеризует как «миф». Его мысль продолжает К. Вестфаль, утверждающий, что в случае реального выбора богатые углеводородами страны региона охотнее предпочтут Европе Россию и Китай.

Не осталась без внимания и политика Турции. Эксперты считают, что прежняя стратегия Анкары, построенная на пантюркизме, потерпела крах. В дальнейшем Турция сосредоточилась на том, чтобы стать в ЦА медиатором между Россией и США. В отношении Узбекистана делается вывод, что все попытки Брюсселя побудить Ташкент к прогрессу в сфере прав человека завершились фиаско. При этом М. Олкотт возвращает нас к проблеме американо-узбекских отношений в контексте событий в Андижане. Она оценивает сложившуюся ситуацию в отношениях Узбекистана и Запада как вызов последнему, что требует выработки со стороны США и ЕС скоординированной и компетентной политики. Что касается вопросов демократии, то основной (и, по-видимому, неразрешимой) для Запада задачей является дилемма «поддержки демократии в недемократических обществах».

Издание привлекает внимание своим академическим масштабом и хорошим оформлением. Однако данная коллективная монография страдает недостатками, свойственными всем изданиям такого рода. В силу своей «коллективности» книге не хватает целостности и концептуальности. Работа действительно получилась «мозаичной» и тем самым оправдывает свое название. В этом случае положение могла бы исправить вводная редакционная статья, написанная именно на концептуальном уровне, но таковая, к сожалению, отсутствует. Тем не менее остаться незамеченной такая книга, обращенная к немецкоязычной аудитории, не избалованной литературой по Центральной Азии, не может в силу своей фундаментальности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики