Ярмарка тщеславия

Олимпийские идеалы были и остаются несбыточной сказкой, с помощью которой решаются актуальные задачи внешней и внутренней политики

Ярмарка тщеславия

В позапрошлые выходные в Пекине торжественно завершилась Олимпиада-2008. Очередная ярмарка тщеславия прикрыла лавочки. Настала пора, как любят выражаться спортивные и не только спортивные комментаторы, «подводить итоги». Победители подсчитывают пироги и пышки (то есть медали и призовые деньги), проигравшие – зализывают синяки и шишки. Ответственные лица делают оргвыводы или, наоборот, с треском вылетают из теплых кресел и пополняют ряды безответственных товарищей. Карабасы-барабасы гремят кубышками с золотыми ключиками и недобрым словом поминают художества мистера Саакашвили, бессовестно перетянувшего на себя пиаровское одеяло. Простодушные буратины развешивают по стенам одинаковые фотографии, запечатлевшие их на фоне олимпийского стадиона.

А злобные отщепенцы задают себе все тот же сакраментальный вопрос: зачем это високосное кири-куку нужно?

О спорт, ты – мир?

Часто приходится слышать, что на время проведения Олимпиады древние греки якобы прекращали войны. Даже и в идеале это было не так. Во-первых, войны не прекращались, а лишь приостанавливались. Во-вторых, речь шла о войнах на территории собственно Эллады и между греческими городами-государствами. А со всякими там чумазыми варварами можно было воевать сколько угодно. Да и внутри Греции олимпийское перемирие с легкостью нарушалось, причем втянутые в военный конфликт стороны, как и сегодня, сваливали ответственность друг на друга. Более того, жители Элиды – области, в которой находилась Олимпия – добившись от прочих эллинов гарантий неприкосновенности под предлогом священного статуса своей земли, сами не гнушались нападать на соседние полисы – те же не были освящены огнем Олимпиад. Например, так было в 668 г. до н.э., когда Игры пришлось перенести в Пизу (не путать с итальянским городом). Элида воевала против Дим, и все менеджеры, способные взяться за организацию состязаний, были озабочены заработками на военных поставках.

Вообще, не мешает знать, что греки вовсе не считали войну предосудительным делом, скорее наоборот. Олимпийское перемирие было связано не с «гуманитарными» соображениями – над ними греки только посмеялись бы. Просто они полагали, что кровь врагов оскверняет воина, а Олимпиады были религиозными мероприятиями и участники проходили длительный обряд очищения. Будучи крайними прагматиками, греки просто берегли время и не смешивали два разных удовольствия. Так что говорить об античных Олимпиадах в контексте и в терминах сегодняшних «гуманитарных» проблем просто нелепо.

Собственно, точно так же нелепо в этом контексте говорить и о современных Олимпиадах. Утратив религиозное значение, кубертеновские Игры заодно утратили даже теоретическое влияние на решение вопросов войны и мира. Напротив, как только человечество принималось за большую войну – об Олимпиадах тут же на долгие годы забывали. Уже в начале XXI века пошли разговоры об олимпийских перемириях и даже подписывались какие-то международные бумажки. Разумеется, все осталось на уровне пропагандистских деклараций. Ни один из многочисленных военных конфликтов не был приостановлен даже на час. А некоторые именно во время Олимпиад и начались. За примерами, как говорится, ходить далеко не надо.

О спорт! Ты – политика!

Трудно припомнить такую Олимпиаду, накануне которой не заходили бы разговоры о бойкоте (по политическим соображениям) со стороны одной или группы стран. В ответ тут же раздается дружный хор: не будем, дескать, смешивать политику и спорт. Причем громче всех кричат именно те, для кого спорт – разновидность политической пропаганды.

Государственные деятели красуются на фоне своих сборных команд, пожимают руки спортивным героям. А сами герои – если им удается стать чемпионами, непременно должны по миллиону раз каждый с одной и той же интонацией повторить одно и то же заклинание: вот, стою я на пьедестале, смотрю на наш флаг, слушаю гимн и рыдаю от счастья за нашу страну. При этом подразумевается, что и мы все должны быть дико счастливы от того, что наша соотечественница подпрыгнула на полсантиметра выше, чем девушки из других стран, или если какой-нибудь юный компатриот стукнул своего сверстника по голове 20 раз, а в ответ получил на пару ударов меньше. Соответственно, мы обязаны испытывать горькое унижение, если случилось обратное. Искать логику в этой, рассчитанной на коллективное бессознательное демагогии не стоит.

Не будем поминать дела давно минувших дней – Берлин, 1936 год и того, кто открывал тогда Игры. Возьмем пример поближе. В восьмидесятые, после одной из зимних Олимпиад (как обычно выигранной СССР), американский президент Рейган, потрясая гроздью золотых медалей, патетически голосил перед телекамерами, что больше ни одна страна похвастаться таким обилием олимпийского золота не может. Формально Рейган не лгал. Американцы неожиданно победили в хоккейном турнире. Каждый игрок, естественно, получил по медали. Именно ими Рейган и размахивал, хотя в олимпийском зачете все эти медали засчитываются как одна-единственная.

Но, по крайней мере, хоккей действительно игра для настоящих мужчин, заслуженно популярная у миллионов людей. Однако желание потрясти пучком медалей заставляет государственных деятелей вкладывать деньги (налогоплательщиков) в развитие таких популярных, высокоэстетичных и чрезвычайно полезных с медицинской точки зрения видов, как, например, женская тяжелая атлетика. Кстати, один из главных олимпийских парадоксов – львиная доля наград разыгрывается в тех видах спорта, о существовании которых болельщики вспоминают только во время Игр.

О спорт! Ты – деньги на ветер!

Современные Олимпиады обходятся в огромные деньги. При этом утверждается, что деньги эти в дальнейшем частично, полностью или даже с избытком оправдываются – за счет рекламы, продажи телевизионных прав, билетов на соревнования, туризма и т.д. Если это и правда, то, как в случае с Рейганом, формальная. Во-первых, неясны методики, по которым доходы от Игр подсчитываются и, особенно, распределяются. Во-вторых, действительная сумма расходов является тайной даже в странах растленной западной демократии. Но у циничных империалистов хотя бы минимум гласности есть. После тех самых «рейгановских» Игр Олимпийскую деревню переоборудовали в тюрьму, то есть по крайней мере налогоплательщики утешались, что их денежки используются в общественно полезных целях. В случаях же с Олимпиадами, проводимыми в тоталитарных государствах, любая статистика – чистейшая виртуальность. Убытки от ограничения движения транспорта (не только во время Игр, но прежде всего в процессе строительства олимпийских объектов), от ограничений на въезд иногородних соотечественников, от организации выселения «за сотую версту» криминальных и прочих нежелательных элементов, отвлечения огромного количества людей от их основной работы или учебы – просто не принимаются в расчет. Никто, конечно, не подсчитывал и морального ущерба, нанесенного тысячам студентов, мобилизованных размахивать флажками на открытиях-закрытиях. Предварительно бедолаг месяцами дрессируют на солнцепеке под мегафонный мат и оглушающую музыку, а в виде дополнительного унижения заставляют изображать счастливое пионерское детство, то есть притворяться, что все эти бессмысленные телодвижения они проделывают добровольно.

О спорт! Ты – здоровье нации?

Обычно утверждается, что подвиги олимпийских героев стимулируют молодежь к занятиям спортом. Это вступает в противоречие с упрямым статистическим фактом, что типичный спортивный болельщик – мужчина средних лет, несостоявшийся в профессиональном плане, не удовлетворенный личной жизнью, большую часть свободного времени проводящий у телевизора, злоупотребляющий пивом и нездоровой пищей и страдающий от избыточного веса. Предположим, однако, что Олимпийские игры смотрят все. И, соответственно, все, в том числе и молодежь, получают стимул к занятиям спортом. Только где этот стимул можно реализовать? С каждым годом во всем мире процентное соотношение расходов на массовый спорт и спорт высших достижений меняется в сторону последнего. Гонорары даже мелких звездочек растут безумными темпами. Еще безумнее расходы на возведение призванных поразить воображение иностранцев, но почему-то, как правило, поразительно уродливых спортивных арен. Любая из них обходится дороже, чем сотни школьных бассейнов (которые никогда не будут построены). На новом Пекинском стадионе, напоминающем не столько воронье гнездо, сколько моток колючей проволоки, заниматься спортом будут отнюдь не деревенские дети из Тибета и Синьцзяна.

Любая замкнутая система способна только к самовоспроизводству. Такой системой давно стал профессиональный спорт, высшим воплощением которого являются выродившиеся Олимпиады. Государства убеждают своих граждан, что они обязаны гордиться спортивными героями-соотечественниками. Чтобы поводов для национального самолюбования стало больше, огромные деньги вкладываются отнюдь не в создание условий для массовых занятий физкультурой (которая действительно полезна), а в фабрикацию спортивных героев. Или в закупку импортных (то есть в натурализацию иностранцев). А что делать всем остальным? Ну пока во дворах там побегайте, среди припаркованных машин, а повзрослеете – вот вам пиво, чипсы, и марш к телевизорам!

Герои из пробирки

Но предположим, что призыв равняться на героев спорта – это серьезно. То есть юношам и девушкам рекомендуется ежедневно часами насиловать свои тела, медленно, но верно превращаясь в калек, ничего не читать, кроме этикеток на спортивных товарах, и ничем не интересоваться, кроме призовых сумм, для получения которых необходимо ведрами глотать запрещенные или разрешенные (но в равной степени вредные для здоровья) химические препараты. В том, что успех профессионального спортсмена напрямую зависит от тактики и стратегии введения в организм будущего героя разнообразных синтетических веществ, ныне сомневаются (вернее, делают вид, что сомневаются) только особо лицемерные чиновники.

В последние годы разные международные федерации во главе с МОК развязали беспощадную, но бессмысленную войну с допингом. Бессмысленна она потому, что единственный способ одержать победу – полностью уничтожить профессиональный спорт. Сторонники теории заговоров утверждают, что антидопинговая истерия – завеса, которой прикрываются неведомые, но злобные заправилы интернациональной спортивной мафии, чтобы отнимать олимпийские и прочие медали у «наших» и отдавать «своим». Теорию портит неясность:  кто «свои» и кто «наши»? Поскольку борцы с допингом зачастую ведут себя как сумасшедший с бритвой в руке. Начнется очередное обострение, и они давай полосовать всех подряд, кто под руку подвернется – и «своих» и «наших». Циники считают, что псевдоборьба задумывалась спортивными чинушами как еще один предлог для халявных разъездов по всему миру на антидопинговые конференции. Но циники не объясняют, зачем корыстные функционеры пилят сук (высокие результаты, только с помощью химии и достижимые), на котором сами же сидят.

Все проще. Антидопинговый поход – это бесцельное метание, вызванное невозможностью привести олимпийскую теорию в соответствие с практикой. В теории олимпизм – это знамя, гимн, слезы патриотического самолюбования, якобы перетекающие в межнациональное братание, пропаганда здорового образа жизни и так далее. Практика (для самих спортсменов) – вагоны допинга, угробленное на тренировках здоровье. Для кукловодов – возможность поразруливать потоки рекламных, бюджетных и спонсорских средств, а под занавес потрясти пучками медалей. Ну и, разумеется, тотальная судейская коррупция, о которой даже и говорить не хочется.

Ну а мы все? Человечество так называемое? Зачем это нужно нам? Простодушное языческое бесстыдство античных Олимпиад, любительская утопия Кубертена если не были изначально, то давно стали сказкой. Современное олимпийское движение свелось к бессмысленному топтанию чавкающих и размахивающих разноцветными флажками толп у клеток с выращенными в фармакологических лабораториях гомункулусами.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом