Игры не разума

Развитие залов игровых автоматов, переживающих второе рождение, может поставить крест на планах создания казахстанских «Лас-Вегасов» в специальных игровых зонах

Игры не разума

Вы обращали внимание на то, что на улицах наших городов все чаще стали появляться вывески развлекательных центров, по оформлению до боли напоминающие залы игровых автоматов? За приоткрытыми дверями в полутьме угадываются мигающие огоньки «одноруких бандитов», рядом с ними – люди, сосредоточенно нажимающие на кнопочки автоматов. Единственное отличие – выигрыш выдается телефонными карточками или призами. Впрочем, во многих залах действует схема обмена призов на деньги. «Посетителю советуют зайти в магазин за углом и там “продать” приз, заплатив комиссию магазину», – говорит анонимный источник.

Когда полтора года назад в Казахстане закрывали казино и игровые залы (их количество составляло 150 и 2000 заведений соответственно), многие эксперты ожидали, что на их место придут новые форматы развлекательных заведений. Те же, кто сохранит верность рулетке и карточному столу, будут ездить либо в игорные зоны, которые предполагалось организовать на побережье Капшагайского водохранилища и в Щучинском районе, либо за границу, в Бишкек. Последнее, разумеется, относится к жителям южных районов страны. За прошедшее время стало ясно, что эти прогнозы оправдались лишь отчасти. Киргизские казино процветают – достаточно пройтись по столице соседней республики или по курортным поселкам Иссык-Куля, чтобы убедиться: немалая доля посетителей подобных заведений – наши соотечественники. В Казахстане же большинство альтернативных казино форматов развлечений оказались невостребованы. Слишком велика конкуренция со стороны развлекательных центров – по сути, тех же игровых залов и подпольных казино. Финполиция обнаружила их в Алматы, Астане, Караганде, Актау, Петропавловске. Только в южной столице в первом полугодии 2008 года финансовой полицией было выявлено 12 подобных точек, сумма наличных средств в которых достигала 30 тыс. долларов. Проведенный «Экспертом Казахстан» опрос участников рынка показал, что только эти два формата оказались конкурентоспособны на игровом рынке. Приходится констатировать, что, несмотря на усилия властей, будущее – за ними.

Делайте ваши ставки, господа

Мое путешествие по злачным местам, появившимся на месте упраздненных казино, началось с развлекательных залов. Найти их оказалось несложно – пройдя три квартала в центре Алматы, я встретила два заведения. В первом, работавшем под вывеской бильярдной, оказалась электронная рулетка с минимальным размером вносимой суммы в 10 тыс. тенге. Предприниматели даже не пытались скрыть, что игра идет на деньги и призы тоже денежные. Второй зал был оборудован более простыми игровыми аппаратами с минимальным взносом тысяча тенге. На моих глазах один из посетителей проиграл свою первую тысячу за семь минут и сразу же загрузил вторую. Повторяя про себя слова Германа о том, что «я не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее», я покинула клуб.

«Появление игровых залов связано с тем, что действие закона “Об игорном бизнесе” не распространяется на игровые автоматы с безденежным выигрышем, к которым относятся игровые автоматы для детей – качели, подводное плавание, воздушный бой», – считает заместитель начальника отдела управления по раскрытию экономических и финансовых преступлений Нурлан Мустафин. Формально там устанавливают развлекательное оборудование, предназначенное для приятного времяпровождения, а не для обогащения.

С закрытием залов игровых автоматов в прошлом году эти люди, чтобы утолить свой игровой азарт, начали играть в моментальную лотерею
[inc pk='1855' service='media']

Любой индивидуальный предприниматель может получить свидетельство о регистрации развлекательного клуба, которое выдает Налоговый комитет. Ставка налога составляет 88 МРП, или около 102 тыс. тенге в квартал с игорного аппарата, а предельный размер дохода – 25 тыс. МРП, или около 30 млн тенге с зала. При превышении этой планки ставка налога возрастает до 30% со сверхдоходов (такой же принцип действует в отношении остальных форматов игровых заведений. – «ЭК»). По мнению анонимного источника в одной из игровых компаний, доход залов отследить очень сложно – все зависит от количества посетителей, месторас-положения. Бизнес игровых залов вновь на подъеме, свидетельства получили уже 150 развлекательных клубов. Интернет-страницы пестрят сообщениями о продаже таких игровых аппаратов, как Mega Jack и Crazy Monkey, стоимость которых 1300 и 950 долларов соответственно.

«Мы стараемся отслеживать эту ситуацию, проверяем. Нарушение закона ведет к административному и уголовному преследованию, то есть штрафу в размере от 7 до 10 тысяч МРП, либо к лишению свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Контроль над этой деятельностью осуществляют налоговые органы, органы внутренних дел, органы финансовой полиции и органы индустрии и туризма», – рассказывает г-н Мустафин. Однако пока количество игровых клубов в городе только возрастает.

Тут думать надо

Сыграть на деньги я решилась в зале «Королевские скачки». В минувшем феврале компания «Орионика плюс» открыла в Алматы сразу два подобных заведения. По сути, это компьютерная симуляция виртуального ипподрома, совмещенная с электронным тотализатором. Игра завоевала популярность в Южной Корее, затем «Скачки» появились в Москве, а уже оттуда пришли к нам. Первоначально в «Орионика плюс» предполагали окупить алматинский проект за шесть-восемь месяцев. Сейчас срок окупаемости увеличился до 16 месяцев. Причина проста – мало посетителей. Видимо, их отпугивают непростые правила игры, требующие анализа забегов.

Такое предположение появилось у меня после посещения одного из залов «Королевских скачек» в Алматы. Когда я вошла, то сразу обратила внимание на малочисленность игроков. Приветливая сотрудница усадила меня в кресло и сообщила, что минимальный депозит – тысяча тенге, а минимальная ставка – 10 тенге. Перед каждым креслом находился сенсорный дис-плей, где можно выбрать лошадь, ознакомиться с прогнозом и сделать свои ставки. Ставок несколько – на победителя, на дуэт и т.д. В отличие от настоящего ипподрома, здесь сразу известен коэффициент возможного увеличения ставки. Следуя советам компьютера, я выбрала три лошади и поставила на каждую по 10 тенге.

Любой индивидуальный предприниматель может получить свидетельство о регистрации развлекательного клуба, которое выдает Налоговый комитет

Одна из моих лошадей пришла первой, остальные оказались где-то в хвосте. Тридцать тенге ушло впустую. Поиграв еще несколько раз и выслушав от соседа историю об упрямом мужчине, выигравшем 999 тыс. тенге благодаря своей тактике – ставить по тысяче на лошадь с коэффициентом 999, я решила, что профессиональный долг выполнен, а любопытство вполне удовлетворено.

Чтобы по-настоящему играть в «Королевские скачки», нужно или подобное упорство, или неплохие аналитические способности, умение самостоятельно рассчитывать шансы лошадей. Видимо, охотников ломать голову немного. В самой компании непопулярность «Скачек» объясняют конкуренцией со стороны развлекательных залов. «В городе вновь появляются игровые залы с рулетками и игровыми автоматами под вывеской развлекательных клубов. Они открываются по три зала в ряд, через каждые 10 метров. В Алматы, по нашим данным, около 200–300 игровых клубов, видимо, кого-то это устраивает, но говорить о борьбе c коррупцией на фоне всего происходящего просто стыдно и неуместно», – огорченно рассказывает директор «Королевских скачек» Олег Островский. По словам главы компании, когда проект только разрабатывался, ситуация была более благоприятная – игровых залов в городе не было. «Сейчас ввели мораторий до конца года на проверку малого и среднего бизнеса, и фискальные органы не могут проверять деятельность представителей МСБ, хотя закон на каждом углу нарушается,– сетует директор и предлагает отсеивать недобросовестных предпринимателей с помощью сертификации: – Развлекательное оборудование не может выдавать денежный выигрыш, а игорный аппарат – выдает». В компании уверены, что успех «Королевских скачек» зависит от активности фискальных органов в отношении их недобросовестных конкурентов.

Кони привередливые

На первый взгляд у владельцев единственного на всю страну ипподрома в Алматы дела обстоят лучше, чем у их виртуальных коллег. Достаточно прийти утром в выходной день к месту скачек, чтобы убедиться – зрители валят на них толпой. Однако, по словам представителей ипподрома, эта картина обманчива. По их словам, наибольшую активность игроки продемонстрировали на открытии сезона в мае, когда количество играющих в тотализатор составило около 200 человек. Затем пошел спад. В Алматы количество игроков невелико, в среднем оно составляет 10–20 человек. Скачки проводятся один раз в неделю, зрителей на них немного – это любители конного спорта. Постоянных посетителей казино и игровых залов среди них нет. «99% жителей Алматы вообще не знают, что здесь что-то происходит. Для работы тотализатора нужны постоянные скачки, нужны конноспортивные соревнования каждый день, чтобы полгорода играло, тогда и обороты будут порядочные», – считает один из организаторов тотализатора, попросивший не называть его имени. По его мнению, конному спорту не выжить без поддержки государства, а без зрелищных скачек не сможет работать и тотализатор.

Пока же государство не только не поддерживает конноспортивный бизнес, но и сохраняет неудобную для предпринимателей схему налогообложения. Тотализатор – это взаимное пари, в котором люди играют не с организатором, а друг с другом. Организатор получает процент с общего бюджета. Размер выигрыша зависит от числа поставивших на то же событие. Но налог с касс ипподрома (их две, чаще всего работает лишь одна) взимают не с оборота, а по фиксированной ставке – 375 месячных расчетных показателей (МРП), или 438 тыс. тенге в квартал. Предельный доход ограничен 2500 МРП, или 2,920 млн тенге. Изменение в налогообложении негативно повлияло на прибыльность и функционирование тотализатора. Если до введения новой ставки в январе прошлого года он работал один раз в неделю, то сейчас – один раз в месяц, а иногда и в два. «Налоговое бремя такое, что тотализатор себя не оправдывает», – вздыхает анонимный источник.

Ставлю на «Ласточку»! Мигом прокатится…

Представители букмекерских контор (БК), в стране их около 50, тоже утверждают, что закрытие игровых залов и казино не вызвало резкого притока новых клиентов. «Люди, которые играют в казино, не делают ставок. Манера игры, интерес к игре и стратегия игры у них совершенно другая. В казино ведь карты откроют – и выигрыш твой известен, в нашей же игре выигрыш может быть известен через неделю, через месяц, через год», – говорит специалист по связям с общественностью БК «Гол+Пас» Василий Трубачев. «Гол+Пас» – одна из крупнейших букмекерских контор в Казахстане. Ее филиальная сеть охватывает 35 городов республики. По масштабу охвата с ней может сравниться только БК «Олимп», имеющая представительства в 21 городе. Г-н Трубачев считает, что рынок уже сформировался и значительного его увеличения не предвидится. Резкий рост количества ставок приходится на крупные соревнования, например, чемпионат Европы по футболу.

Доходность БК зависит от правильно выставленных коэффициентов. Ставка налога с кассы БК равна 225 МРП, или 262 тыс. тенге в квартал, а предельный размер дохода – 2000 МРП, или около 2 млн тенге. Кроме того, закон обязывает организатора БК иметь банковский резерв в размере 10 тысяч МРП, или 11,680 млн тенге.

Представитель одной из астанинских БК, пожелавший остаться неизвестным, считает, что закон «Об игорном бизнесе» задушил малый бизнес. До 1 апреля 2007 года БК работала в 8 городах Казахстана, сейчас у нее только одна касса – в Астане. «Каждая касса БК должна иметь банковское обеспечение в размере 11 млн тенге. Это обязательство распространяется на каждую кассу или пункт приема ставок. Например, если у нас в Астане три кассы, то каждая должна иметь свое обеспечение, что нерационально. Логичнее было бы открыть единый банковский счет для всех касс компании», – рассказывает он. Контора пыталась оспорить новую норму в суде, но потерпела неудачу.

Приходится судиться и с налоговиками. В начале нынешнего года в нарушении условий лицензирования была обвинена и «Гол+Пас». «Мы возбудили уголовное дело в отношении этой букмекерской конторы по статье 190, части II «Доход, полученный от незаконной предпринимательской деятельности» в размере более 52 млн тенге. Дело направили в суд, где их приговорили к ответственности с размером взыскания на сумму дохода в 52 млн тенге», – рассказал Нурлан Мустафин. Однако г-н Трубачев сообщил «Эксперту Казахстан», что компания закона не нарушала, более того, суд второй инстанции отменил первоначальное решение.

Пытаясь развивать свой бизнес, игроки ищут новые способы работы. Тот же «Гол+Пас» уже не ограничивается спортивными мероприятиями и принимает ставки на такие политические события, как признание Абхазии и Южной Осетии, отставка Михаила Саакашвили, и другие.

Счастливый билетик

После долгих поисков мне удалось найти еще одну категорию участников рынка (помимо развлекательных центров), выигравших от закрытия игровых залов. Это устроители моментальных лотерей. Рост объема продаж моментальной лотереи компании «Национальная лотерея РК» (контролирует около 75% рынка) в 2007 году относительно предыдущего года составил 34%, а денежный оборот достиг 495 млн тенге. Во многом рост обеспечили игроки, увлекавшиеся игровыми автоматами. «С закрытием залов игровых автоматов в прошлом году эти люди, чтобы утолить свой игровой азарт, начали играть в моментальную лотерею. Не в тиражную, потому что тиражная лотерея – это пассивная лотерея, там нужно ждать розыгрыша целую неделю, а в моментальную, в которой можно узнать результат сразу же», – рассказывает начальник департамента маркетинга «Национальной лотереи РК» Маргарита Долгих. А вот любители казино не хлынули к лотерейным киоскам. «Это другой тип игроков – они совершенно равнодушны к лотерее, потому что лотерея не дает тех эмоций, которые человек испытывает в казино», – продолжает г-жа Долгих. Кроме того, лотерея, где средняя стоимость билета составляет 50 тенге, – развлечение для людей с небольшим достатком, когда казино – удовольствие для более обеспеченных слоев населения.

Впрочем, и в этом сегменте подъем оказался недолгим. В марте этого года динамика продаж моментальной лотереи начала снижаться. В первом полугодии 2008-го продажи моментальной лотереи «НацЛото» упали на 14% относительно аналогичного периода прошлого года, составив в денежном выражении 212 млн тенге. По словам г-жи Долгих, это вызвано несколькими факторами: снижением интереса аудитории игровых залов к лотерее, массовым открытием развлекательных клубов и экономическим кризисом. «Игроки, видимо, потеряли интерес к моментальной лотерее, наигрались. А потом для них взяли и опять открыли залы игровых автоматов. В августе произошло значительное снижение продаж по сравнению с августом прошлого года», – говорит Маргарита Долгих. Кроме того, снижение продаж связано с общей экономической ситуацией. Для жителей Казахстана характерно падение интереса к лотерее в период кризиса, хотя, например, в Америке все происходит наоборот – во время экономического спада продажи лотереи возрастают.

Завершив небольшое путешествие по игровым заведениям, работающим сегодня на казахстанском рынке, приходится констатировать: легальный бизнес не смог заполнить лакуну, образовавшуюся после закрытия казино и залов с «однорукими бандитами». Лазейка в законе позволила предпринимателям вывести из тени запрещенный бизнес. Нелегальные и полулегальные заведения стали сильным конкурентом для участников рынка, работающих с соблюдением закона. Открытие же игровых зон на побережье Капшагая и в Щучинско-Боровской зоне может вообще не состояться – пока что ни одно казино не получило лицензии на работу там. К тому моменту, когда начнется строительство обещанных властями туристических комплексов, структура игрового рынка может сложиться окончательно – и казахстанским «Лас-Вегасам» места в ней не будет.

В подготовке материала принимала участие Татьяна Николаева

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики