Долгое прощание с долгами

Повторная реструктуризация долгов вряд ли решит структурные проблемы БТА Банка

Долгое прощание с долгами

Еще одна реструктуризация обязательств БТА Банка приобретает реальные очертания. Несмотря на неудачу на общем акционерном собрании 26 января, когда миноритарные держатели акций не поддержали вынесенный в повестку дня вопрос о реструктуризации, а основной акционер ФНБ «Самрук-Казына» согласно правилам воздержался от голосования, банку все же удалось впоследствии сформировать комитет кредиторов, с которым и будут идти переговоры об условиях реструктуризации. Как сказал «ЭК» независимый аналитик Денис Рыбалкин, по сути, менеджмент БТА воспользовался уже опробованной схемой выхода из сложной ситуации: решил повторить удачный опыт списания долгов. Но избавиться от части обязательств — еще не все. В этом банк убедился после первой реструктуризации.

Не в банк прибыль

Когда Агентство финансового надзора подвело итоги деятельности банковского сектора за 2010 год, прибыль сектора побила все рекорды — более 1,4 трлн тенге, или почти 10 млрд долларов (для сравнения, в 2007-м предкризисном году банки получили всего 216 млрд тенге, или 1,8 млрд долларов). Из этой суммы более 1,1 трлн тенге пришлось на БТА Банк. В результате реструктуризации (будем называть ее первой, так как грядет уже вторая) кредиторы простили банку 6 млрд 450 млн долларов, что отразилось в документах как прибыль.

БТА, снизив свой долг на две трети — его внешние обязательства после реструктуризации оцениваются в 4,4 млрд долларов, — по итогам девяти месяцев 2011 года сработал с убытком в 1,4 млрд долларов. Другие показатели по результатам деятельности в январе-сентябре прошлого года также не радуют. Согласно отчету БТА за третий квартал 2011 года, дефицит капитала составил 2,2 млрд долларов, а по Базель II нехватка капитала достигла 3,5 млрд долларов. По оценкам самого банка, если работать так и дальше, не покрывая своих расходов, то к концу 2012 года дефицит капитала увеличится уже до 3,3 млрд долларов, а по консервативной оценке — до 4,2 млрд.

Неудивительно, что банк не смог в январе выплатить купоны по нескольким выпускам еврооблигаций на общую сумму около 160 млн долларов. У БТА просто нет таких денег. Основным источником ликвидности остаются операции РЕПО с Нацбанком. Вопрос об одобрении невыплаты вознаграждения по облигациям и введении моратория на другие выплаты был вынесен на общее собрание акционеров 26 января прицепом к основному — о реструктуризации части задолженности, однако акционеры предложение банка не поддержали.

Пока отчетность за 2011 год не опубликована, но, по словам и.о. председателя правления БТА Банка Асхата Бейсенбаева, значительного улучшения по сравнению с результатами за девять месяцев ожидать не приходится. «Структурная проблема превышения процентных обязательств над доходоприносящими активами сохраняется. Соответственно, негативная процентная маржа и дополнительный отрицательный денежный поток только ухудшат результаты 2011 года», — сказал он во время встречи руководства банка с информагентствами. По мнению г-на Бейсенбаева, реструктуризация как раз позволит заняться этими проблемами. В общем, банку для нормальной работы, как считает руководство, не хватает малого — еще одного прощения долгов.

Бизнес и его модели

Сейчас уже можно говорить о том, что привело БТА к краху, вернее, как привели банк к краху. Он рос агрессивными темпами (с 2006-го по 2008-й активы увеличивались в среднем на 65%), обрастал дочерними структурами чуть не во всех странах СНГ, а недоумения по поводу его бизнес-модели у регулятора возникли только после перехода банка под контроль «Самрук-Казыны». Тогда выяснилось, что кредиты проводились через зарегистрированные в офшорах компании и, в конечном счете, попадали к контролируемой Мухтаром Аблязовым ИПГ «Евразия» и шли на покупку земельных участков и различные девелоперские проекты, главным образом в России, а также ипотечное кредитование во всех странах присутствия банка. Деньги БТА получал благодаря международным займам. На момент входа государства в его капитал внешний долг банка превышал 12 млрд долларов. В 2007 году, как мы помним, случился ипотечный кризис: активы в недвижимости обесценились.

«Новый менеджмент, назначенный в 2009 году ФНБ “Самрук-Казына”, оценил активы банка и выявил, что ряд девелоперских проектов находится на стадии “котлована”, а другие требуют значительных инвестиций, прежде чем начать приносить прибыль. С наступлением кризиса эти проекты потребовали дополнительных инвестиций и одновременно кредиторы запросили досрочное погашение займов, тогда банку пришлось объявить дефолт по своим обязательствам», — излагает события трехлетней давности аналитик ИФГ «Континент» Индира Ершина.

Затем последовал долгий процесс переговоров с кредиторами, только к осени 2010-го фонд «Самрук-Казына» и банк объявили об успешной реструктуризации долгов. Но БТА так и не смог начать зарабатывать, о чем говорят цифры убытков за прошлый год.

Причина плачевного состояния банка и необходимости в повторной реструктуризации обязательств, по словам председателя совета директоров (СД) БТА Банка Анвара Сайденова, в том, что так и не заработали согласованные с кредиторами и фондом «Самрук-Казына» бизнес-модели, точнее, два ее ключевых фактора. Первый из них — возврат активов банка, прежде всего зарубежных. Второй — оживление проблемного портфеля. «Предполагалось, что, с одной стороны, по возврату активов будут приходить деньги в банк, которые можно будет предоставлять в виде новых кредитов и таким образом зарабатывать. С другой стороны, оживление портфеля опять же приводило к тому, что портфель начинал работать, и мы начинали получать с него процентный доход. Вот этот процентный доход, с точки зрения сash flow, позволял обслуживать тот долг, который был принят банком в 2010 году, плюс вести обычную операционную деятельность — выдавать кредиты, обслуживать платежи, переводы и так далее», — рассказал он на встрече с информагентствами.

Сам же г-н Сайденов назвал эти прогнозы «чересчур оптимистичными». Действительно, не следовало рассчитывать на быстрые судебные решения. Обычно такие разбирательства тянутся годами, например, по словам главы совета директоров, в Лондоне слушания по имущественным искам банка начнутся только в ноябре 2012 года. Странно, что менеджмент БТА Банка, а также его юридические консультанты не просчитали, что судебные тяжбы могут затянуться. В 2010 году банк потратил на юридические и консультационные услуги почти 24 млрд тенге, за три квартала 2011-го — 19 млрд. И эта статья расходов, скорее всего, будет расти, если вспомнить, что только против Мухтара Аблязова подано семь судебных исков. Судя по тому, как ни шатко ни валко идут слушания в Лондонском Высоком суде, дело затянется надолго.

Банк также рассчитывал на оживление ссудного портфеля, но сегодня доход приносит только его третья часть — 4,6 млрд долларов из 15,3 млрд. При этом доля корпоративного бизнеса в ссудном портфеле БТА превышает 80% (12,6 млрд долларов), а из них, в свою очередь, 32% кредиты в сфере недвижимости. Дефицит активов, приносящих процентное вознаграждение, составляет примерно 50%. Чтобы покрыть процентосодержащие обязательства, нужно восстановить активы объемом 8 млрд долларов, при этом высвободятся провизии на сумму 2,1 млрд долларов. Но, по расчетам БТА, можно вернуть максимум 3,5 млрд долларов корпоративных кредитов минимум через несколько лет, а высвободится при этом из резерва только 700 млн долларов. Нужно еще учесть, что 80% корпоративных кредитов выведены из Казахстана, по многим нет залогов, а то и правильно оформленных документов. Об этом «ЭК» еще осенью сообщил источник в банке.

«Комплекс всех этих факторов привел к тому, что бизнес-модель 2010 года не сработала, и весь 2011 год показывал, что тех доходов, на которые мы рассчитывали,  нет, а расходы, которые мы, может быть, могли снизить и которые мы вынуждены нести, они значительны. Таким образом, конечный результат для банка в его текущем состоянии является отрицательным, что, во-первых, съедает тот запас капитала, который мы получили в результате реструктуризации 2010 года, ну а с точки зрения текущего сash flow он является отрицательным. И, взвесив и оценив различные варианты выхода из ситуации, новый менеджмент банка, который как раз работает и над новой бизнес-моделью, пришел к выводу, что обязательным условием, необходимым компонентом вот этой новой модели является реструктуризация обязательств банка», — так аргументировал г-н Сайденов необходимость нового списания долгов.

Но тут возникает естественный вопрос: решит ли вторая реструктуризация структурные проблемы банка, чтобы он мог получать прибыль?

Кто поможет БТА

В принципе, проблемы банка после реструктуризации никуда не делись: плохой портфель не улучшился, кредитная деятельность не выросла. Положительным моментом можно считать увеличение депозитной базы. Но, как следует из отчета БТА за III квартал, средства «Самрук-Казыны» составляют более 37%. Чуть больше — вклады физлиц — 38%. Сумма депозитов стала снижаться с осени прошлого года, когда показатели банка  ухудшились, и СМИ заговорили о серьезных проблемах в банке. Отток депозитов стал еще более заметным к концу года. Вкладчиков привлекают более высокие, чем по рынку, ставки в БТА. Хотя их размер не выходит за рамки рекомендуемых фондом гарантирования вкладов (10% в тенге и 7% в инвалюте), но в БТА они все же выше, чем у других игроков, сравнимых с ним по объему активов. По вкладам физических лиц в тенге ставка — более 7%, у большинства банков — 4–6%. «Наша пассивная база, то есть стоимость тех ресурсов, которые банк имеет, остается достаточно дорогой — и внешние источники, и внутренние, будь то депозиты физлиц, будь то средства, которые мы получаем от “Самрук-Казыны” и от Нацбанка», — сказал г-н Сайденов на встрече с информагентствами.

Таким образом, банку сложно конкурировать за хороших заемщиков: здесь преимущество имеют фининституты, которым фондирование обходится дешевле. Поэтому вряд ли можно рассчитывать на рост нового кредитного портфеля, приносящего доходы, в краткосрочной перспективе.

Если банку до сих пор не удалось восстановить часть неработающего портфеля, нет уверенности, что это произойдет после второй реструктуризации, ведь принципиальных изменений не произойдет, только уменьшится долг. Банк получит дополнительную прибыль, которая, конечно, будет не сравнима с той, что принесла первая реструктуризация.

«В любом случае от существующего портфеля банку никуда не деться, если деньги были выданы, нужно их обязательно вернуть. Поэтому не хотелось бы, чтобы реструктуризация рассматривалась как панацея от всех проблем. Даже в случае успешной реструктуризации, что позволит улучшить формальные показатели, эффективность работы с текущим портфелем будет влиять на его показатели еще долгое время. Списать за баланс огромную сумму денег — это одно дело, но ни одна реструктуризация не сможет решить основную проблему банка — возвращение средств. Что касается бизнес-модели, банку необходимо улучшать свой портфель, в том числе и путем выдачи новых займов. Вновь выдаваемые займы снижают долю проблемных. Но тут все будет зависеть от квалификации менеджмента, чтобы проблемы не повторились»,­ — уверен Денис Рыбалкин.

Банк сейчас нуждается в квалифицированных кадрах, но с начала года наблюдается как раз обратное — кадровая чехарда. С лета прошлого года сменилось два председателя правления. Сначала Анвар Сайденов, занимавший этот пост с момента национализации банка, возглавил СД вместо Армана Дунаева, затем по собственному желанию ушел сменивший Сайденова Марат Заиров. Происходила смена заместителей предправления и членов правления, управляющих директоров. Покинули СД директора, представлявшие интересы кредиторов.

Скорее всего, банк не обойдется без помощи основного акционера. Правда, на этот раз решение о дополнительной капитализации ставится в прямую зависимость от успеха переговоров с кредиторами. «Самрук-Казына» хочет разделить ответственность за убыточный банк с легковерными кредиторами, которые когда-то ссужали БТА деньгами.

Очистить портфель, очевидно, поможет созданный при Нацбанке Фонд стрессовых активов 2, который как раз будет заниматься плохими корпоративными займами. Под активы, которыми обеспечены кредиты, будут выпускаться облигации. Их планируется размещать среди НПФ. Так что БТА опять придется вытаскивать всем миром и пускать на это народные деньги.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики