Чья это война?

Чья это война?

На фестивале во внеконкурсной программе казахстанский зритель смог посмотреть последний фильм российского режиссера Алексея Учителя, снятый по повести Владимира Маканина «Кавказский пленный». Оставаясь верным кредо документалиста, поднимавшего злободневные социальные проблемы советского прошлого, Учитель не скрывает язвы и нашего времени. «Пленный», рассказывающий выдуманную, но жизненную историю, заставляет задуматься и о некоторых реальных фактах, например о торговле оружием. Многие ожидали от него более явственного обращения к теме гомосексуальности, которая латентно затронута в повести Маканина. Но совсем не такую задачу ставил перед картиной режиссер. «Если кто-то будет намекать в прессе о гомосексуальности актеров, я буду с ними судиться… Суть-то не в этом», – пресек он фантазии журналистов. По словам Учителя, фильм о том, что любые дружеские, любовные взаимоотношения все равно, к сожалению, побеждает война. Главную роль солдата Рубахина исполнил малоизвестный широкой публике актер Вячеслав Крикунов.

– Вячеслав, было ли вживание в роль, знакомились ли вы с фактическим материалом?

– Алексей Ефимович так подбирает актеров, чтобы они с самого начала были похожи на героев. Единственной проблемой взаимодействия с ролью было то, что по сюжету мой герой физически сильный человек, а я, откровенно признаться, не очень. И в каких-то сценах мне было сложно.

– Насколько рассказанная в «Пленном» история правдоподобна? Не отходит ли Алексей Учитель от социально-политической проблематики, присущей ему как документалисту?

– В художественных работах Алексея Учителя есть доля вымысла. Но здесь срабатывает его документальное прошлое, и он вносит в художественную цельность максимальное правдоподобие. Его по-прежнему интересуют истории героев (реальных или выдуманных) и их судьбы. Это заметно в его первой художественной работе «Мании Жизели» и находит развитие в «Дневнике его жены», «Прогулке», «Пленном». Но сказать, что он отходит от социальной проблематики, нельзя. Герои его фильмов, как все люди, несмотря на свою уникальность, вынуждены действовать в обществе, вариться в социальной каше.

– Был ли выбор у вашего героя и есть ли он в насильственной ситуации, на войне, в армии?

– Я не верю, что в такой ситуации можно пожертвовать своей жизнью. Кроме того, герой несет ответственность еще и за жизнь боевого товарища. Во многом трагическая развязка – это еще и результат автоматизма привычки. Когда Рубахин своими руками душит человека, который ему симпатичен, он действует как машина. Но иначе нельзя. Когда я играл, то понял, что в такой момент отключается все человеческое, иначе можно просто сойти с ума. Потом происходит осознание случившегося, приходит раскаяние.

– Это был инстинкт?

– Даже не инстинкт – он от природы. Мне кажется, война – вещь придуманная, на ней все происходит на автомате. Нужно в короткий срок разрешить ситуацию.

– Как ваш герой будет жить дальше? Не стало ли спасение жизни для него духовной смертью?

– Вариантов сценария было множество. И даже на площадке по ходу съемки возникали новые эпизоды. В одном из вариантов Рубахин погибает. На мой взгляд, это был самый оптимальный вариант – с таким грузом трудно жить дальше.

– Не романтизирован ли ваш персонаж? Рубахин, как мы видим, хороший парень, остается человеком даже в сложной военной обстановке, но способен на убийство.

– Романтизации нет. От Алексея Ефимовича во время съемок можно было часто слышать: «максимальное правдоподобие», «документализм». Его интересовало, как можно оставаться человеком в любой обстановке. Во время съемок Алексей Ефимович не бросался пустыми терминами типа «зерно роли» или «актерская задача». Использовал простые и доступные слова, понятные не только актеру. Он часто повторял мне: «проще», «проще». Это свидетельствует как раз о его документальном прошлом. Ведь в жизни все просто.

– Работая над ролью, вы сделали для себя какие-то важные выводы?

– Фильм не о войне, а о людях и их отношениях. Но поскольку действие фильма происходит в Чечне, я задал важные для себя вопросы: кому все это нужно? И кто здесь воюет? Кто палач, а кто жертва? Кто захватчик, а кто пленный? И Алексей Ефимович очень правильно поступил, убрав из названия «кавказский», оставив просто «пленный». И это не только желание избавиться от привязанности к региону – такое могло случиться где угодно, но и осмысление ролей, которые, если копнуть глубже, далеко не однозначны. Фильм адресован всем противоборствующим сторонам. Кстати, как сказал режиссер, уже поступило предложение от независимого американского продюсера купить право на использование сюжета, только его героями станут американец и иранец.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?