Хирургическое вмешательство

Пока правительство только прорабатывает концепцию фонда стрессовых активов, частные инвесторы уже ведут переговоры с банками об условиях выкупа некачественных кредитов

Хирургическое вмешательство

В начале сентября на совещании в Алматы премьер-министр Карим Масимов сообщил, что в Казахстане до конца года будет создан и капитализирован фонд стрессовых активов (ФСА). Однако четкого видения модели фонда у правительства нет – об этом на недавнем форуме «Перспективы развития фонда стрессовых активов в Казахстане» заявили представители ФУР «Казына». По словам директора департамента корпоративного финансирования этого ведомства Берика Утемуратова, сейчас идут переговоры с различными инвестиционными банками, в том числе иностранными, ожидается, что в ближайшее время эта концепция будет отработана со всеми потенциальными участниками рынка. Он отметил, что и сам рынок стрессовых активов пока не сформировался. Между тем объем его не мал – как мы подсчитали по официальным данным Агентства финансового надзора, речь может идти о рынке емкостью около 900 млн долларов, а гендиректор частного фонда Global Markets Амангельды Таишев оценивает его в 2 млрд долларов.

Фонд благих намерений

Падение качества кредитного портфеля банков в условиях кризиса ликвидности вызвало необходимость в кардинальной помощи им государства. По сути, целевое выделение банкам второго уровня (БВУ) бюджетных средств через ФУР «Казына» в рамках мер по стабилизации финансового рынка было направлено не столько на поддержку самих банков, сколько строительного сектора и малого и среднего бизнеса. Банки, конечно, получили дополнительную ликвидность, но распоряжаться ею должны согласно договоренности с правительством, поэтому госпомощь не могла решить проблему дефицита денег и снижения кредитной активности БВУ. Это в свою очередь отрицательно сказалось на экономике и уровне жизни населения: снизились темпы роста доходов. Жить стало нелегко, а платить по кредитам еще труднее, особенно на дешевеющую недвижимость. К тому же некоторые банки подняли ставки по существующим займам. Растет число просроченных кредитов, падает качество ссудных портфелей, а многие банки становятся обладателями залоговой недвижимости.

В правительстве появилась идея создать фонд стрессовых активов (ФСА). Идея не новая – в мире накоплен опыт по очищению балансов банков от стресс-активов в кризисной ситуации: государство выкупает у банков на время кризиса неработающие кредиты с условием обратного выкупа. В пример можно привести скандинавские страны и Юго-Восточную Азию, где во время кризиса 1998 года государства приняли риски банков на себя. Необходимость участия государства как игрока на рынке обычно аргументируется заботой об общественном благе. Изначально подразумевалось, что фонд будет выкупать сомнительные ипотечные кредиты у БВУ, тем самым давая отсрочку по выплатам дольщикам нового жилья, так и не получившим его в связи с кризисом строительной отрасли.

По мнению председателя совета Ассоциации управляющих активами Талгата Камарова, фонд необходим для того, чтобы банки могли продолжить финансировать экономику. «Это же социальная проблема, – говорит он. – Люди и компании не могут получить кредиты. Из-за этого встали строительные компании, МСБ не развивается по той же причине. Поэтому фонд стрессовых активов должен поддержать банковский сектор в переходный период, пока банки не накопят ликвидность, чтобы самостоятельно кредитовать экономику».

Еще одним эффектом фонда стрессовых активов станет освобождение балансов банков от некачественных активов и вливание дополнительной ликвидности. Улучшение качества портфелей послужит рыночным сигналом для рейтинговых агентств, для отечественных и иностранных инвесторов.

Никто не хочет продешевить

Пока непонятно, какие активы станут объектом купли-продажи: исключительно неработающие кредиты с социальной составляющей или любые, предложенные банками, будет ли правительство больше заботиться о заемщиках или банках, и, наконец, намерено ли оно заработать на этих активах.

Вопрос рентабельности фонда очень важен, если в фонд привлекать частный капитал. А это необходимо, потому что позволит разделить риски, привлечь международную экспертизу, если в капитал войдет иностранный участник, обеспечить прозрачность управления и снизить риск возникновения коррупции. Пока нет конкретного решения по инвесторам, но уже есть зарубежные партнеры, готовые войти в капитал на паритетной основе, то есть 50 на 50. Как говорит председатель правления БТА Банка Роман Солодченко: «Участие частных инвесторов, по крайней мере в той модели, которая обсуждалась в правительстве, предусматривается. Фонд будет выпускать ценные бумаги и, если мне не изменяет память, порядка 30 процентов средств будет привлекать на внешних рынках».

Пока самый острый вопрос – цена. На стадии обсуждения проекта фонда правительство предлагало покупать активы с дисконтом 80%, что, естественно, не вызвало воодушевления у банков. На последнем и пока единственном обсуждении концепции ФСА в правительстве с участием банков Минфин в своей презентации озвучил предполагаемый уровень дисконта – 10–15%. По оценке г-на Солодченко, это вполне приемлемая цена. «Пока рано говорить, в каком виде фонд стрессовых активов сформируется, но планы выглядят достаточно обнадеживающими. Мы готовы обсуждать идею фонда и готовы в нем участвовать, – отметил глава БТА. – Объемы нашего участия будут зависеть от окончательных условий, но пока начало вполне рабочее».

Некоторые специалисты считают, что срок участия государства в качестве игрока на рынке стрессовых активов должен быть ограничен периодом кризиса.

Эксперт управления финансовой стабильности Национального банка РК Александр Юрин считает, что государство может присутствовать на этом рынке временно. «Если у нас будет существовать постоянный фонд, то рейтинговые агентства зададутся резонным вопросом: что, у вас такая стрессовая экономика, что вам постоянно нужен фонд стрессовых активов? Поводом для создания ФСА прежде всего является угроза стабильности экономики и всей финансовой системе. Нацбанк рассматривает миссию фонда только под этим углом. Банки сами принимали на себя риск, когда раздавали кредиты, проигравшие должны нести убытки», – подчеркнул он.

На то, что ФСА не может быть панацеей от всех бед банков, обращает внимание и премьер Карим Масимов: «Хочу предупредить всех, что банки не должны рассматривать этот фонд как легкий и безболезненный способ избавления от проблемных активов. Граждане страны не должны платить за неразумные инвестиционные решения отдельных банков».

Покупатели и продавцы

Пока правительство детально продумывает концепцию фонда, инфраструктура рынка стрессовых активов уже начинает складываться.

Как сообщил на форуме финансовый директор Альянс Банка (АЛБ) Азамат Ержанов, Seimar Alliance Financial Corporation (SAFC) создала свой фонд стрессовых активов, который будет на первых порах выкупать просроченные кредиты у АЛБ, в основном обеспеченные недвижимостью. SAFС инвестировала в фонд 10 млн долларов.

По словам г-на Ержанова, выкупаемая недвижимость будет сегментироваться, часть квартир, пригодных к сдаче в аренду, войдет в пул арендной недвижимости. Часть будет перепродаваться. «Фонд должен давать отдачу. Его задача – добавить ценность в этот актив, чтобы это принесло в конечном счете прибыль акционерам и инвесторам», – уверен финансовый директор АЛБ. Схема работы со стрессовыми активами включает сам фонд, попечительский совет, управляющую компанию, кастодиан. Предполагается, что срок работы фонда должен быть не менее 50 лет, потому что результат можно будет увидеть только в долгосрочной перспективе.

В Казахстане начал работу фонд стрессовых активов Global Markets, созданный россиянами. По словам его генерального директора Амангельды Таишева, фонд уже подписал протокол о сотрудничестве с Альянс Банком. Сфера интересов Global Markets – земельные участки. «Наш фонд заточен на землю, – сказал “Эксперту Казахстан” г-н Таишев. – В этом смысле мы считаем рынок Казахстана очень перспективным. У Альянс Банка объем таких активов незначителен, но для нас сейчас важно выстроить схему их выкупа с учетом казахстанских реалий, отработать механизмы работы как с локальными инвесторами, так и продавцами проблемных активов для дальнейшей успешной работы».

Долги, обеспеченные квартирами, коммерческой недвижимостью, земельными участками, могут стать хорошим товаром, поэтому число покупателей, возможно, будет расти. Рынок стрессовых активов, где пока нет четкой регламентации, что можно, а чего нельзя, привлекает игроков, нацеленных на быструю спекулятивную прибыль.

Как говорит Александр Юрин, неработающие активы, обеспеченные недвижимостью, открывают огромные возможности для спекуляций. «Представьте, фонд покупает просроченный ипотечный кредит, а по сути квартиру стоимостью 100 тысяч долларов с дисконтом, например, за 10 тысяч, а продает за 70 тысяч. Я по работе занимался таким фондом, который зарегистрирован в Казахстане, занимает две комнаты на окраине города. Он предлагал банкам выкупить у них неработающие активы по смехотворным ценам. Если все будет пущено на самотек, это может привести к злоупотреблениям», – заключает г-н Юрин.

Но вряд ли банки легко пойдут на убыточные сделки. Это показало отсутствие интереса к ФСА, пока не был пересмотрен размер дисконта. Конфликт интересов – покупатель хочет купить активы как можно дешевле, а банк продать их как можно дороже – тормозит развитие рынка стрессовых активов. Так, сейчас БТА Банк ведет переговоры о продаже просроченных кредитов с Deutsche Bank и рядом южнокорейских групп, которые, по словам директора блока по работе с проблемными кредитами БТА Банка Ермека Диканбаева, проявляют больший интерес к этим активам. Главная трудность – договориться о размере дисконта. «Например, уровень дисконтирования по беззалоговому потребительскому кредитованию обычно составляет 90 процентов. Банк это не вполне устраивает», – подчеркивает г-н Диканбаев.

Рынок стрессовых активов в Казахстане только формируется. Участие в нем государства в качестве основного игрока может стать важным условием для жизнеспособности этого рынка.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности