С царем в голове

Королева Нидерландов Беатрикс в апреле уступит престол сыну. Наследные принцы Великобритании и Люксембурга в прошлом году сочетались узами брака со своими избранницами. Королевская жизнь в Европе бьет ключом. В XXI веке монарх во главе европейского государства — вовсе не бутафорский персонаж, а гарант стабильности и процветания для своих подданных

С царем в голове

Заявление о скором отречении нидерландской королевы, которое сама Беатрикс сделала на этой неделе в телеобращении к нации, вызвало живой интерес во всем мире. Новость об отставке премьер-министра или президента какой-нибудь скромной европейской страны вряд ли бы имела такой резонанс. Но к судьбам монархов обыватели, как и в былые времена, питают особую слабость: скажем, за британского принца Уильяма и его невесту Кейт Миддлтон все радовались так, будто это их лучшие друзья или близкие родственники.

Либеральные монархисты

Из более чем полусотни европейских государств 12 (а с учетом Мальтийского ордена — 13) по-прежнему остаются монархиями. Абсолютизм сохранился только в Ватикане, но папский престол — это отдельная тема. Во всех остальных современных монархических странах владыка практически никак не вмешивается в управление страной и не влияет ни на внутреннюю, ни на внешнюю политику. Его участие в государственной жизни ограничивается выполнением представительских функций. Также монархов привлекают к благотворительным и гуманитарным мероприятиям. В скандинавских странах и Соединенном Королевстве короли и королевы все еще обладают некими властными полномочиями (например, Елизавета II могла бы распустить парламент, если бы захотела), но не пользуются ими последние несколько десятков лет.

Либеральные ценности, провозглашающие идею равенства всех людей, плохо увязываются с монархическим мироощущением. Тем не менее - в Европе они мирно сосуществуют. Многим европейцам монархия кажется атавизмом, нелепой декорацией, совершенно неуместной в XXI веке. Однако большинство жителей монархических государств выступают за сохранение именно этой формы правления. По последним опросам, почти 80% жителей Великобритании высказываются в пользу королевской власти.

Европейцы относятся к монархам тепло и сердечно. В Британии членам королевской семьи охотно прощают человеческие слабости — достаточно вспомнить активную поддержку принца Гарри в социальных сетях после того, как в прессе были опубликованы его фото в стиле ню с частной вечеринки. И даже в ультралиберальной Голландии королеву называют не иначе как «иконой Нидерландов».

Есть среди датчан, шведов, испанцев и в особенности британцев небольшие группки идейных монархистов, которые считают своего правителя помазанником Божиим. Но, как правило, сегодня королей воспринимают уже без религиозного трепета. Обычно сторонники сохранения монархии подкрепляют свою позицию другими аргументами. Во-первых, человек на троне — это символ исторической преемственности и былого величия нации. Во-вторых, монархия — это дань традиции, залог здорового консерватизма, который в эпоху стремительных перемен позволяет обществу сохранить некие нравственные ориентиры. Монарху полагается быть моральным авторитетом, третейским судьей, «совестью нации» — сегодня это его главная общественная функция. В-третьих, король стоит выше партийных склок и интересов корпораций. Поэтому именно его фигура воспитывает у подданных уважение к государственной власти.

Взял вожжи – так правь

Правоконсервативные круги европейских монархий зачастую критикуют своих правителей за то, что те не пользуются своим правом оказывать влияние на общественно-политическую жизнь страны. По мнению традиционалистов, монархам следует применять свою власть, чтобы предотвратить секуляризацию общества и наступление секс-меньшинств на институты семьи и брака.

Монархические государства являются одними из самых благополучных на континенте — во многом именно поэтому их население в обозримом будущем не намерено пересматривать вопрос о форме правления. Экономические показатели королевств и княжеств действительно впечатляют. В первую десятку европейских стран по ВВП на душу населения (данные ЦРУ на 2010 год) вошли шесть монархий, при этом Лихтенштейн (122,1 тыс. долларов) и Люксембург (81,8 тыс. долларов) с большим отрывом опережают всех остальных.

Сбивать страны с монархического курса никому не придет в голову, но вот реформировать этот институт, чтобы он соответствовал духу времени, приходится. Например, в прошлом году в Великобритании приняли новый закон о престолонаследии, по которому унаследовать трон может старший ребенок в семье вне зависимости от пола (раньше предпочтение отдавалось мальчикам). В скором времени на Альбионе ожидают отмены другого старинного правила, запрещающего наследникам престола вступать в брак с католиками. В целом - британскую монархию стремятся сделать более открытой: на официальные мероприятия с участием венценосной семьи вскоре будут допускать более широкий круг лиц, а данные о доходах королевы и ее близких появятся в публичном доступе. В Скандинавии же давным-давно удалось реализовать идею так называемой народной монархии: короли и их семьи живут на скромные дотации, предпочитают уютные загородные особнячки помпезным официальным резиденциям, отдают детей в обычные государственные школы и вообще — всячески стремятся жить жизнью обычных людей. Например, шведский король Карл XVI Густав ездит за рулем собственного «вольво», а датская королева Магрете II работает дизайнером театральных костюмов.

Противники монархии утверждают, что содержание королевских семей обходится налогоплательщикам очень дорого. Их оппоненты отвечают им, что расходы бюджета на венценосных правителей с лихвой компенсируются доходами от туризма: в Лондон и Стокгольм едут со всего мира, в том числе - и за особым монархическим духом.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом