«Голубое» искушение Европы

Конфликт на Кавказе, поставив под сомнение надежность альтернативных России газотранспортных коридоров, дал старт новой фазе борьбы конкурирующих проектов экспорта газа из Центральной Азии

«Голубое» искушение Европы

На прошлой неделе в Москве экс-директор Международного энергетического агентства Клод Мандиль, готовивший предложения по энергетической стратегии для председательства Франции в ЕС, заявил в интервью российской газете «Коммерсантъ»:

– Мне кажется, что Nabucco можно реализовать только вместе с Россией, а не против нее. И то, что произошло в Грузии, не изменило мою точку зрения – как раз наоборот. Пора перестать выступать против каких-либо маршрутов транзита газа. У Европы огромные потребности в энергоресурсах, поэтому ей нужны и Nord Stream, и South Stream, и Nabucco. Строить трубу против чьей-то воли небезопасно. Я думаю, что большая часть газа во всех этих проектах все равно будет российской. В Центральной Азии много нефти и газа, но меньше, чем в России или Иране.

По мнению г-на Мандиля: «Пока что этот проект не особо привлекателен в силу двух причин. Во-первых, сейчас газа для заполнения этой трубы недостаточно, особенно если исключать иранский и российский газ. Во-вторых, эта труба пересекает несколько стран, в которых должен быть совершенно прозрачный транзитный режим. Между тем в этой области существует еще много вопросов, особенно к Турции».

Точку зрения Клода Мандиля разделяют многие. В статье «Турция и проблемы БТС», опубликованной 13 августа Фондом Jamestown Foundation, отмечается: «Долгосрочное воздействие кризиса выражается в том, что Западу придется отказаться от убеждения в целесообразности использования территории Грузии в нефтяных и газовых проектах без учета мнения Москвы».

Понимают это и на Кавказе. В ходе своего недавнего вояжа по странам этого региона вице-президент США Дик Чейни пытался укрепить американские усилия по сохранению и увеличению углеводородных потоков на Запад в обход России. Переговоры в Тбилиси, как и ожидалось, прошли гладко. Михаил Саакашвили заявил о своей готовности поддерживать энергетические проекты США в регионе. А вот президент Азербайджана Ильхам Алиев дал понять, что хотя он и ценит отношения с Вашингтоном, но ссориться с Москвой не собирается. Встреча г-на Чейни с главами местных подразделений BP и Chevron, на которой обсуждалась ситуация на энергетическом рынке в Прикаспийском регионе после действий России, не смогла компенсировать ему горечь беседы с главой страны.

Экспортные раздумья

Безусловно, говорить о безоговорочной поддержке действий Москвы со стороны Баку не приходится. В отличие от Саакашвили азербайджанский лидер, заняв нейтрально-выжидательную позицию, в очередной раз показал свою прагматичность и осмотрительность. Но ситуация, возникшая после событий на Южном Кавказе, может заставить Баку изменить свое отношение к трубопроводам, проходящим по территории Грузии. Кроме того, «Газпром» предложил закупать азербайджанский газ в любых объемах по европейской формуле цены. Переговоры на эту тему теперь, скорее всего, ускорятся, как и темпы общего сближения Баку с Москвой.

Похоже, что задумалась и Турция. Убедившись в ненадежности Грузии как энергетического партнера, правительство Турции, официально продолжая поддерживать проект Nabucco, судя по всему, принялось разрабатывать планы альтернативных маршрутов транспортировки углеводородов. В интервью агентству Reuters глава МИД Турции Али Бабаджан заявил: «Армения могла бы стать альтернативой для прохождения газопровода, идущего на Запад со стороны Каспийского моря по территории Грузии, ставшей ненадежной после российской интервенции».

Несомненно, трагические события тех пяти августовских дней потребуют трезвого подхода к нефтегазовым инфраструктурным проектам. Придется забыть о таких экзотических проектах, как разработанный командой киевских мечтателей «Белый поток» (предусматривает строительство газопровода из Туркменистана по дну Каспийского моря через Азербайджан в грузинский порт Супса, затем по дну Черного моря через Крым в направлении стран Евросоюза) и с большим вниманием отнестись к маршрутам через территорию России.

Для стран-поставщиков этот выбор носит не только коммерческий характер, он повлечет и огромные геополитические последствия. Ведь на просторах региона все эти годы идет энергомаршрутная игра под названием «Как нам обойти Россию». В процесс этой игры вовлечены не только классические геополитические игроки – США, ЕС и Россия, но и набирающие силу Китай, Турция, Иран, Индия. У каждого из них свой интерес: растущей экономике Китая требуются углеводороды, России – их транзит через свою территорию, Америке и Европе – маршруты в обход России. Одним из фрагментов этой игры являются проекты экспортных газопроводов, которых на сегодня сформировалось три: Транскаспийский (Nabucco), Китайский и Прикаспийский.

Транзитная арифметика

Грузино-осетинский военный конфликт не только привел к остановке такого альтернативного канала поставки энергоносителей из Каспийского бассейна на Запад, как южнокавказский газопровод Баку–Тбилиси–Эрзерум, но и, повысив привлекательность российских проектов, снизил шансы на реализацию проекта Транскаспийского газопровода (Nabucco).

Напомним, что газопровод Nabucco должен быть проложен в обход России через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Румынию, Венгрию в страны Центральной и Западной Европы. Пропускная способность трубопровода – 31 млрд куб. м в год, стоимость проекта – около восьми млрд евро. Построить его планируется с 2010 по 2013 год. Основными поставщиками газа, с возможным подключением Казахстана и Узбекистана, рассматриваются Туркмения и Азербайджан. Участниками строительства проекта с равными долями по 16,67% являются австрийская компания OMV, венгерская MOL, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, турецкая Botas и германская RWE.

Спрос на газ в Европе оправдывает строительство либо «Южного потока» (предлагаемого «Газпромом» газопровода мощностью 30 млрд куб. м, который планируется проложить по дну Черного моря, разделив в Болгарии на две ветки – в Грецию и Италию), либо Nabucco. Однако однозначной поддержки Nabucco со стороны европейских правительств уже нет. Так, глава МИД Венгрии Кинга Генц отреагировала на прозвучавшие призывы к венгерскому руководству о приостановке переговоров с Россией по «Южному потоку» заявлением, что газопровод «Южный поток» служит интересам Европы и необходим. Премьер-министр Болгарии Сергей Станишев во время сентябрьской встречи с Владимиром Путиным в Сочи, подчеркнув стратегическое значение строительства газопровода «Южный поток» для России и Болгарии, отметил важность начала работы по его реализации в оговоренные сроки.

Весьма проблематично участие в проекте Nabucco Туркменистана, на который делается ставка как на основного поставщика газа. Помимо значительных экспортных обязательств перед Россией Ашхабад уже имеет экспортные обязательства перед Китаем и Ираном. Для выполнения их в полном объеме и удовлетворения своих потребностей Туркменистану уже к 2010 году будет необходимо практически удвоить объем газодобычи, доведя его с 66 до 120–140 млрд куб. м. Это предполагает выполнение огромного объема работ по разведке, доразведке и ускоренному промышленному обустройству месторождений. Учитывая, что еще в 2003 году Туркменистан планировал производить в 2007 году 100 млрд куб. м газа, это маловероятно.

В Казахстане в прошлом году валовая добыча газа составила 29,6 млрд куб. м. К 2015 году планируется увеличение добычи до 62 млрд куб. м. Но это будет сырой газ – сегодня мощности по переработке газа в РК позволяют превратить в товарный газ лишь половину добываемого объема. Остальное сгорает в факелах или закачивается в пласты. И в ближайшие семь лет значительно увеличить объем производства товарного газа вряд ли возможно – нет соответствующих инвестпроектов.

При ежегодной добыче Узбекистаном чуть более 60 млрд куб. м газа на экспорт идет около 12 млрд куб. м. При этом газа самому Узбекистану катастрофически не хватает. О значительном росте объемов поставок газа из Узбекистана можно говорить лишь в случае реализации целого комплекса мер по увеличению добычи газа и снижению его внутреннего потребления.

Безусловно, Россия и подключающийся к этому Иран (учитывая проблемы юридического характера, связанные с неопределенностью правового статуса Каспия) сделают все, чтобы Nabucco остался бумажным проектом. В русле этого лежит и сентябрьский визит российского премьера в Узбекистан, в ходе которого достигнута договоренность о строительстве новой нитки в Россию мощностью 26–30 млрд куб. м вдоль реконструируемой системы «Средняя Азия – Центр» (САЦ) для обеспечения растущего экспортного потенциала Туркмении и Узбекистана. Принятие Ташкентом и другими странами региона сделанного Москвой предложения (наряду с участием в транснациональном газопроводе Туркменистан–Китай) превращает всю затею с Nabucco в утопию.

Прикаспийские трубы

В мае 2007 года в ходе трехстороннего саммита президенты России, Казахстана и Туркмении договорились о строительстве Прикаспийского газопровода (ПГ). Согласно принятой декларации газопровод должен пройти вдоль восточного побережья Каспия по территории Туркмении, через Казахстан в Россию. Причем вопросы строительства этого газопровода рассматривались параллельно с модернизацией старого газопровода Средняя Азия–Центр с увеличением его пропускной мощности. Проект Прикаспийского газопровода вязнет в политико-бюрократических согласованиях. Тем не менее, по словам заместителя председателя правления «Газпрома» Валерия Голубева, общее технико-экономическое обоснование (ТЭО) Прикаспийского газопровода будет готово к началу 2009 года.

Переводя проект строительства ПГ в практическую стадию, Москва резко снижает шансы на реализацию идеи Nabucco и добивается серьезного успеха в продвижении своих интересов как поставщика газа в страны ЕС. Создание Прикаспийского газопровода и реконструкция системы газопроводов САЦ позволит довести объем экспорта туркменского газа в Россию до 80 млрд куб. м.

Таким образом, пока Москве удается обходить своих конкурентов, предлагая прикаспийским государствам выгодные маршруты поставок газа. Только за последние годы «путевку в жизнь» получил ряд проектов новых газопроводов, которые должны в перспективе увеличить поставки углеводородного сырья из Каспийского региона на европейский рынок. Российский «Газпром», скупив центральноазиатский газ по западным ценам, по сути, перекрыл кран для заполнения Nabucco в проектируемых объемах. «Могу поставить себя на место господина Миллера. Если кто-то постоянно говорит, что Nabucco надо строить для спасения от газпромовского газа, у вас будет одна цель – сделать все возможное, чтобы этот проект остался нереализованным. Так что шаги Вашингтона на этом направлении могут вообще оказаться контрпродуктивными», – заявил Клод Мандиль.

Китайская альтернатива

Соглашение Ашхабада с Пекином о строительстве газопровода Туркменистан – Китай было подписано в апреле 2006 года. Труба протянется от туркменской границы через Узбекистан и юг Казахстана до Урумчи, а затем через весь Китай в Шанхай. С января 2009 года в течение 30 лет Туркменистан обязался ежегодно поставлять в Китай до 40 млрд куб. м газа с месторождений правобережья Амударьи.

Несмотря на отсутствие у газопровода Туркменистан–Китай разработанного проекта и утвержденного бюджета, его строительство уже началось. В конце августа прошлого года в Туркмении был сварен первый стык газопровода, а в июне текущего на газовом месторождении Самандепе (правобережье Амударьи) компанией CNPC заложен фундамент первого из двух газоочистных заводов, которые будут обеспечивать транснациональную магистраль сырьем. Начало июля ознаменовалось стартом строительства в Бухарской области узбекского участка газопровода.

Планы стран Запада по уводу углеводородных ресурсов региона из-под контроля России разваливаются из-за авантюризма и непредсказуемости Тбилиси

Буквально через неделю после этого состоялась официальная церемония сварки первого стыка самой протяженной – казахстанской части магистрали. Ее реализация намечена в два этапа. Маршрут первого (транзитного) этапа пройдет через Шымкент до Хоргоса и начнет работать в 2009 году. Второй этап – Бейнеу–Бозой–Кызылорда–Шымкент – будет иметь протяженность 1480 км, его ресурсной базой станут нефтегазовые месторождения западных областей республики. Такая схема позволит Казахстану выполнить договоренности с Китаем и одновременно решить проблему газификации южного региона страны, испытывающего хронический дефицит газа. Для обеспечения потребностей региона в газе с 2011 года по газопроводу Бейнеу–Шымкент планируется поставлять 5 млрд куб. м газа в год, а начиная с 2014-го – до 10 млрд куб. м. Однако, учитывая возможный недостаточно быстрый рост объемов газодобычи в Казахстане и наличие контрактных обязательств перед Европой и Россией, эти 10 млрд куб. м могут стать проблемой. Вместе с тем не исключено, что и Туркменистан не сможет в ближайшие годы обеспечивать достаточные объемы газа для поставок в Китай. Как следствие, газопровод останется недозагруженным.

Запад проигрывает

Большинство аналитиков полагает, что в соревновании с «Газпромом» и Китаем западные планы имеют мало шансов на успех. Безусловно, альтернативные маршруты транспортировки топлива в обход территории РФ по-прежнему останутся поводом для торга, но их угроза интересам России становится все менее реальной.

«Газпром» согласился закупать центральноазиатский газ по так называемой европейской формуле цены. Понятно, что такие шаги требуют и адекватных действий со стороны стран-поставщиков. Сотрудничество пойдет по взаимовыгодному для обеих сторон пути. Россия, уступая прикаспийским странам часть своих европейских рынков, взамен будет расширять собственное участие на их рынках.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики