Парад несбывшихся надежд

Политические риски в Грузии привели к свертыванию инвестиционной деятельности Казахстана в этой стране

Парад несбывшихся надежд

В конце сентября стало известно, что нефтегазовая компания «КазМунайГаз» (КМГ) отказалась от строительства НПЗ в грузинском порту Батуми. Затем госкомпания «Продкорпорация» дезавуировала свое намерение построить в Поти зерновой терминал и элеватор емкостью 24 тыс. тонн. Не исключено, что их примеру могут последовать и другие казахстанские инвесторы.

Кот в мешке

В последние годы Казахстан стал одним из крупнейших инвесторов, вкладывавших в экономику Грузии, оказавшись по этому показателю на втором месте после США. Так, если в 2003 году товарооборот между странами едва достигал 10 млн долларов, то к концу 2006-го приблизился к миллиарду долларов. Аналитиками вложения казахстанских инвесторов в энергетический, банковский, строительный и туристический секторы Грузии оцениваются не менее чем в два миллиарда долларов. Еще в марте 2005 года «БТА Банк» (тогда называвшийся Банк «ТуранАлем») выкупил 49% грузинского банка Silk Road Bank, объявил себя проводником грузинского бизнеса в Казахстан и, наоборот, казахстанского бизнеса в Грузию. Казахстанские инвесторы приобрели более 20 гостиниц и пансионатов на побережье Аджарии. Только в недвижимость в Тбилиси БТА вложил, по разным оценкам, от 150 до 250 млн долларов. Кроме того, в мае 2006 года банк за 90 млн долларов приобрел крупнейшую в стране телекоммуникационную сеть «Электросвязь Грузии».

Не намного отстала от БТА в приобретении активов в Грузии национальная компания «КазМунайГаз». По данным департамента приватизации Минэкономики Грузии, «дочка» КМГ АО «КазМунайСервис» весной 2006 года за 10 млн долларов купила известный оздоровительный комплекс «Ликани-Боржоми», находящийся на территории правительственной резиденции (обычно там отдыхают президент Грузии и его семья). Нацкомпанией был также приобретен контрольный (а в феврале 2008 года выкуплен полностью) пакет акций нефтяного терминала в Батуми. Планировалось и строительство вблизи Батуми нефтеперерабатывающего завода мощностью пять-семь миллионов тонн сырья в год и стоимостью около миллиарда долларов. Основной целью приобретения данных активов была диверсификация экспортных маршрутов казахстанской нефти и обеспечение прямого выхода казахстанским товарам на мировые рынки.

Активно развивая сотрудничество с Грузией, «КазМунайГаз» в мае 2006 года за 12,5 млн долларов стал владельцем газораспределительной компании АО «Тбилгази» (ныне ООО «КазТрансГаз-Тбилиси»). Низкая стоимость сделки объясняется тем, что «Тбилгази» был признан банкротом: задолжал кредиторам (среди которых были тбилисская мэрия и грузинский Минфин, российские компании «Газэкспорт» – дочка «Газпрома» – и «Итера») почти 140 млн долларов.

Следует отметить, что ранее грузинские власти неоднократно пытались продать «Тбилгази». Однако на владение газораспределительной сетью, пригодной к использованию менее чем на 15%, претендентов не находилось. В частности, проявившая было в июле 2002 года интерес израильская компания Tahal Conculting Engineering, просчитав затраты на проект, признала его нерентабельным и отказалась от этой затеи.

Таким образом, до тех пор пока по указанию Астаны ее не купил казахстанский инвестор в лице «КазТрансГаза», компания была совершенно безнадежна не только в смысле изношенных производственных активов, но и сбора платежей за текущие поставки «голубого топлива». По информации ВВС, компания «Тбилгази» ежегодно теряла до 60% газа из-за банального воровства. Приняв политическое решение протянуть Тбилиси руку помощи, Астана попыталась вытащить страну победившей «революции роз» из «газовой петли».

Какой тут был разыгран политический пасьянс, сказать трудно. Купив кота в мешке, казахстанская сторона получила проблемы с нахождением газа для Тбилиси и сбора платежей за текущие поставки газа. Объем инвестиций в развитие газораспределительной сети грузинской столицы (при крайней сомнительности окупаемости вложений) был увеличен с первоначальных 82 млн до 150 млн долларов. Отметим, что тогда же руководство «КазТрансГаза» признавалось: для приведения газового хозяйства Алматы в безупречное состояние требуется 600 млн тенге (5 млн долларов) ежегодных вливаний и 10 лет неустанной работы. Однако деньги пошли в Грузию.

Каспийское спокойствие

Сильные политические риски в Грузии, проявившиеся во время ее вооруженного конфликта с Южной Осетией, привели к тому, что вектор бурного развития двусторонних казахстанско-грузинских отношений сменился на обратный. Казахстан дезавуировал ряд объявленных в прошлом году крупных инвестиционных решений. Первым был отказ АО «НК “КазМунайГаз”» от строительства нефтеперерабатывающего завода в Батуми, затем госкомпании «Продкорпорация» – от планов возведения зернового терминала в Поти стоимостью порядка 10 млн долларов.

Министр сельского хозяйства Казахстана Акылбек Куришбаев честно признал, что отказ связан «с международными проблемами, с ситуацией в Грузии». Представители «КазМунайГаза» опровергли слухи о политической подоплеке своего решения. «В выборе руководствуемся только экономической целесообразностью. Здесь политику за уши не надо притягивать», – цитирует агентство Reuters слова одного из представителей компании, назвавшего реальной причиной отказа недостаток территории, выделенной под строительство НПЗ. Правда, тогда непонятно, чем руководствовалась компания, выкупая в прошлом году за 27 млн долларов участок площадью 80 га именно под проект строительства НПЗ.

Очередным объектом, который пополнит парад несбывшихся надежд, может стать газораспределительная компания ООО «КазТрансГаз-Тбилиси». Вопрос о ее продаже (случайно или нет) совпал с призывом грузинской оппозиции изгнать из страны ее владельца – газовую компанию «КазТрансГаз». «Без всякого объявления “КазТрансГаз” с 1 августа повысил тариф на кубометр газа с 50 тетри (35 центов) до 70 тетри, причем не только для юридических, но и для определенной категории физических лиц, поэтому мы требуем выдворения этой компании из Грузии и национализации ее активов… “КазТрансГаз” грабит население Грузии с помощью сегодняшнего грузинского правительства, которое фактически находится в доле этого грабежа», – заявил на прошлой неделе один из лидеров Лейбористской партии Грузии Паата Джибладзе. Обращает на себя внимание не столько повод (повышение тарифов), сколько значительная задержка с реакцией. Между тем эксперты еще при приобретении «Тбилгази» предупреждали, что высокие (для Грузии) тарифы на газ могут привести к конфликтам с грузинскими потребителями.

Таким образом, если ранее заявлялось о хороших условиях в Грузии для ведения бизнеса, то сегодня Казахстан подсчитывает убытки. Впрочем, возможно, вложения Казахстана в Грузии были продиктованы не столько экономическими, сколько политически конъюнктурными соображениями. Теперь ситуация изменилась, и госкомпании приняли решение дистанцироваться от непредсказуемого режима.

Политический пасьянс

Приобретение нефтяного терминала в Батуми привело к принятию Казахстаном ответственности за поставки нефти по смешанному танкерно-железнодорожному маршруту Актау–Баку–Батуми (часть Казахстанской каспийской системы транспортировки, ККСТ) и обеспечение порта Батуми наливным транзитным экспортным грузом. Отметим, что в рамках ККСТ предусматривалось создание инфраструктуры на сумму 1,6 млрд долларов.

Однако использование терминала в Батуми даже для загрузки сырьем двух НПЗ румынской энергетической компании «Ромпетрол» (контролируются КМГ) представляется экономически невыгодным. В этом случае неоднократные перевалки (использование железной дороги и перевозки по морю) увеличивают срок и стоимость транспортировки груза по сравнению с транзитом через Россию. И все ради того, чтобы поддержать Грузию и обойти Россию?

 С началом войны на Кавказе Астана резко утратила интерес к этому маршруту, и прозвучало предложение переориентации нефтеэкспортных потоков на собственные нужды. Тем не менее пока «КазТрансОйл» не отказывается от намерений инвестировать в Батумский порт и нефтяной терминал. «В Батумском нефтяном терминале и Батумском морском порту действует инвестиционная программа, которая предусматривает дальнейшее развитие мощностей и техническое перевооружение этих предприятий в соответствии со стандартами АО «КазТранcОйл». Компания ставит своей целью достижение запланированных на 2008 год основных производственно-финансовых показателей работы своих транспортных активов в Грузии, порта и терминала, на уровне перевалки 9,2 млн тонн грузов», – заявили в пресс-службе госкомпании.

 Таким образом, можно констатировать повторение украинского сценария в Грузии. Как известно, ранее Украина была выбрана ключевым партнером для экспансии в Восточную Европу. Однако затем пришлось сворачивать такие некогда перспективные проекты, как строительство НПЗ в Одесской области, развитие транзита казахстанской нефти из порта «Южный» через Украину и Белоруссию в страны Балтии.

Не надо печалиться?

Несмотря на то что США и Евросоюз пообещали Грузии оказать ей значительную финансовую помощь, вооруженный конфликт в Южной Осетии будет иметь весьма серьезные и долгосрочные последствия не только для Грузии, но и для мировой политики и экономики. Начало формированию ее новой модели уже положено.

До событий на Кавказе Астана и ее партнеры отдавали предпочтение ККСТ, но теперь в казахстанских планах могут произойти изменения. В частности, Ак орда ищет нового партнера для своих нефтяных и зерновых проектов. И им может стать Иран. Астана и Тегеран начали переговоры по строительству НПЗ на севере Ирана вблизи берегов Каспия. Обсуждается возможность строительства казахстанско-туркменско-иранского трубопровода мощностью от 25 млн тонн в год, который начнется в Атырау и завершится в Неке. В перспективе труба может быть продолжена от Неки до порта Джанавех на берегу Персидского залива, а пропускная способность удвоена.

«Иранский маршрут является потенциальным направлением транспортировки нефти на юг. Это позволит нам выйти в Персидский залив и получить доступ к азиатским рынкам», – заявил телекомпании «Астана» президент НК «КазМунайГаз» Каиргельды Кабылдин. По мнению экспертов, единственной серьезной проблемой в реализации этого плана являются сложные отношения Ирана с Западом. Однако, отмечают они, Казахстан, развивая по мере возможности иранское направление, может переориентировать нефтяные потоки в Китай.

После проигранной в августе войны ни отельный, ни курортный, ни банковский бизнес в Грузии скорой отдачи не обещает. И это понятно. Политическая история страны в течение всего постсоветского времени была в основном исключительно насильственной. Высокая вероятность смены руководства, массовых волнений, передела собственности в обозримом будущем не делают Грузию привлекательной ни для отдыха, ни для инвестиций.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики