Мы можем понять только тот мир, который создаем сами

Польский художник Артур Жмиевский рассматривает искусство как инструмент преобразования современного общества

Мы можем понять только тот мир, который создаем сами

Польское посольство и Центр современного искусства представили на суд алматинских зрителей видеофильмы современного польского художника Артура Жмиевского. Перед просмотром советник посольства Польши Ян Дрождж заинтриговал публику, сообщив, что фильмы, которые посвящены сексуальности покалеченного тела, могут быть восприняты как наглость и, скорее всего, не встретят одобрения у присутствующих. И действительно, увиденное не то чтобы шокировало, а отличалось определенной специфичностью.

Вендетта от искусства

Героями «Око за око» становятся парализованные инвалиды и пытающийся научить их передвигаться здоровый человек. Если вид сидящего в кресле инвалида более привычен, то у Жмиевского ущербное тело предстает, как говорится, в полный рост. Почти полностью неподвижных людей молодой и, видимо, недюжинной силы парень пытается научить ходить: поднимает за подмышки, волочет на себе, вышагивает вместе и вместо их покалеченных ног. Затем отдувается под тяжестью груза, обильно потеет, останавливается передохнуть. Прямохождение, присущее человеку, предстает непосильной задачей. Устают все – и их опекун, и инвалиды, и зрители, которым в течение 10 минут предлагают лицезреть исключенный из массмедиа тип тела и задуматься о нелегких путях его эстетической, культурной и социальной реабилитации.

В видеоарте «На прогулку» Жмиевский продолжает развивать тему репрессированного тела, деконструируя обыденное представление раны и травмы в культуре. По словам куратора проекта Марека Горджевского, автор пытается разрушить культурный штамп, воспринимающий рану и травму как нечто непривлекательное и отталкивающее. В качестве примера он привел образцы античной культуры (Венеру Милосскую или изображения сколотых тел на надгробных плитах Акрополя), дошедшие до нас в поврежденном виде, но воспринимаемые как данность и как эстетические образы, доставляющие удовольствие. В этом, по мнению Марека Горджевского, Артуру Жмиевскому видится фальшь, приукрашивающая рану и помещающая ее в особое рафинированное искусственное пространство. Прибегая к приему документального кино, он натурализирует травмированное тело, обнажая его недостатки, которые восполняются в телесном контакте с полноценным телом партнера. Сливающиеся в прогулке обнаженные мужчины как будто служат живой иллюстрацией древнегреческого мифа о любви как о нашедших друг друга половинках когда-то разделенного целого.

В «Уроке пения-2» он использует прием наложения сопоставления и дополнения, когда в костеле хор глухих подростков исполняет кантаты Баха вместе с солисткой оперы. Пожалуй, это единственный из показанных фильмов, вызывающий переживание катарсиса. Прекрасная музыка Баха и голос певицы смещают ракурс восприятия музыкальных усилий глухих певцов, заставляя расслышать (и увидеть) в неразборчивом мычании и выкриках уникальную манеру исполнения.

Между телом и духом

«Пейот» – исследования путешествия молодых людей, отправившихся в пустыню в поисках истины и вдохновения. Для передачи галлюциногенного состояния Жмиевский использует исключительно документальные средства, виды пустыни. Но при этом они выглядят довольно сюрреалистично. Сцены дуновения ветра, открывающие ищущему взору присутствие невидимого, как будто вышли из фильмов Тарковского. Герои фильма, вкусив магического пейота, приоткрывшего им двери восприятия, рассуждают о потусторонней реальности, которая обнаруживает себя в посюстороннем мире в растениях, животных, насекомых, камнях пустыни, вере в Бога и опыте его переживания. «В проверке на правду» объектом исследования, в буквальном смысле эксперимента, становится трансперсональное состояние сознания. В роли подопытного, которому вкалывают «сыворотку правды», выступает Павел Альтхамер, а в роли задающего ему вопросы – автор. Фильм призван продемонстрировать взгляд ученого-рационалиста на духовные путешествия художника в измененном состоянии сознания. Научный эксперимент здесь уподобляется пытке над военнопленным. Жмиевский в этих двух фильмах необъяснимым образом перескакивает от проблемы телесности, попытки реконструировать мировосприятие инвалидов через их телесную конституцию к духовным исканиям, путешествию за границами тела.

Наука и жизнь

В видеоарте «Они» художник опять задает рамки эксперимента и игры. Представителям молодого поколения еврейских и польских националистов, католиков и социалистов предлагается создать свои собственные символы, определяющие их культурную и политическую принадлежность. В процессе игры происходит война символов, выражающая столкновение взглядов.

В «Повторении» Жмиевский сопротивляется тюремному эксперименту американского психолога Филиппа Зимбардо, призванному изучить причины конфликтов в армии и тюрьме, реакцию на ограничение свободы и влияние навязанной социальной роли на поведение. Ученый набирал группу добровольцев, часть из них сделали надзирателями, часть – заключенными, и изучал, как меняется поведение людей.

Назначение сложного и герметического искусства в том, чтобы заставить людей думать

Хотя эксперименты Зимбардо и Жмиевского похожи и на первый взгляд кажется, что художник повторяет психолога, это далеко не так. Если у Зимбардо только один из наблюдателей выразил протест против его продолжения и эксперимент был закончен раньше времени, то у Жмиевского против него восстали не только заключенные, но и охранники, отказавшись от вознаграждения и вместе покинув тюрьму. А среди исполняющих роли охранников были как те, в которых пробудились властные и садистские наклонности, так и те, кто пытался им противостоять. Фильм демонстрирует надуманность эксперимента, искусственную его подложку. Ведь его участники, набранные по объявлению безработные, не преступники и не надзиратели.

Кузница фильмов

Куратор проекта Марек Горджевский поделил видеоарт Жмиевского на два периода – фильмы, снятые до написания художником манифеста «О роли искусства в современном мире» – «Око за око» (1998), «На прогулку» (2001), «Урок пения-2» (2003), «Пейот», «Проверка на правду» (2003–2004), и после – «Повторение» (2005) и «Они» (2007). Впрочем, в работах до и после не чувствуется какого-то принципиального различия, творческого перелома. Сняты они в одной и той же манере студенческой мастерской «Ковальня» (кузница), организованной Артуром Жмиевским вместе с Павлом Альтхамером (соавтор фильма «Проверка на правду»), а также Катажиной Козирой и другими художниками, которые учились вместе у профессора Ковальского (мастерская названа в честь учителя). Как объяснил куратор, это связано с установкой на демократические отношения между преподавателем и студентами, когда идеи и формы идут снизу, а не давят сверху в силу иерархии и авторитета. Учитель уподобляется ученикам, делающим свои первые шаги. «В ателье профессора Ковальского студенческие упражнения должны были продемонстрировать, что пространство творчества не только собственное, личное, но и общее. Здесь важен процесс ответа на вызов работой действием, который не авторитарен и идет снизу», – отметил Марек Горджевский.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности